Первый концерт. Воспоминания поклонницы (дневник)

(иное) Яцковская
21.03.2015

20 марта исполнилось 100 лет со дня рождения Святослава Рихтера. По TV- каналу "Культура" три последних дня мощно отмечается эта дата пианиста-гения, как при первом же прослушивании его игры определил Генрих Густавович Нейгауз. Ныне многие мемуаристы называют 1949 год временем первых концертов пианиста. Это не так. Я старая поклонница Святослава Рихтера и точно помню, как впервые в 1944 году на афише при входе в консерваторию прочитала: "Святослав Рихтер. 24 Прелюдии С.В.Рахманинова". Имя исполнителя было незнакомо. Привлекли Прелюдии. Прошла в вестибюль Большого зала  и свободно купила билеты. Мы ходили тогда со школьной подругой в консерваторию часто и у нас были любимые места в 1-м ряду 1-го  амфитеатра слева почти над самой сценой. В тот вечер зал был заполнен наполовину. На сцену быстрой походкой вышел довольно высокий молодой музыкант. Сел за рояль и какое-то время оставался недвижим. Подумалось, ждёт абсолютной тишины. Ныне, когда мемуаристы вспоминают многие мелочи О Рихтере, кто-то рассказывал о признании самого пианиста, что он сразу взял за привило: считать до 30-ти и только потом начинать играть. Тогда же консерваторская публика военной поры замерла в ожидании. Итак, мы дождались первых звуков, исторгнутых его удивительными руками. 

По окончании концерта на исполнителя Прелюдий Рахманинова обрушилась буря оваций. Кричали "бис!" Музыкант выходил на поклоны, снова и снова -7 раз! - садился за рояль и снова покорял слушателей. Дважды в зале гасили свет, но аплодисменты не смолкали. Такое остаётся в памяти на всю жизнь! Мы стали следить за афишами. При каждом появлении имени Святослава Рихтера заранее запасались билетами. При втором же концерте  С.Рихтера зал был полон. Сарафанное радио среди москвичей было действеннее рекламы. От концерта к концерту достать билеты в консерваторию становилось всё труднее и труднее. Само собой образовалось некое общество "обделённых" поклонников. Оно собиралось на подступах к билетёрам при входе в нижнее фойе, где был гардероб. Сначала наша безбилетная масса наблюдала за  свободно проходящими  счастливцами, потом в какой-то момент происходил прорыв всех безбилетников. Поймать нас не было возможности, так как мы мгновенно рассеивались по фойе и как ни в чём ни бывало стояли по очередям к гардеробщикам. Оставалось потом подняться по лестницам во 2-й амфитеатр, а там уж все ступеньки были наши. 

Много лет спустя судьбе угодно было подарить мне личную встречу со Святославом Теофиловичем. Это случилось в 1961 году. С тяжёлыми сумками в обеих руках я, получив аспирантскую стипендию, возвращалась пешком из Института востоковедения АН СССР, что был на Армянском переулке, домой на ул. Жуковского. Их разделял Чистопрудный бульвар. Только я завернула за угол на свою улицу, как увидела на противоположном углу фигуру мужчины, старавшегося разглядеть табличку с названием улицы. Мгновенно узнав в нём  Святослава Теофиловича, окликнула (в руках-то тяжёлые сумки!) его по имени отчеству как давно знакомого, громко подсказала название улицы, а он быстро перешёл на мою сторону улицы. Я любила свой район и стала ему
рассказывать, что наша улица, в прошлом Мыльников переулок, выходит в знаменитый по "Евгению Онегину" Харитоньев переулок, в котором сохранились некоторые дома, связанные с именем А.С.Пушкина. Святослав Теофилович внимательно слушал. В какой-то момент мне вспомнилось, как мы были рады, что нашему любимому музыканту присвоили звание Народного артиста СССР. Теперь-то я знаю, что он спокойно относился к разным наградам и званиям. Мы поравнялись с моим домом и я стала прощаться, желать всего доброго просто как очень родному человеку, необыкновенно одарившего тебя на всю жизнь.


Отзывы

онлайн:

обратная связь




Путеводка. Записки Путешественника.