Уйти нельзя остаться

автор: Пилот Пиркс (проза) 11.01.2014
up vote 1 down vote favorite

Уйти нельзя остаться

(Из цикла «Место встречи – будущее»)

Приказ должен быть выполнен

беспрекословно,

точно и в срок.

Устав внутренней службы.

Корабль умирал – медленно, но верно. И Пиркс ничего не мог с этим поделать – «Снег-6» доживал свои последние дни.

Первым везде выключился свет, и Пирксу пришлось перемещаться по отсекам с фонарем в руках. Это было совсем нехорошо – ведь главная работа ему предстояла в реакторном и боевом отсеках.

Второй отказала почти полностью система жизнеобеспечения. Теперь температура в корабле не превышала плюс 6 по Цельсию, и то когда шаттл выходил на солнечную сторону Земли. Работа внутри холодильника, когда там выключен свет – таким Пирксу еще заниматься не доводилось.

Третьей вышла из строя регенерация воздуха. Пришлось запустить химические батареи для получения кислорода. Их должно было хватить на двое суток, а дольше дышать и не придется – орбита шаттла продолжала снижаться, корабль падал.

Пиркс был десантирован сюда шесть часов назад. Орбитальный самолет, доставивший его, сразу пошел на снижение, а Пиркс два часа провисел над бездной, открывая заклинивший люк. «Снег-6» был слишком стар, его стыковочный узел не подходил для стыковки с «Клипером». Наконец проникнув внутрь, Пиркс убедился в том, что шаттл «сыпется» прямо на глазах.

Эхе-хе…Двое суток назад Пиркса вызвали на заседание Совета безопасности, где присутствовали президент и премьер-министр. «Никто, кроме Вас, - сказали ему. – Никто, кроме командира марсианской экспедиции. У других нет вашего опыта. Собирайтесь. Если шаттл беспрепятственно упадет на землю, беды не миновать».

Пиркс собрался. Он всегда собирался быстро. Вот только ядерное оружие, черт его побери, было совсем не по его профилю.

«Снег-6» был покинут на орбите двадцать лет назад, после Большой кавказской войны – БКВ (с применением ТЯО). Экипаж эвакуировали, а корабль оставили на орбите, думая, что его оружие еще может понадобиться. Оружие могло быть применено и в автоматическом режиме. Однако время «Ч» так и не наступило.

Орбита корабля долго поддерживалась коррекционными двигателями, и все было хорошо, но пришел час, и шаттл начал снижаться.

Главной проблемой были четыре высокоточных самонаводящихся боеголовки типа «Брест» мощностью по 500 килотонн каждая, в сумме это составляло примерно 100 Хиросим.

Взорваться при падении они не должны были, но загрязнение территорий могло быть очень обширным…Помимо этого, на корабле еще был ядерный реактор – небольшой, но довольно мощный – с ним тоже надо было что-то делать. Ведь корабль должен был разрушиться в плотных слоях атмосферы.

Основных вариантов было два: либо посадка в ручном режиме, либо сброс боеголовок в океан в глубоком месте. И тот, и другой представлялись фантастичными, если не за гранью возможного.

Для начала нужно было оценить состояние всего ядерного арсенала. Чертыхаясь и плотнее застегнув меховую куртку, Пиркс взял фонарь и полетел в хвост шаттла.

Проверка заняла несколько часов. С одной стороны, все оказалось лучше, чем он думал, с другой – возникла масса новых вопросов, на которые он вряд ли получит ответ, особенно при связи с помехами, на старом оборудовании. Ведь он космонавт, а не ядерный техник. Но выйти на связь с ЦУПом придется.

- Это полковник Пиркс, - сказал Пиркс.  – Шаттл «Снег-6». Докладываю обстановку.

- Реактор и боеголовки в хорошем состоянии, в настоящий момент относительно безопасны. Вместе с тем, учитывая состояние ТДУ и рулевого управления, сажать «Снег» на грунт рискованно. Предлагаю совершить приводнение в Тихий океан, конструкция это позволяет. При необходимости катапультируюсь, если успею. И если сработает система. Прием.

- Мы поняли Вас, товарищ Пиркс, - ответил ЦУП. – Ждите нашего решения. Конец связи.

Пока суд да дело, Пиркс внес необходимые изменения в компьютер корабля, приготовив его к управляемому спуску (компьютер работал от аккумуляторной батареи).

Затем, пока передатчик молчал, он немного побродил по кораблю, изучая реликвии, оставшиеся от экипажа времен БКВ. С этими боеголовками они все время стояли на ушах, похоже.

 Реликвий нашлось немного, но все были трогательные. В рубке управления Пиркс увидел наклейку с изображением сжатого кулака и крупной надписью «РОССИЯ превыше всего». Что ж, собираясь отсюда метать заряды по Штатам или Кавказу во времена БКВ, это было актуально. В итоге метали с земли, работали «Искендер» и «Точка». Сейчас, по прошествии времени, это представлялось по-другому. Не плохо, не хорошо, просто по-другому.

В жилом отсеке Пиркс углядел фото симпатичной юной брюнетки, приклеенное к обшивке. В углу фотографии зоркий взор Пиркса выхватил маленькое сердечко, вырезанное чем-то острым и почти невидимое со стороны.

Наконец, во входном шлюзе, рядом с люком, красовалась надпись, выведенная чем-то белым еще в незапамятные времена: ДЕРНИ ЗА ВЕРЕВОЧКУ, ДВЕРЬ И ОТКРОЕТСЯ.

«Да, были люди в наше время», - успел подумать Пиркс. И в этот момент заверещал радиопередатчик. Его вызывали.

- Товарищ Пиркс, - сказал голос из ЦУПа. – Ваш вариант в целом одобрен. Другого варианта просто не видно. Из Персидского залива вышел в точку рандеву ТАРК «Андрей Первозванный», он ближе всего к вам. Возможна посадка на палубу или приводнение в заданном районе, выбор за Вами.

- Не хочется подвергать опасности флагман российского флота, - усмехнулся Пиркс. – Постараюсь сесть на воду, с Божьей помощью. Спасибо, до связи!

Все это было бы хорошо, когда кораблю не было бы тридцать лет. Во всей полноте это Пиркс ощутил, спустя три часа сев в пилотское кресло.

Беда приходит банально: часть двигателей просто не включилась, несмотря на повторные бесплодные попытки…Топливо за прошедшие годы изменило свои физико-химические свойства и не хотело гореть правильно. Закрылки не выдвигались до конца.

Охо-хо… «Да и черт с ним, - сказал себе Пиркс, - мне удастся быстро свести «Снег» с орбиты, это самое важное. Он не будет медленно гореть в воздухе, распространяя радиоактивную дрянь. А падение в воду, даже на скорости – не самый плохой конец. Это лучше, чем врезаться в землю. Главное – как можно дальше от берега. Ведь не один десяток ядерных зарядов уже похоронен на дне океана!»

Одно было грустно: корабль настолько непредсказуем, что его нельзя оставить до самого конца, надо убедиться в том, что он утонул. Воспользоваться системой аварийного спасения не удастся.

«Что ж, за отца им будет не стыдно», - подумал Пиркс о своих детях.

Потом плотнее сжал штурвал крепкими руками и сосредоточился на главном. Выстоявший в третью мировую «Снег-6», ревя и сотрясаясь, быстро снижался над Тихим океаном.

9-11.01.2013

Примечания.

ТЯО – тактическое ядерное оружие.

ЦУП – центр управления полетом.

ТДУ – тормозная двигательная установка.

ТАРК – тяжелый атомный ракетный крейсер.




чтобы оставить отзыв войдите на сайт