Идеологическая диверсия ч.1

автор: baturine (проза) 09.06
up vote 0 down vote favorite

Идеологическая диверсия.


      Станция Жердевка Юго-Восточной железной дороги. Год 1985. Разгар победившего развитого социализма в Советском Союзе. Все на этой станции кипит и движется, словно в жерле вулкана. По перрону днем туда и обратно снуёт компания из семи цыганок пересаживающихся с электропоезда Воронеж-Жердевка, на электропоезд Жердевка – Воронеж.


   Такая у них работа — колесить по стране. Колесить кучкой цыганских бабцов в необъятных цветастых юбках, под которыми можно спрятать пару, а то и тройку цыганских баронов, в кофтах и платках самых невообразимых расцветок.


   Колесить, бродить, брать за ладошку зазевавшихся лопухов из пассажиров, предсказывая им радостную, или горькую судьбину, интригуя мужчин восклицаниями: «Эй, парень, разве не знаешь? У тебя болезнь в мужском греховном теле! — а женщин высказываниями, — Сохнет по тебе король червонный милая, а ты его и не видишь, счастье свое упускаешь!».


      Интригуя, водя смуглым пальчиком по линиям на ладонях, убеждая снять с себя все золотишко, висящее на организме искателя цыганского счастья, присовокупить к нему содержимое портмоне и кошельков и…


       И, передав всё, тяжким трудом нажитое, в руки смуглых сибилл и пифий, шагать в обратную сторону ровно триста шагов, в ожидании счастья, которое вот-вот обрушится на легковерного лопуха со всей своей неимоверно страшной силой.


       Волшебная сила гипнотического цыганского искусства! Трах-Тиби-Дох, как говорил когда то Великому и Мудрому пионеру Вольке, джин из волшебной лампы Гасан Абдурахман ибн Хаттаб! В общем, не станция Жердевка, а насквозь сплошной, наглый абдурахман! И куда только смотрит милиция!?


       Идет лопух обманутый, обобранный, солнцем палимый, ровно отсчитывая свои предсказанные триста шагов. А как щелкнет у него в головушке цифра триста – мозг снова включается и человек начинает напряженно думать. Чего это он, или она, сняв с ушей золотые сережки, с шеи бусы, цепочки и кулоны и, выпростав пальчик из обручального кольца, марширует в неведомую даль, хотя ранее намеревался двигаться совершенно другом направлении.


        А когда понимает, что дело-то тут не очень чисто, а то и вовсе, напрочь грязно, устремляются в душевно встрепанном состоянии в Линейное отделение милиции Юго-Восточного Управления внутренних дел на транспорте на станции Жердевка.


       И встречает лопуха в этом самом линейном отделении оперуполномоченный уголовного розыска, старший лейтенант милиции Цыганков Александр Григорьевич, в простонародье и среди коллег по профессии — просто Цыган.


      Созвучность фамилии оперуполномоченного УР Цыганкова с национальной принадлежностью татей, обчистивших, обратившегося в отделение потерпевшего гражданина, сразу вызывает подозрение у заявителей.


       Кроме фамилии этому весьма существенно способствует смуглая мордашка старшего лейтенанта с бравыми цыганскими усищами. А не этот ли оперуполномоченный уголовного розыска, да еще и старший лейтенант милиции Цыганков верховодит на станции Жердевка организованной цыганской мафией, обчищающей уши, шеи, пальцы, портмоне и кошельки законопослушных граждан, имевших несчастье передвигаться по станции Жердевка.


      А если и не верховодит, то возможно, не очень пристально, прямо скажем, очень даже сквозь пальцы, индифферентно наблюдает за разгулом цыганской преступности на вверенной ему территории станции и прилежащих к ней железнодорожных путях.


      Оперуполномоченный уголовного розыска старший лейтенант Цыганков А.Г., со вздохом, понимая всю бесперспективность затеи, берет очередную жертву цыганского коварства под руку, и они вместе направляются на перрон на поиски злоумышленников…


***


       Серега, открыл дверь купе и, прихватив правой руку сумку с пожитками, двинулся по вагонному коридору в сторону тамбура. Стоянка поезда на станции Жердевка всего три минуты. Одарив проводницу вежливым большим спасибо, Серега с интересом бросил взгляд через перрон в сторону станционного поселка.


