Наша одноклассница Юлиана Яхнина (дневник)

(иное) Яцковская
06.04.2010
6 марта - день рождения Юлианы Яковлевны Яхниной, блистательной переводчицы художественной литературы с французского и скандинавских языков. Недавно по телевидению закончилась серия передач "Подстрочник" - монолога ещё одной известной переводчицы Лилианы Лунгиной, главной и единственной героини картины, созданной режиссёром Олегом Дорманом и талантливейшим оператором Вадимом Юсовым. Конечно же, Лилиана Лунгина в её рассказах была не одна, а в многолюдном окружении знаковых фигур минувшего XX века. И почему-то ни в кино-рассказах, ни в изданной по ним одноименной книге не нашлось среди них коллежанок-переводчиц:Думалось, вот-вот будет названо имя почти ровесницы Юлианы Яхниной, кавалера шведского королевского ордена Полярной звезды, лауреата множества премий за лучшие художественные переводы прозы, в том числе премии имени М.Ваксмахера, присуждаемой посольством Франции.

Лиана, так называли одноклассники Юлиану Яхнину, окончила среднюю школу ? 613 в 1945 году. Судьба свела нас, когда она вернулась из эвакуации и влилась в наш класс, в котором уже учились некоторые девочки из её знаменитого теперь дома с мемориальной доской, извещающей о жизни в нём М.М.Литвинова. Дом стоит на углу Хоромного тупика и Боярского переулка, рядом со старым выходом из метро у Красных ворот. Мы все были дружны, пожалуй, нас ещё объединяла радость от неминуемо приближающегося конца войны. На выпускном балу в Колонном зале Дома Союзов вчерашних школьников приветствовал С.Я.Маршак. Он назвал всех участников бала выпуском Победы. Мы по-своему гордились этим.

Внешне Лиана ничем особенно не отличалась от одноклассниц. Общительная и доброжелательная она легко вошла в наш девичий коллектив. Школа была женской. И только искромётная, насыщенная глубоким смыслом речь, богатство языка выделяли её на фоне даже весьма эрудированных сверстниц. Лиана в свободное время делилась с одноклассницами своими познаниями в классической французской литературе, которую бесконечно любила и читала в подлиннике. Она охотно отзывалась на просьбу написать что-нибудь в школьную стенную газету. Мгновенная реакция на события в школьной жизни находила отражение в её авторских поэтических строках. Читателям газеты нравились её остроумные эпиграммы. И они тотчас запоминались. Не стало неожиданностью поступление Лианы на филологический факультет МГУ. Ещё бы, с её-то способностями к языкам! Почему-то в школе я не задавалась вопросом: откуда она знала французский? По школьной программе мы учили немецкий язык. Впрочем, до войны привычно было встречать группы дошколят, ходивших на прогулку с воспитательницей, обращавшейся к ним на иностранном языке. Такая, например, немецкая группа часто проходила по моему Мыльникову переулку (вскоре переименованному в улицу Жуковского). Разумеется, игравшая около дома детвора наблюдала за ней. Поступив в школу ? 311, я обнаружила среди учениц некоторых девочек из той самой немецкой группы. Кстати, одна из них, Лиля Розенталь, в 1943 г. тоже училась в нашем классе. Вот и Лиана, которая никогда не была иностранкой, вероятно, ходила в подобную группу, и её знание французского языка воспринималось как само собой разумеющееся. Не было случайностью и то, что переводы с французского стали делом её жизни. В сообщении о кончине Юлианы Яковлевны Яхниной 4 августа 2004 г. в Интернете на Форуме TBC очень точно было сказано, что это был человек, который дарил нам литературную Европу во всём её изысканном многообразии от Жана-Поля Сартра до Юхана Боргена.

Однажды в 50-е годы мы случайно впервые после окончания школы встретились с Лианой на троллейбусной остановке около известного здания, построенного по проекту Корбюзье на ул. Кирова (ныне снова Мясницкой). В разговоре Лиана посетовала, что в одном издательстве отказались взять её перевод одной хорошей книги французского автора. Она над ним долго работала и надеялась на гонорар. Мы не были очень близкими подругами, и меня удивило такое горькое признание. Оно вырвалось, как я поняла позже, из-за испытываемой ею постоянной заботы о маме, с которой они вместе жили.

