Идеологическая диверсия ч.2

автор: baturine (проза) 09.06
up vote 0 down vote favorite

 Тугая струя грудного молока бьет в лицо старшему лейтенанту в глаза, в нос, в губы. Брызги от лица летят на погоны, фуражку, форменную рубашку. Второй залп молочной струи ослепляет потерпевшего гражданина, растекаясь по его потной физиономии.


       Цветастый калейдоскоп вместе с каруселью в долю секунды разлетается радужными брызгами в разные стороны, мелькая голыми пятками под длинными юбками. Барон с сопровождающими спокойно разворачиваются и удаляются в сторону вокзального здания…


***


       Не прошло и получаса как Сергей и Цыган познакомились. Сразу на перроне подступать к оперу, залитому грудным цыганским молоком, смысла не имело. Можно было ненароком пострадать, попав под горячую руку. А потому Серега оттянул Саню Семенова в сторону от пылающего пламенем гнева, пунцового опера и предложил заняться текущими заботами, дав старшему лейтенанту прийти в себя.


       Цыганок, понятно, ловить никто не бросился, поскольку кроме них троих сделать это было некому. Оперуполномоченный Цыган физически не способен был действовать более или менее благоразумно в своем бешеном гневе.


       Потерпевший разочарованно плюнул, утерся левой и, безнадежно махнув правой рукой, удалился не солоно хлебавши. Он так и не оставил своего заявления с просьбой разыскать и наказать злоумышленников. А никто и не настаивал. В следующий раз ушами хлопать не будет. Любопытно ему стало, что за болезнь у него в мужском греховном теле образовалась. Дураков учить надо. Этого «болезного», похоже, научили.


       Семенов и Серега сочли происшествие не требующим немедленных карательных мер. Да и дело-то было, собственно, не в их компетенции. Не для того они из Воронежа сподобились прибыть в провинцию, чтобы заковывать в браслеты чернявых цыганских девчат и тащить их на цугундер. Да и хватать их дело непростое. Можно сказать весьма щекотливое. С ворами, жуликами и бандитами, однако, несказанно проще будет. Впрочем, как известно всем, бандитизма в Советском Союзе нет…


      Для начала надо барона с подручными в браслеты заковать, а уж потом за девчат браться. Да только хватать барона, вроде, как и не за что. На то и барон, чтобы не при делах быть. Его дело на цыганской мове команды отдавать, чтобы девчата таборные ментовские очи залпом из цыганских сисек ослепляли. Это он только одной команду отдал, а если бы они все, да со всей возможной мощью ударили по грудям? Груди-то, какие! Восьмой номер! Ого-го! Молочные реки! Захлебнуться можно!


       Семенов Саня передал свои впечатления от месячного пребывания в Жердевке. Основную мысль Семенова можно было выразить тремя словами: «В Багдаде всё спокойно!».Да и не мудрено. Земля слухами полнится. Дескать, шныряет по станциям на перегоне ментовская братия, экипированная фуфайками, треухами и кирзовыми сапогами, словно бомжи, только со стволами на поясе.


       Не просто шныряет, а устраивает тихие засады на станциях и полустанках, и просто таки мечтает кого-нибудь пресечь, заковать в браслеты и утрамбовать в узилище. Слухи они ведь загодя по земле растекаются. Еще никто в реалии не появился, не преступил к исполнению тайных планов ментовского начальства, а жуликам уж все известно. Этакое дырявое сито. А сито оно хоть, целое, хоть дырявое, а все протекает.


       Жулики они ведь не какие-нибудь умные чукчи. Раз такое тугое дело, засели по домам безвылазно и на железку ни-ни. Ни под каким соусом не желают вылезать на волю, дабы пограбить халявных грузов на железной дороге.


       Посидят впустую воронежские опера в засадах совместно с сержантами туземного происхождения, да и плюнут на это бесперспективное дело. Надоест им по ночам на проходящие составы на ходу прыгать, дапо шпалам станционным в мазуте, на пузе под составами ползать…


       Короче не сезон ныне для транспортных жуликов, оттого на железной дороге все чин-чинарём – тихо, спокойно, благородно, никакого колыхания и плеска. А как съедут иногородние борцы с транспортной преступностью по домам, то уж тогда, как говорится и делу время.