       Бестолковая толчея деревянных одноэтажных домиков, в зелени окружающих деревьев, легкий запах скошенной травы и навоза в порыве ветра, голубое небо, июльское солнышко… Хорошо в деревне летом! Замечательно! Еще бы кружку парного молока. Всё как в детстве. Словно в гостях у бабушки Марии Филипповны, на станции Белоярский, Западно-Сибирской железной дороги, у речки Черемшанки, близ города Барнаул.


       Серега старший лейтенант милиции, оперуполномоченный ОБППГ (отдел борьбы с преступным посягательством на грузы) прибыл в Жердевку в командировку из Воронежа. Задачу начальство поставило простую: сменив коллегу, старлея Семенова Саню, целый месяц чахнувшего в этом райском уголке, принять команду над группой из пяти местных сержантов милиции.


       Силами группы в течение месяца, еженощно обеспечивать неприкосновенность грузов, следующих железнодорожным транспортом на отрезке от станции Жердевка до станции Поворино Юго-Восточной железной дороги и в обратном направлении. А буде, кто и прикоснется к сим грузам – пресечь, поймать, заковать в браслеты и бросить в зиндан.


       А вот и Саня Семенов. Крутится невдалеке на перроне, видимо вышел Серегу встретить. Большой парняга ростом сто восемьдесят пять, весом сто сорок, в бежевой рубашке на выпуск, с короткими рукавами и ментовских брюках цвета маренго, с тонким вертикальным, красным кантом. Рубаха на выпуск, чтобы цивильной публике по глазам не бить поясной кобурой с макаровым. На Сереге тоже рубаха на выпуск, серая льняная и под ней кобура на поясе.


       Чуть в стороне, недалеко от Семенова разгораются нешуточные страсти. Смуглый молодой мужчина лет тридцати, черноусый, цыганской внешности, в форме старшего лейтенант милиции, в паре с полным гражданским мужчиной — в окружении компании цыганок в цветастых юбках. Пытаются разобраться с каким-то вопросом. Вопросы возникающие с цыганами всегда одни и те же – обманули, обокрали, загипнотизировали.


       В воздухе стоит гомон, словно на Бухарском базаре, развеваются цветастые юбки и платки, истошно орут, демонстративно поднимаемые женщинами чернявые грудные младенцы. Цыганки кружат карусель вокруг сотрудника милиции и, видимо, потерпевшего, которого, скорее всего, обобрали не более получаса назад, нагадав предварительно полные штаны счастья.


       Кружатся цыганки, периодически меняясь цветастыми платками и грудными детьми, так быстро, что в круговерти этих одинаково смуглых лиц и пестрых юбок, блузок и платков, одинаковых детишек невозможно определить, кто же из них полчаса назад гадал на счастье несчастному потерпевшему. Вообще непонятно, как они потом разбираются где, чей ребенок, настолько детишки неотличимы друг от друга.


       Полный мужчина в растерянности вытирает пот с лысины платком, затем неуверенно показывает указательным пальцем на одну из цыганок с младенцем на руках. Потом отрицательно машет милиционеру руками, сопровождая взмахи объяснениями, которые Серега не слышит, и снова также неуверенно показывает уже на другую женщину.


       От вокзального здания к гомонящей стае цыганок, неторопливо подходят трое мужчин цыганской внешности. Один важный, видимо главный, судя по белоснежной рубашке, стильным брюкам и туфлям цвета мороженого крем-брюле. По статям не иначе цыганский барон. Двое других одеты проще – кунаки на подхвате.


       Цыганки, ободренные подходом подкрепления, еще быстрее закручивают цветастый калейдоскоп вокруг милиционера. Старший лейтенант что-то сердито объясняет, подошедшим мужчинам и берет указанную потерпевшим цыганку за руку. Барон спокойно молча слушает, а его сопровождающие тоже начинают что-то говорить, жестикулируя при этом, словно итальянцы в фильмах Федерико Феллини.


       Барон, выслушав старшего лейтенанта, растягивает губы в улыбку, произносит пару слов для цыганки и кивает ей головой. Цыганка, словно по команде, дергает за шнурок, стягивающий ворот малиновой блузки, двумя руками вываливает наружу полную правую грудь. Затем с яростным лицом, навскидку, целясь соском груди, будто стволом пистолета, прижимает грудь всеми пальцами от ребер к соску.



чтобы оставить отзыв войдите на сайт