Игры бабочек

автор: Nikolas Po (проза) 26.05.2007
up vote 0 down vote favorite
ИГРЫ БАБ()ЧЕК 'Когда пион цветет, он тянет всё вверх, а затем исчезает, не дав ответа...' I. Она летит, такая слабая и всесильная одновременно. Взмахом крыла она может вызвать необратимую цепочку событий, поворачивающих вспять океанские волны и разрушающих бетонные стены. Забавно, но каждое дуновение ветра сносит ее крылья от цели настолько, что в ее маленькой головке эта цель исчезает и появляется новая, и так снова и снова. Мелькают города и сменяются пейзажи. Набережная Темзы и холодные камни мостовой, водяная взвесь водопадов, через которую так сложно лететь, теряясь в тропических джунглях, альпийские луга и пронизывающие запахи травы, колыхающейся на них. Все эти смены кадров как покосившаяся в аппарате кинопленка не имели последовательности и какого-либо смысла, и, по сути, были нереально быстры, и, в принципе, невозможны для бабочек. Но эта бабочка видела все это, возможно не сама, быть может, глазами сотен тысяч других бабочек, распространившихся по всему свету, и картинки как в зеркалах отражались в одной паре глаз на одной паре крыльев. Как им это удавалось, и какая связь была между всем этим цветным разнообразием, останется тайной, не требующей разгадки. - 03*01*1806г. - 'Мне кажется, от меня скоро отвернутся все немногочисленные друзья и знакомые. Им надоело, что я мало их замечаю. Что меня никогда нет на месте. Что я все время только и делаю, что гоняюсь по всему свету за этими бабочками: А жаль: они ведь не понимают, зачем все это. Этой зимой выпало очень немного снега. Кажется, что и не зима вовсе. Снова собираю чемоданы. Нужно до 20-го числа сего месяца быть в Пекине: Это важно:' *** Сейчас в поле ее зрения находились невысокие горы северного Китая, точнее подножие одной из них. Преобладал зеленый и слегка разбавляли его буйство стены крестьянской хижины, неуправляемой лодкой плывшей в этом бурном потоке. У входа в хижину возвышалась куча стружки, с верхушки которой ветер изредка срывал несколько кусочков мертвого дерева и отправлял их в непродолжительное путешествие. Рядом, на деревянном табурете с тремя ножками, сидел старик-китаец. На его короткой седой бороде оседали те самые стружки, чего старик не замечал, так как был занят очень серьезным, судя по выражению его лица, занятием. На земле вокруг табурета были разбросаны еще свежие, пахнущие деревом, таблички с вырезанными на них надписями. Какого либо видимого порядка в этом не было, хотя с места наблюдателя нельзя было прочитать все надписи. Уверенные движения рук старика и осознанный взгляд из-под седых бровей опровергали бессмысленность происходящего и заставляли задуматься о собственном праве на созерцание всего этого. Мастер напевал себе под нос старую китайскую песенку. Ее смысл был довольно прост, но что-то заставляло затаить дыхание и прислушаться к ее словам, проникавшим так глубоко. Далекая северная страна... II. Яркое порхающее пятно мелькало сквозь деревья. Так быстро и в такой тишине, что казалось, если открыть окно автомобиля, то услышишь шорох крыльев. Перелетая над асфальтовой рекой, от которой поднимались потоки раскаленного воздуха, это существо словно Как неожиданно могут пересекаться и проникать друг в друга судьбы людей, которые могли никогда не встретиться... В расплывающемся радужном пятне бензина отражалось свинцовое небо. Это был пятый летний день. На не по-июньски холодном асфальте лежал лицом вверх человек. В его широко раскрытые глаза падали быстрые дождевые капли, а человек не мигая, ловил эти капли. На шее чуть ниже уха сидела бабочка, рядом с татуированной точной копией себя. Она сидела на краю многоэтажного дома. Перед ней была железобетонная пропасть, а здесь на крыше из воздуховодов поднимался такой теплый поток дыхания жилых домов, что не хотелось никуда исчезать. Но что-то внутри мешало насладиться обстановкой, навязчиво покалывая в области солнечного сплетения (хотя его нет у бабочек). Мечты опьяняют. Их наркотический туман обволакивает голову как мягкая пуховая подушка, приглушая реальность, в которую с каждым разом все сложнее и сложнее возвращаться. - 21*07*1807г. - 'Пью дешевый черный чай и продолжаю искать это насекомое: Египетские ночи так утомляют. Сухо: песок на зубах и быстро испаряющаяся вода из кувшина, который оставляю на столе.



  • Thalie:

    Интересное начало. Интригует.
    А если друзья не способны распознать истинное увлечение, то какие они после этого друзья?

  • Nikolas Po:

    Продолжение будет...