Исповедь

автор: Ричи Джеймс Киото (проза) 26.01.2010
up vote 0 down vote favorite
-Скажите, преподобный, каждый имеет шанс на прощение? -спросил глухой голос по ту сторону деревянной перегородки и падре, слегка улыбнувшись, ответил: -Конечно же, сын мой, - произнёс он своим обычным снисходительным голосом, - конечно. Моли Всевышнего, и да простит он тебе твои прегрешения. Голос по ту сторону, казалось, усмехнулся: -Ну тогда я, пожалуй, открою вам свою: эм: душу:- незнакомец вдруг остановился- Знаете: Раньше я был почти всесилен. Раньше я был почти, как:- но тут голос вдруг снова осекся- Не важно:- продолжил он, с лёгкой усталостью - Скажем так : меня питало всё! Огонь, вода, воздух, земля, звёзды - всё! От таких странных слов падре, признаться, даже смутился, но слушать продолжил: - Когда-то я был лучшим в своём деле- продолжил свой рассказ странный прихожанин, - я мог за час искусить аббата и свергнуть короля. Поссорить две деревни или начать беспорядки в городе: Да, святой отец, это не так уж и сложно. Говорящий зловеще усмехнулся и святого отца встали дыбом остатки седых волос. - Почему? - неожиданно для самого себя спросил церковник и тут же получил простой ответ: - Потому что это люди - уверенно произнёс ставший на удивление чистым и чётким голос - Люди. С их жаждой власти и крови: Пир каждый день, но потом: - сквозь перегородку повеяло холодом - Но потом я стал уязвим. Я стал им сочувствовать! Понимаете! Я стал чувствовать! Рассказчик сделал паузу. - И знаете почему, святой отец? Падре ничего не ответил: все его мышцы были будто бы скованы неведомым, но лютым морозом, и поэтому голос продолжил не дожидаясь ответа: - Я влюбился: - прихожанин вдруг тяжело и протяжно вздохнул - Я был счастлив: Но я был слаб: Я был счастлив в этой слабости, - голос снова остановился, и вдруг громко захохотал - А однажды: Нет, вы не поверите, однажды, - гремел незнакомец, от чего падре чуть не упал в обморок - однажды я испугался смерти! Этой костлявой, с которой играю в покер каждый вторник! Прихожанин посмеялся ещё секунд пять и снова вздохнул: - И теперь я не знаю, что делать, - продолжал он - И куда мне идти: Я долго сомневался, но потом: Потом всё же решил её отпустить: Я не хочу ей зла, как бы бредово это не звучало: - незнакомец вдруг умолк. Но духовник прервал тишину: - Кто ты? - прошептал он, запинаясь, и голос, казалось, опять усмехнулся: - Я? - наивно спрашивал он - А это уже не важно. Совершенно... Спасибо вам за всё - полегчало: Даст Бог свидимся - рассмеялся последней фразой незнакомец и вдруг затих, оставив после себя лишь лёгкий запах серы: Исчез прихожанин - исчез и леденящий душу ужас, который буквально душил святого отца на протяжение всей исповеди. Падре перевёл дыхание и вдруг заплакал. Он плакал о своей молодости, о своей единственной, которую он потерял, и о своей старости, которая давно уже постучалась в его окно: Он плакал, а на улице шёл дождь. Холодный, осенний, но всё-таки порой так нужный нам дождь: октябрь 2009



  • svetka:

    !!!

  • antinelle:

    Хорошая проза заставляет задуматься. Плохая - навлять автору люлей.
    *уходит думать*

  • UNISAUND:

    Имелось в виду этого "позднего" А. Ницше.

  • UNISAUND:

    О том, что нет ничего дороже молодости - и так знают все. И о том, что человечность мешает карьере - тем более. Сказать, что сюжет очень хорош - нельзя. На четверочку при хорошей иллюстрации художника. +++
    Между прочим, Ницше, ярый противник слабости и гуманизма к побежденным - в молодости - к собственной старости полностью отрекся от своего учения и стал "непротивленцем злу насилием" посильнее Толстого. Читать противно.

  • Александр Мартынов:

    Думаю, что хорошо, если человек размышляет на подобные темы. Только в данном случае, на мой взгляд, высоковато поставлена философская планка, а обстановка и герои не помогают, а даже мешают восприятию своей, как мне кажется, нарочитой картинностью.

  • yunona:

    Да...извечный вопрос о человеческой уязвимости.

    Любовь, рождение ребенка, все это с одной стороны дает силы, а с другой - создает уязвимость.
    Очень сложный философвский вопрос, который можно долго обсуждать.