Идеологическая диверсия ч.3

автор: baturine (проза) 09.06
up vote 0 down vote favorite

   Жизнь вошла в свое русло и текла монотонно и размеренно. Каждый вечер в сумерках Сергей одевшись в рванину, которую нестрашно испачкать, выходит за станционные пути, к стрелкам рядом с будочкой обходчика. Подчиненные ему, на время командировки, пятёрка сержантов, появляются там же в оговоренное время.


       Покуривая, дожидаются проезда подходящего товарного состава в нужном направлении. Неподходящие поезда, это, состоящие исключительно из цистерн с бензином, дизтопливом, ГСМ, газом, кислотами. Не катят также составы из вагонов, груженых лесом, железобетонными изделиями, металлическими конструкциями.


       Подходящие товарняки – это те, в составе которых имеются полувагоны с автотехникой, площадки с контейнерами, вагоны с товарами бытового назначения и пищевыми продуктами. Такие товарняки, с которых можно безболезненно взять что-либо ценное. А именно — аккумуляторы, автостекла, колеса. Годятся электромоторы, кабели, стиральные машины, пылесосы. Холодильники и радиоприемники тоже неплохо. Не брезгуют жулики, даже валенками и сапогами. В общем ценное это всё, что может сгодиться в хозяйстве, или на продажу.


       На выходных стрелках со станционных путей, проходящие поезда обязательно притормаживают, а, отправляющиеся со станции, еще не успевают набрать скорость. Серега со своей командой прыгает на вагоны, прямо на ходу. Все молодые — мозгов еще не нарастили. Не доходит глубоко, до мозжечка, чем эти прыжки могут закончиться. Можно было бы, конечно сесть на отправляющийся со станции товарняк прямо на станции, но…


       На железной дороге очень хорошо работает связь, а у жуликов на станции всегда имеются свои люди. Знающий железнодорожник может, при наличии желания, из будки обходчика около Жердевки через всю страну до Владивостока дозвониться. Усаживаться в товарняк на территории станции было бы слишком наглядно. Информация об, отправляющейся с товарняком, группе сотрудников милиции мигом достигнет ушей заинтересованных злодеев.


       Прыгают парами – в голову состава, посередине и на хвостовые вагоны. И летят в ночи, среди свиста ветра и грохота колесных пар на стыках рельсов, прикрываясь фуфайками и ушанками, на вагонных крышах, молодые ментята. Желание найти, схватить, утрамбовать злодеев, оно сильнее страха грохнуться, под летящий над шпалами состав.


       Опытных и умных ментов сюда не командируют. Опытные и умные уже отпрыгали свое лет десять назад и найдут место, где можно с большим толком потратить свои силы ночью. Ползание на станциях по шпалам под составами и ночные прыжки, на движущиеся составы, им ни к чему.


       Если состав останавливается на какой-либо станции, вся команда скатывается на землю, и обрабатывают парами территорию станции на предмет выявления посторонних лиц. При длительной стоянке устраиваются в сторонке и скрытно наблюдают, а не появятся ли на горизонте злодеи охочие до чужого добра. Стоит составу начать движение, все снова повисают на вагонах и перебираются на крыши. И так до середины ночи, пока не настанет время двигаться в обратном направлении.


       Прыгать на состав на ходу страшно, но гораздо страшнее прыгать на ходу с состава, если вдруг возникнет такая необходимость. Во втором случае шанс врюхаться башкой в бетонную опору электропередачи, или светофор, а то и просто портретом проехаться по гравийной насыпи весьма высок.


       Прошедшей зимой Сергей выезжал на происшествие со смертельным исходом на станции Масловка. Арестант совершил побег с вагонзака. Вагонзак — это вагон для перевозки заключенных. Каким-то образом, арестанту удалось пройти мимо охраны в тамбур. Он открыл дверь тамбура и выпрыгнул на ходу, прямо на станционный перрон.


