Свиньи (окончание)

автор: Юрий Ткачев (проза) 16.09.2011
up vote 0 down vote favorite
Оголодавшие свиньи вчера пробавлялись пищевыми отходами наверху за штабной столовой, а ночью спустились на пирс.  
         Коля, резво, с носками забрался на стол, крутанул ручку  и схватил трубку полевого телефона:
    - Дежурный по бербазе, лейтенант Гузин! – сонно отозвалась трубка.
    -  Гузин… ать! Убью, сука, падла, на…! Свиньи! Свиньи! 
        Лейтенант Гузин бросил трубку. Гордая военно-морская его душа оскорблений не терпела.
    - Сам ты свинья! – сказал он телефонному аппарату.
       Аппарат зазвонил снова.
    - Не бросай трубку,  дурак! Боевая тревога! Нападение свиней на бригаду катеров! - вопил дежурный по бригаде.
     Тогда в годы противостояния двух ядерных держав вероятность нападения американцев на страну Советов в тысячу раз превышала  вероятность нападения стада свиней на мощное ракетно-торпедное морское соединение.
     Витя Гузин, был уже опытным лейтенантом. Его лейтенанству шёл уже четвертый год. Правда полгода он побывал в звании старшего лейтенанта и даже послужил в дружественной стране – Вьетнаме. Но потом, по семейным обстоятельствам, Витя опять начал попивать и статус-кво было восстановлено приказом комфлота.
      Дежурный по бригаде явно съехал с катушек. Что там ему привиделось, чего он там орет и обзывается? 
      Витя решил лично обследовать поле битвы. Вооружение дежурного по береговой базе было помощнее – пистолет Макарова и 16 патронов к нему. Это тебе не кортик, который поражает цель на расстоянии вытянутой руки.
       То, что Гузин увидел, прибыв на место чрезвычайной ситуации, поразило его так, что на некоторое время он впал в ступор. Минуты три он смотрел, как несколько истекающих кровью свиней с озверелыми мордами стаскивают дежурного по бригаде со стола. Курагин, как пикадор тыкал в свиные туши  окровавленным кортиком. Бедолага был в одних носках  и оборванных до колен черных лавсановых брюках. 
       - Чего смотришь, скотина! Стреляй! – заорал Вите дежурный по бригаде катеров.
        Гузин опустил рычажок предохранителя и передернул ствол. Первая пуля ранила одну из агрессорш, чем озлобила её окончательно. Свинья развернулась и с места в карьер кинулась на Витю Гузина. За ней на Витю бросились еще две хрюшки. Потом всё остальное стадо.     
      Дежурный по бербазе лейтенант флота Гузин пустился в позорное бегство. Оглядываясь, он на бегу, дрожащей рукой, слал пулю за пулей в «молоко»…
      …Было без пяти минут шесть. Командир бригады капитан 1 ранга Пискунов имел неприятную для дежурной службы привычку – проверять организацию подъёма  личного состава. 
      Вот и в это злосчастное утро он ехал на своём УАЗике в родимую бригаду. Стрельбу он услышал еще на полдороге от Малого до Большого Улисса.
- Что там за хренотень? – запрыгал комбриг на своем сидении, вглядываясь в туманные силуэты катеров. – Давай-ка, Славик, газку прибавь! 
      В разгромленной рубке дежурного по бригаде его встретил с докладом дежурный  - капитан-лейтенант Курагин.  Вид его был страшен и решителен. Он был в одних носках. В правой руке его был зажат  обнаженный окровавленный кортик. Оборванные до колен штаны и кремовая флотская рубашка тоже были в кляксах крови. На обезумевшем лице застыло выражение : «Убью».
 - Товарищ-..щ капитан первого ранга! За время моего дежурства происшествий не случилось, за исключением…, - Коля вдруг весь обмяк и глухо зарыдал после пережитого потрясения, - свиньи…свиньи,  проклятые свиньи!
       Пискунов изумлённо разглядывал дежурного по бригаде и  разбросанный по помещению изгрызенный  инвентарь. Такого безобразия за всю свою долгую военно-морскую службу он не видел.
  - Ибя.. -я, Курагин, что это вы себе позволяете? Кто это здесь у нас свиньи?
  - Бербаза... натравила... на меня своих голодных свиней, - просипел, дергая кадыком  Коля Курагин, - пришлось отбиваться.
       Пискунов повёл носом и поморщился. Помещение рубки дежурного источало мерзкие миазмы свинарника. Немудрено – на шести квадратных метрах опорожнилось больше десятка свиней.     
      К полудню  начпрод  Коля Токарев со своими таджиками отловил одичавшее стадо и водворил его на постоянное место жительства – подсобное хозяйство. 
      А рубку дежурного пришлось снести. Избавить её от жуткой вони не могли никакие моющие вещества. 



  • УправДом:

    угу. и "моющие вещества" я бы заменил на "моющие средства"...

  • Sunrise:

    Ну в целом - неплохо. Чувствуется, что автор ностальгирует по романтике военного советского, или постсоветского, идиотизма. Я сам не служил, но мой лучший друг, служивший лейтенантом, столько убойных историй рассказывал!:-)
    Здесь несколько раздражает многократное упоминание носков:-))) Можно было бы иногда выразиться - без обуви, без сапог и т.д.:-) И еще (может я чего-то не понимаю) - передернуть можно затвор, а не ствол - мне это как-то бросилось в глаза.