О лопнувшем черепе (часть 1)

автор: baturine (проза) 06.06
up vote 0 down vote favorite

О лопнувшем черепе

       Черная полоска на лбу, словно прочерченная рейсфедером стала расширяться,  превращаясь в темно-бордовую.  Потом шапка съехала с головы  вместе с теменной частью черепа и упала на землю.  Мелкими капельками  ударило  Серегу по лицу. Взгляду открылись извилины темно серого цвета, с капельками  сукровицы на мозговом веществе.

  Теменная часть черепа покачивалась за тем местом, которое раньше называлась затылком, повиснув на лоскуте кожи. Желудок среагировал раньше, чем Сергей понял, что это за брызги, вывернув  недавний ужин  в пищевод, а затем в рот. Сереге пришлось судорожно вывернуть голову, чтобы рвотные массы не попали прямо на мозг потерпевшего…

  Руки мужчины лежащего на коробках СЦБ близ железнодорожного полотна были странно гибкими и гнулись в тех местах, где вовсе не должны были сгибаться. Серега, недоуменно приглядываясь, удобнее перехватил руку в рукаве из чертовой кожи, поближе к плечу и потянул вверх,  к себе, почти прильнув своим лбом к голове клиента. Рудольф  пыхтел с другой стороны, также пытаясь удержать выскальзывающий  рукав левой руки трупа потерпевшего. Ноги скользили на притоптанном снегу.

  Из тьмы на мерцающий свет станционных огней выплыло бледное, спокойное лицо молодого мужчины. Чистое, неестественно белое лицо. Почти чистое, только у самого края меховой шапки нахлобученной на голову, в верхней части лба темнела тонкая темная полоска, будто прочерченная рейсфедером, окунутым  в мазут.

  Рукав  снова выскользнул из Серегиной руки, и лицо мужчины снова уплыло в темень.«Твою, мать,- пробурчал недовольно  Рудольф, — долго ты там корячиться будешь? У него руки сломаны. Хватай за ворот под шеей и за ногу — поднимаем и относим».

  Серега последовал совету, но когда он одновременно с Рудольфом рванул мужчину вверх, неестественно вывернувшаяся рука мужчины завалилась  Сереге меж ног  и  он замер, не имея возможности сделать хотя бы шаг, боясь доломать трупу руку.

  Пришлось снова, под ворчание Рудольфа,  отпустить тело потерпевшего  на землю и подсунуть кисть болтающейся руки за борт  куртки погибшего, а ля Наполеон, между застегнутыми пуговицами.

  Серега попытался представить, как все это произошло. Отдыхал мужик после работы с друзьями, ну усугубили естественно. Усугубили неплохо, потому, как дух спиртной от мужичка неслабый исходит, да еще чем-то резким незнакомым попахивает. Когда дошли до кондиции за разговорами, стали прощаться. И побрел пьяненький гражданин до дому до хаты.

  Богу одному известно, о чем он там задумался, а задумавшись, выперся на пешеходный переход через железнодорожную линию. Выперся,  погруженный в свои мысли.не глянув, ни в право, ни в лево, как в детстве в школе учили. Тут его товарным составом по организму и бацнуло, так, что организм улетел метров на тридцать вперед по ходу поезда, растеряв в полете штиблеты.

  Умер мужик  еще в полете, так и не поняв, что же на самом деле случилось. Так букашка размазывается о лобовое стекло автомобиля не проникнувшись осознанием того факта, что наступил предел существования ее в этом мире.

  Человек, он ведь из двух ипостасей состоит – из организма и духовной составляющей. Вот Серега  с Рудольфом сейчас возятся  с расплющенным и изломанным  организмом,  выбитым из штиблетов  на тридцать метров от места удара. А духовную составляющую, так называемый внутренний духовный мир, или просто душу,  поди,  метров на сто пятьдесят, а то и двести,  от организма шибануло.

  И валяется она сейчас под кустами в сугробе, и один Господь ведает, что с ней произойдет далее. То ли отлетит  на суд Божий в мир горний, то ли так и останется валяться в кустах, среди конфетных фантиков,  целлофановых пакетов и другого мусора выбрасываемого из поездов.

  За своими мыслями  Серега все выполнял как-то механически. Все его думы  о смерти были как бы отдельно, сам он отдельно, а труп на земле тоже сам по себе  — отдельно. Не доходила ситуация до души за завесой собственных мыслей и Рудольфовых  матерков. А потом черная полоса на лбу…

  И дошла до души вся эта несуразная ситуация с трупом, который тридцать минут назад был живым, здоровым, слегка пьяным мужиком и вдруг превратился в кусок расплющенного локомотивом мяса со сломанными руками и лопнувшим черепом.

  Отмывался Серега долго, от того ощущения липкости рук, которыми таскал труп. От кисло-горького привкуса блевотины во рту. «Хорош баниться! Это дня на три, не меньше. Все казаться будет, что руки никак не отмыть. Пойдем я тебе нервы  поправлю. После первого раза святое дело остаканиться. А то так и будешь по ночам  это кино с лопнувшим черепом смотреть, — Рудольф откуда-то из-за спины подсунул полотенце тупо трущему руки под водяной струей Сереге.

  Рудольф вечный капитан милиции, лет сорока-сорока двух и шансов  стать майором  у него не много. Хотя может и произойдет в стране что-то такое, что Рудольфу впиндюрят на погон одну большую звезду на двух просветах, вместо четырех маленьких на одном. Причем чтобы это произошло событие  должно быть глобальным,  по уровню, никак  не менее  мировой  революции,  третьей мировой войны, или ... 

  Трудно представить, что кроме революции и мировой войны может  заставить начальство присвоить Рудольфу очередное звание. Впрочем, перед пенсией, надо думать,  таки звезду майорскую подбросят. Начальство оно конечно без совести, но не до такой же степени.

  Рудольф  служит в должности дознавателя линейного отделения милиции на маленькой железнодорожной станции на окраине областного города средней величины. Название станции чуть странное, чуть смешное и  дает основание думать, что когда-то, какой-то пьяный чиновник просто совершил,  грубо говоря, описку, грамматическую, то есть ошибку, при  написании названия станции.

  Станция называется Придача. В зону обслуживания Линейного отделения на сей станции входит еще энное количество километров железной дороги в южном направлении с энным количеством  малюсеньких станций, полустанков и просто остановочных пассажирских платформ.

  Дознаватель это такой человек в милиции, который производит дознание по самым различным вопросам не входящим в сферу деятельности следователей. По большому счету все здесь, за исключением следователей, являются дознавателями независимо от должности, и опера, и инспекторы по делам несовершеннолетних и прочая, прочая, прочая.

  Рудольф от всех прочих отличается тем, что только он дознаватель не только по существу, но еще и по должности, она так и называется  — инспектор дознания. В особую компетенцию дознавателя по должности входит дознание по фактам смерти граждан, если нет уверенности, что смерть сия произошла в результате чьих-то умышленных действий.



чтобы оставить отзыв войдите на сайт