ОСЕНЬ, КОТОРАЯ БЫЛА ДАВНО.

автор: morskoyorkestr (проза) 05.08.2004
up vote 0 down vote favorite
Вадим был правдив до такой степени, что это уже казалось невежливым. Когда к нему подходил, например, Старший-по-Этажу и спрашивал, например, так: "Почему Вы не били на работе?", Вадим отвечал со всей своей невежливой правдивостью: "Не знаю."
Вот и сегодня он опять и на самом деле не знал, почему. Сначала он устроил дружескую вечеринку, а потом почему-то заснул на полу в обнимку с продавщицей Катей.
Наутро болела голова, а Катя, глядя на его корчащуюся физиономию глазами цвета огурца, высказала всё что она думала по поводу будильника и поведения Вадима. Это не мешало ей поправлять лифчик и надевать юбку. Потом Катя ушла, хлопнув дверью, чем окончательно прикончила старый замок, державшийся на двух старых шурупах. Ну что после этого можно было делать? От начала работы прошло три часа, голова мечтала отделиться от тела... Пришлось идти в ларёк за пивом.
Всё это Вадим рассказал Старшему-по-Этажу. Старший-по-Этажу пошёл к Заведующему-Зданием, и через час Вадим стоял на массивном блестящем крыльце с тремястами рублями в кармане, и пытался найти зажигалку. Чувство чрезвычайной свободы наводило на него грусть.
Наконец, зажигалка нашлась. Пламя обожгло пальцы и потухло. Вадим медленно зашагал по проспекту, пуская дым через нос. Он думал о том, что в семь часо по первой программе будет хороший фильм. По небу летел серый самолёт и гудел, как пылесос. Самолёт Вадиму не понравился, и он стал смотреть под ноги.
Под ногами, на асфальте, валялась банка. Вадим пнул её, и банка грустно загремев, улетела вдаль. Он догнал её и пнул ещё раз. Этим можно было заниматься и дальше, но мимо прошла бабушка и пробормотала что-то. Вадим ничего не понял, но сбился с мыслей о траектории полёта банки. Потом задрал голову и взглянул вверх. Там был тот же серый самолёт. На ум пришло только одно слово, притом непроиличное.
Вадим сел на скамейку, Ветер играл деревьями и птицами. Тучи каждую минуту грозили упасть вниз дождём. Всё, как тогда, давно. Тогда Вадим и Машка сидели точно на этой скамейке иболтали какую-то ересь. Вспомнился Юра, друг, с которым они после уроков бегали в поисках гитарных примочек. Потом Машка уехала в Москву, и там пропала, а Юра ушёл в армию, и где-то на Кавказе его убил снайпер.
- Извините, у Вас огня не найдётся? - спросил какой-то пожилой мужчина.
Он широко улыбался.
Огонь нашёлся. Мужчина сел на скамейку и сказал:
- Спасибо. Что-то холодно сегодня, в прошлом году, вроде как, теплее было.
Вадим встал и медленно побрёл прочь от скамейки. Он шёл домой. Кругом шумели дети, троллейбусы, машины. Он посмотрел на часы:
- Ой, блин, мнеж ещё в магазин забежать.
Перейдя на бег, и растолкав по дороге нескольких прохожих, через несколько минут Вадим очутился в своём дворе.
В углу двора лежал щенок. Щенок был рыжий, с тонким облезлым хвостом. Вадим сел на корточки и достал конфету. Щенок, как-то странно приседая на передние лапы, подошёл, съел конфету и завилял хвостом. Вадим взял щенка на руки. Тот дрожал, но спрыгнуть не пытался.
В подъезде пахло подвалом и бомжами. Лифт не работал, пришлось подниматься пешком. Вадим толкнул дверь, впустил щенка, снял ботинки, куртку, закурил, посидел немного, посмотрел на мокрое существо на коврике:
- Ну, что ты, что? Вот мы и дома. Есть хочешь?
Он не мог заснуть. Провалявшись Четыре часа, достал сигарету и закурил, не зажигая света. Щенок встал со своего места и лёг у кровати, громко зевнув.
Дневные тучи к ночи переполнились водой, и сверху хлынул холодный поток. Капли гремели по стеклу.
Вадим встал, вышел на балкон, взялся руками за перила, Он стоял с закрытыми глазами, мокрый и замёрзший. Рядом, прислонившись к его плечу, стояла Осень. Осень, которая была давно.



  • Тау:

    Корошо.
    Только очепятки есть.