Безумная красота.

автор: Vimberg (проза) 09.11.2013
up vote 2 down vote favorite

Я шел по осенней
улице города. Каждую осень город превращается в калейдоскоп красок, листья, пестрыми
мазками художника, расскрашивают деревья. Деревья еще живут, но с каждым днем
все ближе и ближе подходит момент смерти, когда листва опадает, обнажая костлявые
каркасы паутины веток, в которых останавливается вся жизнь и только стаи черных
ворон усаживаются на эти помосты, чтобы с высоты дерева смотреть своими
холодными, жирными клювами вниз в поисках жертв, падали, слабеющих животных, которых
с противныхскрипом своего карканья
приговаривают к мучительной смерти.

Осень – мгновение
красоты, которое невозможно остановить. Это мгновение может остановить бог, но
не человек. Люди – божественные создания. Каждый из нас достигает момента пика красоты
тела и души. Этот миг длится всего несколько лет. Затем, на смену ему приходит длинноедряхление. Я не могу остановить краткий миг красоты
умирающей природы до того, как она превратиться в царство холодного белого
и  черного полотна. Но я, наподобии
нашего творца, останавливаю человеческую жизнь в ее самый красивый момент.

Сегодня я вышел
на улицу на зов своего призвания. Жажда творить – страшнее жажды пить, сильнее
голода. На улице наверно холодно: люди идут быстро, не
смотрят по сторонам, хмурые лица прячут свои подборотки в поднятых воротниках
одежды, но я не замечаю холода. Внутри меня растекается пульсирующими волнами
тепло. Это верный признак, что сегоднешний день не пройдет зря. Уже в течение
нескольких дней я не могу наити подходящее полотно для моей работы, работы
художника и ювелира. Художник во мне должен увидить и оценить изначальный
материал, ювелир придаст материалу бесподобную огранку.

Органы чувств напряжены
и ловят все, что происходит вокруг. В моем деле важна каждая деталь. Искусство
нельзя делать наполовину, оно не прощает ошибок, невнимания. Его нужно
исполнять превосходно ибо, выбранная человеческая модель, не простит меня, если
узнает, что я не удовлетворил ее желание красоты.

Девушка появилась
внезапно.Лучи солнца на короткое мгновение озарили фигуру девушки, рассыпавшись
миллионами блестащих искр, по капелькам воды на ее пальто. Божественный свет,
подобно ангельскому нимбу, окружил ее голову. Она повернула лицо к лучам
солнца, особенно нежных в середине осени. Лучи осветили ее белую, нежную,
бархатную кожу, светлые прямые волосы, которые были убраны за уши, открывая
моим глазам ее длинную, белую шею, с почти невидимой пульсирующей жилкой, голубого
цвета. На фоне белой кожи и светлых волос выделялись темные брови, глаза,
подчеркнутые черной тушью и алые губы.

Я задражал всем
телом, когда увидел эту красоту. Я нашел свое вдохновение, нашел полотно моего
будущего творения.Девушка, легкой походкой направилась в сторону парка. Отлично,
листва деревьев, покрывшая толстым ковром землю, будет замечательной постелью
моему творению. Я шел за девушкой, медленно сокращая расстояние. Ее точеные
ножки в низких черных сапожках неторопливо направляли ее к центру парка. Надо
успеть к ней приблизиться и заговорить. Нельзя испугать, потревожить покой
жертвы. Страх, ужас может до неузнаваемости исказить лицо. Мне этого не надо.
Жертва должна довериться мне. Я должен с ней подружиться, договориться, понять
и изучить ее за несколько мгновенииперед тем,
как навсегда остановить ее сердце. Я доганяю ее. Останавливаю ее простым
вопросом. Первый контакт – это как прыжок в воду: ты уже оттолкнулся от земли,
но еще не достиг воды: ты начал полет, его остановить нельзя. Она улыбнулась
мне, сверкнув белоснежными зубами, и посмотрела мне прямо в глаза, приглашая к
разговору. Ее звали –Ирина, она приехала в
город недавно и сейчас проводит свои первые дни в прогулках по новым незнакомым
улицам. Я, взяв ее за руку, легкими движениями направлял ее по лабиринту
дорожек парка, приведя ее к поляне, уютно скрытой от взглядов прохожих, и
укрытой красными, желтыми, коричневыми листьями клена. Теперь нужно действовать
быстро. Пропустив девушку слегка вперед, я зашел к ней за спину, и, быстрым
движением охватил ее шею правой рукой, зажав сонную артерию. Несколько секунд
и, еще не осознавшая произошедшего Ирина, потеряла сознание. Я подхватил
опускающееся тело и нежно уложил его на простынь осеннего леса. Вдохновение
охватило меня, придав легкость и точность моим движениям. Пальцы порхали над
одеждой моей богини, расстегивая пуговицы пальто, потом блузки. Красное пальто
было распахнуто и разложено под спиной Ирины, блузка спущена к поясу, обнажив
белоснежные плечи,упругии живот. Нож уже в моей руке, осталось обнажить грудь,
освободить ее от сжимающих оков нижнего белья.

Настает момент
самой великой красоты. Моя прекрасная муза начинает приходить в себя. Нож
дотрагивается до ее голубой нити жизни, делает аккуратный надрез от уха до
плеча. Кровь вырывается на простор, прокладывая себе новую дорогу свободы.
Жизнь освободилась из плена тела и становиться единой с природой.

Кровь тонкой
лентой сбегает с надрезанной шеи вниз, огибает белоснежный овал груди, прокладывает
дорожку до бедра и теряется под складками блузки, небрежно спущенной до пояса.
Девушка была еще жива. Вдруг она затрепетала и ее глаза открылись. В ее глазах
отражались страх, мольба, надежда, желание жить. Она сделала попытку встать,
встретившись с моими глазами, но мои руки плотно удерживали ее на земле. Мне
хотелось ее обнимать и целовать, но я боялся испортить свой последний шедевр,
пропустить момент, когда последняя искра жизни не заменится стеклянным блеском
неподвижных глаз. Ее агония угасала быстро. Уже через несколько мгновений она
перестала дышать, а ее голова безвольно упала на землю. Я развел ее руки слегка
в стороны, одну ногу согнул в колене. Это было мое лучшее творение. Еще никогда
я не достигал такого совершенства и гармонии цвета и композиции. Я был
удовлетворен своей работой и был уверен, что Ирине она тоже понравилась и она
осталась счастлива, остыв в момент своей идеальной красоты.

Я убрал с картины
все следы своего пребывания. Эта картины была для замечательной женщины Ирины,
следы моего присутствия не должны быть видны, сохраняя девственную красоту
единения женского тела и осени. Оглянувшись последний раз на творение своих
рук, я вышел на тропинку, которая вывела меня к главному входу в парк. Сегодня
моя работа завершена и можно возвратиться к себе домой, чтобы, закрыв глаза,
еще раз в голове восстановить события этого превосходного дня.





  • Hermeliin:

    Студенту гданьской Академии изящных искусств, который месяц назад установил в центре города собственноручно сделанную скульптуру, изображающую советского солдата, под дулом пистолета насилующего беременную женщину, предъявлены обвинения. Ежи Богдана Шумчика будут судить за "непристойную выходку". 26-летнему студенту может грозить лишение свободы, ограничение передвижения, штраф (1,5 тыс. злотых — около 500 долларов) или порицание.
    Весящую полторы тонны скульптуру, названную им "Komm, Frau" (Женщина, подойди!), Шумчик водрузил в центре Гданьска ночью 12 октября около памятника советским воинам на главной улице города — аллее Победы.
    Она простояла всего несколько часов.
    ... навеяло...