Прошло не одно десятилетие до нашей новой встречи. Она состоялась в квартире нашей одноклассницы Вайолы Брудно. Лиана жила с Вайолой в одном доме, часто заходила к ней. Иногда брала с собой работу, чтобы не напрягать зрение из-за отсутствия нормального дневного освещения в своей квартире на первом этаже, затенённой в одной комнате разросшимися деревьями. Окно из другой и вовсе выходило на задний двор с мусорными баками. Не самый лучший пейзаж для человека, занятого творческой работой. Конечно, жизнь в такой квартире, да ещё и с постоянными протечками от верхних соседей, весьма огорчала Лиану, но не настолько, чтобы подвигнуть себя на обмен, на отъезд из родного дома, в котором столько лет было прожито вместе с мамой. В тот день мы сидели на шестом этаже у Вайолы. Разговаривали, естественно, на кухне. Лиана рассказывала нам об удивительном фильме, с просмотра которого в Центральном доме литераторов она только что пришла. (С 1968 г. Юлиана Яхнина была членом Союза писателей СССР). Фильм назывался "Покаяние". И то, как Лианочка рассказывала о картине по одноименному роману Тенгиза Абуладзе, о судьбе писателя, чувствовалось какое-то особенное, испытываемое ею волнение. Конечно же, мы все в те годы ощущали приближение важных перемен. Они шли под девизом нового процесса, имя которому было перестройка. С тех пор мы виделись с Лианой чаще. Вскоре она стала приглашать нас, нескольких одноклассниц, к себе домой. Гостеприимная радушная хозяйка не только потчевала собственноручно приготовленной едой, вкусными пирогами. Нас всегда ждало увлекательное общение. К тому времени наша одноклассница Таня Арсеньева была уже известным археологом. Доктор исторических наук, она много лет руководила работой экспедиции, которая вела раскопки на юге страны. Интересной собеседницей была Эра Приставко, великолепный врач-офтальмолог. И я не могла удержаться со своими впечатлениями о поездках в любимую Монголию. Но каждый раз нас поражала рассказами сама Лиана. Если бы они не были связаны с трагической историей её семьи, их можно было бы воспринимать как отдельные удивительные новеллы: В столовой у Лианы висели на стене в рамках увеличенные фотографии родителей. О маме мы давно были наслышаны. О папе речь никогда не заходила. Собственно, в наше время отсутствие в семье отцов ни у кого не вызывало вопросов. В портрете мамы Лианы привлекало её интеллигентное красивое лицо. Лиана показала нам ещё одну фотографию мамы. У неё оказалась своя история. Однажды, приехав во Францию, Лиана тогда переводила мемуары кардинала де Реца, она задалась целью разыскать портреты его знаменитых героинь - участниц Фронды, герцогинь и принцесс. От мамы, которая до Первой мировой войны жила и училась в Париже, слыхала об одном старом фото-ателье. Оно было на прежнем месте. Служащий в нём человек, выслушав желание посетительницы, попросил немного обождать, и стал перебирать большие конверты с отпечатками, хранившимися в ящиках шкафов, стоявших рядом с пола до потолка. Вскоре он протянул Лиане несколько фото-портретов. Среди них она обнаружила замечательный, неизвестный ей портрет покойной мамы. Мысленно она поблагодарила грешника-кардинала, так ценившего женскую красоту.

В другое наше посещение Лианочки нам открылась давняя их с мамой тайная тайна. Мама, Евгения Осиповна была младшей сестрой Л.Мартова, родной сестрой того самого революционера, что вместе с В.И.Ульяновым-Лениным основал "Союз за освобождение рабочих", был членом ЦК РСДРП. По его стопам пошли многие родные. В начале двадцатых годов. Л.Мартов умер в эмиграции. Л.Мартов - партийный псевдоним. Его настоящее имя - Юлиан. Он был старшим сыном из 8 детей в большой еврейской семье Осипа Цедербаума. В память о старшем брате Евгения Осиповна назвала свою дочь Юлианой. Всё, что случилось в стране дальше, проходило не рядом, не с другими, ужасали не чужие жизни, а своя страшная судьба. Во времена сталинщины Евгении Осиповне выпало быть единственным, чудом уцелевшим человеком из многочисленной оставшейся в СССР семьи. На глазах у Лианы арестовали тётю, на дачу к которой она приехала погостить. В Москве - опять же в присутствии Лианы - аресту подвергся отец. И он не вернулся. Теперь Евгения Осиповна вынуждена была посвятить дочь в историю семьи Цедербаумов, в неумолимый ход репрессий: Несмотря ни на что, она следовала давнему главному правилу, принятому в семье: еврейские дети должны хорошо учиться и хорошо работать, чтобы занять достойное место в жизни. Кроме того, все должны были знать французский язык как родной. Так издавна повелось в семье Цедербаумов:Вот откуда были знания и любовь к французскому языку!

Итак, с детских лет, в особенности после расстрела в июне 1941 года по приказу Сталина уцелевших родных одновременно с остававшимися еще в живых меньшевиками и эсерами, Лиане вместе с мамой нужно было твёрдо хранить молчание о своих корнях. Рано повзрослевшая Лиана поняла, что теперь её долг уберечь и защитить маму.

В результате многолетних хлопот дальней родственницы семьи по отцовской линии Т.Ю.Поповой все репрессированные Цедербаумы и члены их семей официально были реабилитированы в 1992 году.

Приглашение в гости к Лиане не обходилось без подарка - рассказа об очередной щедрости смилостивившейся судьбы. В какой-то раз Лиана, принимая нас, поделилась неожиданной новостью - за рубежом вышли из печати Воспоминания Лидии Дан, давным-давно покинувшей Россию старшей сестры мамы. (Дан она была по мужу). Лиана взяла с письменного стола прекрасно изданную книгу и дала нам её рассмотреть. Нескрываемое удивление и благодарное чувство сквозили в повествовании Лианы о незнакомом человеке, заинтересовавшимся Юлианом Осиповичем и написавшим книгу о Л.Мартове. Он был искренне рад, что отыскал родную племянницу своего героя и выражал готовность во всём опекать Лиану.
Всегда и во всём обязательная Юлиана Яковлевна Яхнина успела оставить благодарную память о своей незаурядной семье. Её имя стоит в ряду составителей академического труда "Из архива семьи Цедербаум". Он вышел в свет через четыре года после кончины Лианы.

Отзывы

07.04.2010 vorobey
Очень интересно. Спасибо. Подумать только, какие сложные судьбы.

онлайн:

обратная связь




Путеводка. Записки Путешественника.