Провальная стратегия равнодушия (гл.9.2)

автор: neimzhel (проза) 10.10.2014
up vote 0 down vote favorite

Не помню, как так получилось, но мы с ним – на моей кровати, Юра лежит на спине, я зависаю над ним.
- Господи, что ты делаешь? – сладко выдыхает Юра. Я не могу ответить, если бы даже и было что. Я занят тем, что покрываю поцелуями его шею, грудь, задерживаюсь на сосках, чуть тщательнее изучая их ртом, потом спускаюсь ниже – к плоскому животу.
- Нет, не так быстро, дурак, - слышу я его шепот. – Сначала поцелуй меня.
Я снова поднимаюсь к его лицу и нахожу губами его полуоткрытый рот. Он впивается в меня так, что становится немного больно.
- Эй, ты что, оторвать их хочешь? – тихо спрашиваю я, приподнявшись над ним и открыв глаза. Смотрю на него и не могу наглядеться. Его соблазнительный томный взгляд из под густых и длинных черных ресниц, чуть влажный высокий лоб, мокрый яркий рот.
- Извини, не буду больше, - быстро говорит он, лишь бы отвязаться, и облизывает губы. - Ты, правда, хочешь взять в рот мой член?
- Не могу дождаться этого.
Он усмехается.
- Почему ты так нежен со мной? – тянется к своей застежке на джинсах, но я перехватываю его руки.
- Можно, я сам?

….Фу, проснулся. Это был сон, неужели непонятно? Сам не знаю, рад я, что это был только сон или, наоборот, огорчен. Должно быть, рад, потому что совершенно не готов к тому, что происходило во сне - наяву все мое существо восстает против этого. Но я и огорчен тоже, потому что с недавнего времени постоянно мечтаю о Юре, мечтаю о таком Юре, каким он был сейчас, во сне: принадлежащим только мне, полностью покорным моей воле, любящим меня до безумия.
Я встаю с кровати и смотрю на часы: с того момента, как я лег, прошел только час. Меня неудержимо влечет сейчас к нему – взглянуть, как он спит. Я подхожу к его комнате, но войти не решаюсь, да даже голову в приоткрытую дверь просунуть не решаюсь. Я прислоняюсь спиной к стене возле его двери, откидываю голову назад и замираю так. Уйти отсюда я тоже, как оказалось, не в состоянии.
“Просто не верится, - думаю я, - что еще год назад я был равнодушным циником, которого не интересовало ничего, кроме тачек и девушек. И представить не мог, что так скоро стану совершенно другим человеком. Что мне захочется заботиться о ком-то, покупать кому-то такие дикие вещи, как рояль, что буду плакать от счастья, просто целуя какие-то бумажки с нотами.
Что со мной творится? Это что, любовь? Но я же знаю, что значит влюбиться, я был влюблен. Моя последняя девушка была мне очень дорога, мы встречались два года. И если бы не моя глупая измена, мы стопудово сейчас были бы уже мужем и женой. Она нравилась мне, я любил ее. Но то, что со мной творится, нисколько не похоже на мои прошлые чувства. Юра для меня - как бог, даже поклоняться которому я недостоин. О, мое божество! Я так невыносимо сильно хочу его. Но я знаю, что он недоступен. Нет, его тело – оно, конечно, доступно. Он сам уже два раза предлагал мне заняться с ним сексом. Но вот его душа – она никому не принадлежит, кроме него самого. Желание занять в ней уголок кажется абсурдным. Трудно смириться с мыслью, что мы никогда не будем даже друзьями – а мы не будем - такой он отчужденный, такой недосягаемо-далекий.
Отдираю себя от стены и иду в кухню попить. Кухонная дверь подозрительно закрыта. Открываю ее, включаю минимальную подсветку. Он сидит на полу, прислонившись спиной к нижним кухонным шкафам. На столе стоит только фильтр с водой и стакан, никакого алкоголя и сигарет. Его аристократическое лицо задумчиво-серьезно.

- Спать совсем не могу, – он не поднимает на меня глаз, смотрит в стену.
Наливаю себе воды в тот самый стакан, что на столе, делаю глоток и сажусь рядом. Молчим. Он поворачивает ко мне голову и неожиданно выдает:
- Поцелуй меня.
"Заманчивое" предложение, ничего не скажешь. Кажется, мой сон начинает сбываться наяву.
- Не думаю, что поцелуй еще что-то значит для тебя… - с отвращением произношу я, сам удивляясь своей терпимости.
- Твой – значит. Ну, не мучай меня – ты так близко. – Он кладет руку мне на плечо, потом наклоняется вперед, ко мне. Я вздрагиваю и отстраняюсь. Нельзя!
Юра отворачивается.
- Ты странный, - слышу я его голос. - Берешь к себе жить, покупаешь рояль. Но при всем при этом, пытаешься всеми силами показать, насколько я тебе противен...
- Потому что это так и есть – ты мне противен. Но тебе все равно некуда идти, так что придется смириться с этим, – ледяным, чужим голосом бросаю ему и встаю с пола. Он, наоборот, ложится на кафельную плитку и сжимается в комок.



чтобы оставить отзыв войдите на сайт