       К наставлениям и впечатлениям Семенов присовокупил ключи от багажного вагона, стоящего в тупике у станции, где Сереге предстояло проживать в течение месяца. Потом сводил в ДЛБ (дом локомотивных бригад), где предстояло раз в неделю менять постельное белье.


       Поделился мнением о Цыгане – хороший парень, но очень уж по-цыгански горяч и цыганок поездных на дух не переносит. Это даже, если не учитывать сегодняшнее молочное крещение, ну а если учитывать – то просто жуть! Цыган теперь вроде дракона огнедышащего, готов поедом цыган жрать, в сыром виде.


***


       Оперуполномоченный уголовного розыска старший лейтенант милиции Саня Цыган, мечется по кабинету, словно тигр в клетке. Саня весь на нерве. Он, яростно поглядывая вокруг, не обращаясь ни к кому, беседуя, как бы сам с собой, часто повторяет:« Господи, как же хорошо! Хорошо-то как!».


       Не прошло и двух часов, как Цыган отмылся от грудного цыганского молока, каким пыталась его попотчевать чернявая молодуха, в цветастом, ярком наряде. Пар негодования все еще раздувает изнутри гордое «Я» старшего лейтенанта, порождая румянец на смуглых щеках и огненные искры негодования в глазах.


       Серега с Семеновым вопросительно смотрят на Цыгана:«Что хорошо-то?». Цыган, оглядываясь вокруг, произносит:«Хорошо, что я не цыган! Понимаешь, Серёня, эти черно…, эти смугленькие, если вежливо выражаться, меня своим почитают. Я типа из их кровей, тоже смуглый. А раз так, я вроде, как им должен вкруговую всячески проникаться родством с ними и делать им всяческие уступки.


       Обдурят они кого из пассажиров, а я типа должен отвернуться и в другую сторону смотреть. А я с ними не одной крови. Я им не Маугли! Специально у мамы спрашивал, кто мой папа. Мама сказала четко, дескать, не переживай, Саня. Твой папа не цыган! Твой папа лезгин. А лезгин это тебе не хрен собачий и, уж точно, не цыган!».


       Серега, удивленно подняв брови, спросил:«Саня, а какого тогда хрена ты у нас Цыганков?».«Мля! И ты туда же! Не знаю я, какого хрена. Я не Маугли! Понятно?», -рассвирепел оперуполномоченный Цыганков. Старлей, сердито, в одну затяжку, выкурил окурок сигареты и, успокоившись, через пяток минут заговорил снова: « Раньше мне они нравились. Жаль, лошади все куда-то подевались. Ты помнишь, как в детстве, лет двадцать пять назад, когда мы еще на взрослых велосипедах под рамой на речку ездили?


       Серега опять удивленно поднял глаза: «Помню. Только ты здесь под рамой ездил, а я по Сибири и Дальнему востоку, за тысячи километров отсюда. Цыган отмахнулся рукой, усмехнувшись:«Да это не важно, где. Важно другое. Помнишь, в шестидесятых годах, к речке по лету выезжал на полусотне лошадей цыганский табор с детворой, женами и стариками на крытых бричках, а сами ромалэ, во главе с бароном, верхами, в ярких подпоясанных рубахах, да с плетками, заткнутыми в сапоги.


       Вот тогда они мне нравились, Мы с пацанами целыми днями крутились при таборе с цыганятами. Коней вместе в речке купали. А по вечерам у их костров слушали песни, кулеш с ними хлебали. Какие песни они пели, Серега! А как танцевали! Нет, видно есть во мне маленькая капелька их крови.


       Сейчас они отчего-то не поют. Да и коней у них нет. Ни коней, ни седел, ни сапог, ни плеток…Бароны в кремовых джинсах и кремовых штиблетах разгуливают. Представляешь? Только воруют, да народ доверчивый дурят. Ненастоящие они какие-то! Как коники на ярмарочной карусели – фанерные.


       Представь, дружище. Какой ужас, если завтра к нам на станцию закатит табор в сотню этих вороватых, вертлявых баб, и детишек, и мужиков верхами. Жуть. Меня точно уволят, я с этими поездными никак сладить не могу. А если табор? Ты вообще в курсе, сейчас таборы есть? Они теперь на жигули все пересели? Или на мотоциклы?».


***



чтобы оставить отзыв войдите на сайт