Демизсезонье...

автор: Thalie (проза) 28.12.2006
up vote 0 down vote favorite
Сосновые шишки лежали на столе, как последнее напоминание о лете и об отпуске. Лана устало опустилась на стул и тупо уставилась в окно. Было пасмурно, за окном стояло какое-то Демисезонье: зима не зима, осень не осень. Жители городка бодро топали по лужам и проклинали моросящий дождь. 'Пришел декабрь. Скоро Новый Год', - вяло подумала она, вертя в руках до сих пор не потерявшую запах леса шишку. 'Скоро Новый Год, а, значит, надо дарить подарки'. За дверью комнаты что-то прогрохотало, раздались малопонятные крики, хлопок и опять всё затихло. 'Соседи опять ругаются. Вот для них лучшим подарком будет бутылка водки, а лучше несколько. А вот чего хочется мне на Новый Год?' Родственников не было, друзья все поразъехались по курортам, чтобы там забыть про мерзкую слякоть любимой Родины и вернуться не скоро. Коллеги опять подарят какой-нибудь символ приходящего года, типа, 3 поросенка и волк, и опять на год забудут о ее существовании. А, в сущности, кто она? Серая тень обслуживающего персонала. Лицо, на которое всегда можно сорвать свое плохое настроение, ссору с женой, прогулы сына, а в ответ услышать лишь: 'Еще кофе, сэр?' Она уронила шишку на стол и заплакала от жалости к себе, от жалости к своей глупой, ничтожной жизни и своему бесцельному существованию. Шишка упала на стол и закатилась под шкаф. Минут через пять она, словно очнувшись, вскочила, стала на коленки, вытянув руку, достала шишку, придирчиво осмотрела и зажала в кулачок, словно самое большое сокровище в своей жизни. Сквозь тучи выглянул крохотный лучик солнца, смеясь, пробежал по комнате, и спрятался вновь за хмурой явью выходного дня. 'Надоело', - стрельнуло в голове. Она все с той же шишкой в руке, быстро накинув пальто, выбежала на улицу. Газетчик был удивлен, увидев бегущую к нему девушку, которая судорожно сжимала в руке сторублевую банкноту. - Мне газету с объявлениями, - запыхавшись, быстро протараторила она, запахивая пальто и пальцем заправляя за ухо волосы - Вам какую? Есть 'Моя реклама', 'Из рук в руки:' - газетчик начал неторопливо перебирать газеты. Девушка нетерпеливо прервала его: - Мне каждой по одной дайте. Сколько с меня? - 38 рублей, - газетчик растерянно суммировал стоимость. Девушка торопливо схватила отложенную стопку, сунула 100 рублей газетчику и поспешила прочь. - Девушка, а сдача!!! - газетчик нелепо махал десятками в попытке привлечь внимание забывчиво-рассеянной клиентки, однако девушка даже не обернулась. В пальто и полусапожках, не раздеваясь, она забежала на кухню и разложила газеты на столе. 'Боже мой! Только бы получилось! - все еще задыхаясь, как заклинаниешептала она тихонько. Так: 'Требуются офис-менеджеры в крупную фирму: просьба обращаться девушкам от 18 лет с красивой внешностью. Непыльная работа - большие заработки'. Она критически посмотрела в висящее на холодильнике зеркало, хмыкнула, вспомнила все унижения ее работы с вот этими самым 'девушками за 18 с красивой внешностью' и резко перечеркнула. Хватит с нее крупных фирм и красивых девушек с холодными глазами, которым постоянно нужен обжигающий кофе, для того чтобы согреть их ледяные сердца! Она сидела и зачеркивала одно объявление за другим. Пару раз позвонила по указанным телефонам, но, в основном, просто зачеркивала. Все было Не ТО, уж она то это знала. За окном быстро опускалась ночь. Соседи поругались, поругались и заснули, а девушка все сидела и сидела, зачеркивая все больше и больше. Стопка непрочитанных газет все мельчала и мельчала, пока не исчезла совсем. Девушка потянулась за следующей газетой, не обнаружила ее, протерла глаза, встряхнула головой и словно очнулась. 