Родственники

автор: Олег Лукошин (проза) 07.07.2004
up vote 0 down vote favorite
Ждали до одиннадцати, потом отправились на поиски. Тамара накинула кофту, повязала платок. Брату дала ветровку.
- Только в лесу могли заблудиться, только там, - говорила она. – Видимо на шахту бегали – тут шахта километрах в шести – а назад дорогу не нашли.
- А у друзей где-нибудь? – спросил Павел.
- Нет, так поздно не могут у друзей. Их бы домой прогнали.
Вышли из дома. Ночь была тёмной до ужаса. На небе – ни луны, ни звёзд. Тамара зажгла фонарик.
- Им по сколько сейчас?
- Старшему семь, младшему пять.
- Ого, большие! Вроде бы вот-вот родились… Я почему-то считал, что у тебя грудные ещё дети.
Дошли до конца улицы. Здесь свернули в лес – он начинался сразу же за домами.
- Ах, негодники… Ах, паскудники… - качала головой Тамара. – Найду – выпорю.
- Раньше бывало, что пропадали?
- Чтобы домой не возвращались – нет. Я и не отпускала их никогда дальше магазина. Но разве уследишь?..
- Там есть где укрыться, на шахте?
- Да где там укрыться!?
Сестра с фонариком шла впереди, Павел за ней. Она буквально бежала, он едва поспевал. Поначалу какая-то тропка виднелась, потом шагали прямо по бурелому.
- Ты не подумай, - сказал Павел, - что я только из-за денег приехал. Их я, кстати, сразу же вышлю. Как только доеду.
- На шахту смысла нет идти, - вполголоса, но надрывно разговаривала сама с собой сестра. – Они в лесу где-нибудь.
- Мне и тебя повидать хотелось очень. Сколько – лет пять-шесть не встречались… Я, честно говоря, одно время зол на тебя был.
Под ногами хрустел хворост. Павел шагал вытянув руки – огонёк фонарика мелькал где-то впереди – Тамара не ждала его. Он спотыкался, налетал на деревья и то и дело чертыхался.
- Только бы на болото не вышли…
- Может я и не прав конечно, но ты тогда тоже палку перегнула. Взять так и уехать, всех к чертям собачьим послать: мать, отца… Они тоже с недостатками, я не спорю, но так же нельзя с ними.
- Перепугались ведь, сидят где-нибудь, ревут… Уж лучше бы на месте оставались, а то метаться станут.
Кричали, звали их. «Коля!» «Саша!» Останавливались, прислушивались. Ничего, ни звука.
- Ну найдитесь мне только, ну только найдитесь мне! Все потроха из вас выбью! – Тамара тряслась уже.
- Я же знал, что муженёк твой – гнилой мужик. А ты: нет, нет, мы вдвоём горы свернём!.. Нате вам – смотался, попробуй, найди.
- Подумать, хорошенько подумать надо – каким путём они идти могли. По колее? По колее дошли бы. Значит прямо так, напрямую двинулись.
В темноте не было видно, но наверняка она была очень бледной сейчас. Губы её дрожали, она то и дело облизывала их.
- Коля! – орала истошно. – Саша!
Тишина.
- Я в поезде когда ехал, - говорил Павел, - в окно смотрел: деревни какие-то, посёлки, один другого страшнее. Унылые все, серые. Вдруг говорят – твоя станция. Боже мой, думаю – неужели здесь ты живёшь?!
- Колька-то порассудительней. Догадается, может на месте сидеть… А перепугались-то наверное, а перепугались!
- Мать, кстати, совсем сейчас больная. А отец работает ещё. Склад сторожит.
- Дома теперь сидеть будут… Чтобы хоть раз я их ещё отпустила!
Накрапывал дождь. Мелкий, но неприятный.
- Ты, конечно, Тамар, человек сильный, решительный, но и глупостей немало делаешь. Так же нельзя обрывать всё. Это же всегда – стремишься в космос, а оказываешься в Тьмутаракани.
- Взгляни-ка под дерево. Не они это?
- Нет, тут пенёк какой-то… Родители, между прочим, готовы помочь. Ты бы съездила к ним как-нибудь, помирилась бы что ли. Они же тоже переживают.
- А что, если они уже мёртвые? – остановилась вдруг сестра. – Валяются где-нибудь со сломанными шеями…
- Да ну, брось. Ничего с ними не случилось.
- Не прощу себе это, - она прижалась к нему. Ревела навзрыд, дрожала вся.
- Ну, ну, - успокаивал он её. – Не надо, не надо. Найдём мы их, обязательно найдём.
- Коля! – орали они снова. – Саша!
Часа в четыре утра, когда забрезжил рассвет, дети всё же нашлись. Свернувшись калачиком, прижавшись друг к другу, с дорожками слёз на лице, пацаны спали в ветхом охотничьем шалашике. Тамара тут же хотела растолкать их, но Павел остановил её.
- Не надо, не буди. Напугаешь только.
Сестра послушалась.
- Да они живые ли? – утирала она слёзы.
- Живые, живые. Вон дышат как!
Они присели рядом. По земле стелился туман. Было холодно.
- А я недавно грыжу вырезал, - сказал Павел.
- Да что ты!
- Ага. Терпел, терпел – нет, думаю, хватит.
Вздрогнув, пацаны заворочались.



чтобы оставить отзыв войдите на сайт