       Вагонзак был прицеплен в хвосте скорого поезда, который миновал станцию без остановки и на весьма приличной скорости. При прыжке беглецу не повезло — угодил со всей «паровозной» дури в бетонную опору. Неприятно было, даже для Сергея, повидавшего, подобных картинок. А для неподготовленных зрителей и вовсе жуткое зрелище.


       Ну, пока, чаша сия Серегину команду минует. Слава Богу! Уже скоро месяц, как они бороздят просторы перегона Жердевка – Поворино. Командировка Серегина подходит к концу. Задачу обеспечить неприкосновенность грузов на перегоне они обеспечили – ни одного случая вскрытия подвижного состава. Только вот беда в том, что начальству целостности грузов мало.


      Начальство предпочитает, чтобы грузы, таки вскрывали и расхищали. А группа по борьбе с преступным посягательством на грузы исправно бы всех злодеев прихватывала, вместе с похищенным имуществом, и… В зиндан их! В зиндан! Вот тогда всем было бы понятно -не напрасно начальство ест свой горький ментовский хлебушек. А так… вроде… хреновато, как-то! Ни тебе оркестра под гром литавр, ни реляций победных!


       Возвращается в обратном направлении группа чаще всего проходящими пассажирскими поездами, к примеру Душанбе –Москва. Душанбинские проводники в тюбетейках защищают грудью свои вагоны, когда в них пытается проникнуть «ватный спецназ» транспортной милиции. Все сотрудники транспортной милиции имеют при себе карты формы «3К», дающей право бесплатного проезда сотруднику милиции в любом поезде в любом направлении.


       Чаще всего, поняв, что в вагон пытаются войти странного вида сотрудники милиции, таджики защищаются истошными криками, что в их вагоне едет Самый Главный Прокурор всего Точикистона. Точикистон — это Таджикистан по-таджикски.


       Преодоление такой обороны требует определенных навыков. Серега знает, что Самый Главный Прокурор Точикистона не ездит поездом Душанбе – Москва, даже в вагоне СВ. Также старший лейтенант знает, как надо правильно разговаривать с проводниками в тюбетейках.


       Только поняв, что этим парням в ватных телогрейках и кирзовых сапогах, с красными удостоверениями Самый Главный прокурор Точикистона вовсе не указ, тюбетейки запускают их в вагон. Ну, а затем по законам таджикского гостеприимства — отдельное купе, зеленый чай, виноград, дыня, инжир…


       Среди проводников глупых ребят не бывает. Да и Сергею не до проверок вагонов забитых под завязку левыми дынями, урюком, изюмом и инжиром. Не его это тема. Из всех поездов Советского Союза Сергей предпочитает скорый поезд Душанбе-Москва.


***


       В шесть часов ноль-ноль минут по московскому времени Сергей сошел в Жердевке с пассажирского поезда сообщением Душанбе –Москва, вместе со своими бойцами. Телогрейка свернута, видавший виды треух в рукаве, брюки заправлены в кирзачи, кобура с пистолетом прикрыта телогрейкой – колхозник дремучий, да и только. Дружно всей командой обошли станционный вокзал и замерли столбом при виде привокзального скверика.


       Сообща закурили, растягивая губы в улыбках, и, наблюдая за жизнью, бурлящей в сквере. Докурив, хлопнули друг друга по плечам, и разбежались. Аборигены сбрызнули по домам отсыпаться до ночи. Чтобы в опустившихся на землю сумерках, с новыми силами, лихо прыгнуть, на притормозивший, на стрелках товарняк, и умчаться, куда Бог сподобит сквозь черноту летней ночи на поиски железнодорожных татей.


       Серега долго смотрел в след уходившим подчиненным, затем бросил догоревшую до фильтра сигарету в урну, и направился в здание Линейного отделения ЮВ УВДТ на станции Жердевка, прямо в кабинет к Цыгану.



чтобы оставить отзыв войдите на сайт