'Господи! Мне же завтра на работу к восьми, вставать в 5:30'. Она посмотрела на часы и ужаснулась: 3:30. 'Вот дура! Захотела красивой жизни!' - она со злобой отшвырнула от себя сосновую шишку, выключила свет и легла спать. А с утра опять все незаладилось. Конечно же, она проспала. Конечно же, соседи сперли ее чайник, и пришлось бежать на работу на голодный желудок (т.к. ругаться с соседями было себе дороже и она к тому же потратила такое драгоценное сейчас время). На остановке она обнаружила, что в кошельке 50 рублей и пожалела что вчера не вернулась за сдачей. Автобуса не было, маршруток тоже. Она безнадежно опаздывала на работу. 10 минут: 20, 40, час, полтора: Она села на скамейку и стала бездумно водить носом сапожка по земле: - Девушка! А, девушка! Что же вы грустите? Вы не смотрите, что погода плохая, все же может изменится в любой момент. Было бы желание, - напротив стоял седобородый мужчина и по-отечески с улыбкой смотрел на нее. - Все плохо. Все очень плохо, - ответила девушка на автопилоте и посмотрела на своего нежданного собеседника. - Я опоздала на работу и теперь меня уволят. Скоро Новый Год, а у меня некому дарить подарки, и мне их тоже никто дарить не собирается, - неожиданно для себя выдала она наболевшее и опять уткнулась взглядом в землю. - Девушка, а вас не интересует флористика? Просто вы такая нежная, что у вас должно быть очень много общего с цветами. Как, кстати, вас зовут? Он приподнял очки и всмотрелся ей в лицо. - Лана. Светлана, - девушка постаралась приветливо улыбнуться. - А Вы:? - Михаил Александрович Пинковский. У меня небольшой магазинчик цветов неподалеку, и я ищу себе помощницу. Вы не хотите у меня поработать? - Хочу, - девушка резво вскочила с плачущей скамейки. - А когда начинать?... - Прямо странно, что вы так быстро согласились, - Михаил Александрович усмехнулся. - А вдруг я маньяк и ищу себе жертву? - Все равно, хуже уже не будет, - Лана категорически тряхнула волосами. - Ну так как, мы идем или нет? Теперь в ее голосе слышался задор и вера в лучшее. - Пошли, - старик завернул за остановку и зашагал по скверику: Вроде бы и в центре города, но все равно неприметная, лавочка интеллигентного флориста притулилась у торца небольшого частного домика. Вывеска была простая, но красиво и со вкусом оформленная и без этих навороченных неоновых огней, что с остервенением завоевывали город, лишая его старинной изысканности. Магазинчик назывался 'Флоримель' ("В честь моей жены = ее Флора звали и она любила цветы", - пояснил старик с грустным выражением в глазах). Михаил Александрович открыл дверь, и Лана робко зашла. Цветы были везде, и они ЦВЕЛИ! Создавалось впечатление что, сделав один шаг, Лана попала в сказку. Ее деликатно подтолкнули куда-то вглубь помещения, в нежное сплетение пальмовых листьев. Михаил Александрович сел за стол, спрятанный за широкими лопастями-листьями диффенбахии и показал рукой на столик напротив: - Вот теперь это твое новое рабочее место. Обживай, осматривайся! А я пока подремлю чуток. Если кто придет - разбуди. С этими словами он вытянул ноги и с чувством выполненного долга задремал. Лана неслышно подошла к нему, наклонилась: 'заснул!' - и воровато, испугано осмотрелась. На полированной поверхности указанного столика играли в прятки лучики солнца, а в углу лежали: Лана положила руку на стол, словно не веря, потом, улыбнувшись, быстро схватила и зажала в кулачке две маленькие, пахнущие лесом, сосновые шишки, непонятно откуда взявшиеся на этом элегантном столе в это непонятное межсезонье зимы, притворившейся осенью: Все что не делается, все к лучшему в этом лучшем из миров:



  • Инес:

    И название хорошее :)

  • antinelle:

    Рождественская сказка.... :)
    Доброе, немного наивное, как и само Рождество