Археология путей и сообщений (2005-2017) ч.1

автор: Neron (поэзия) 14.04
up vote 0 down vote favorite

***

Девять недель с половиной, наверное,

  это для долгой, счастливой,

а для обычной достаточно и четырёх,

чтоб познакомиться и разругаться могли вы

с самой красивой и умной из этих

  брюнеток, блондинок, дурёх.


Если глубокое чувство, как обморок,

  дольше обычного длится,

и с каждым днём ты всё меньше и меньше похож

сам на себя и, как месяц, худой, бледнолицый,

в липком тумане с ножом одиноко,

  пугая прохожих, бредёшь,


значит, ты выпал, не то что в осадок,

  а вышел из лунного цикла

и под воздействием нейротрофинов и звёзд

всё принимаешь как есть, что бы там ни возникло –

даже обиду и глупость чужую

  используешь в собственный рост.


Только от этого толку немного

  и радости нету ни капли –

весь этот опыт готов променять на одну

встречу внезапную, как новогодние залпы,

что так рассыпали сверху на голову

  жёлтых салютов копну.


***

То, что я здесь и сейчас, и целую тебя –

Это не сон, даже если он снится обоим.

Может, ещё один шанс одолжила судьба

Ночью услышать безумных сердец перебои.


Я не хочу, не хочу причинять тебе боль:

Мы ничего изменить в этой жизни не можем –

Я изменю тебе утром с работой любой,

Ни на секундочку не задержавшись в прихожей.


Ты веселишься, мой свитер надела – зачем?

Он был большой, когда я ещё бегал подростком.

Если понравился, то забирай насовсем –

Я в нём казался себе недостаточно жёстким.


***

Ты можешь быть, а можешь и не быть,

Искать и находить, найти и не сдаваться,

Бояться полюбить – и полюбить паяца.

Игра проиграна – и не помог гамбит.


Что правдой быть могло, что будет ложью впредь?

Под сакурой саке – или под вишней водка?

Обрушился на сад град страшный, но короткий.

И можно пить. И невозможно петь.


А вишня – выжила. Что вишне вешний град?

Непрошеный и бешеный дурак,

Не враг, а друг, возможно, даже лучший.


Цветам обиженным страшнее во сто крат

Холодный душ дешёвых передряг,

Черёмухи кокетство и удушье.


***

Шарманка-шарлатанка

Нуди́т и ну́дит боль,

А я по тёмной улице

И поперёк, и вдоль


Хожу, для всех потерянный,

Богами и людьми

Во всех делах обманутый.

Хоть месяц отломи,


Просплю весь день разбойником,

А ночью не усну.

По будням и по праздникам,

Всю зиму и весну,


И летом, даже осенью, –

Никто и никогда

Так не любил бессовестно

Пропащие года.


***

Мне так понравилось, что можно

Тебя в себе нарисовать,

Отождествить неосторожно

И в губы так поцеловать,

Что абсолютно не удастся

Единый организм опять

На независимые царства

Усильем воли разорвать.


***

На таком плато широком

горизонт – неисчерпаем,

так широк, что ненароком

глубину его пронзаем

и выхватываем взглядом

исчезающие крохи,

кажется – настолько рядом,

что порежешься на вдохе.


***

Ещё не высушив промокший скарб дорожный –

а фотоаппарат достать из рюкзака

и выставить фотоальбом неосторожно

для всех, для каждого. С какого огонька


набраться наглости и написать: в России! –

как будто уезжал за тридевять земель,

как будто ждут тебя, как будто бы просили,

откуда сообщать, надолго ли отсель?


Не так и далеко и ненадолго ездил,

и можно рассказать, и можно позабыть,

зачем и почему.


Подумал невзначай, что очень может быть,

среди больших созвездий,

горит и горяча кому-то, но кому?


***

Всю ночь ходил вокруг палатки

и ветки мелкие ломал.

Наутро, вывалив манатки,

всё сетовал: рюкзак твой мал.


Взвалив на плечи свой, огромный,

шёл через чащу напролом

и этим кабана напомнил

с обломанным в боку копьём,


которого пытались греки

от Калидона отогнать –

но сосчитала на орехи

от вепря греческая знать.


Сократ

Он целый год вокруг

да около шагает,

беседует и вдруг

на месте застывает,


стоит, раскрывши рот,

чуть приподнявши ногу –

и кажется, вот-вот,

ещё совсем немного,


он, наконец, шагнёт,

зевнув, опустит руку,

и мысль опять умрёт –

на этот раз от скуки.


Но он стоит и ждёт

и мысль не отпускает,

смешно раскрывши рот,

живёт – не умирает.


***

Так мало народа пришло на доклад –

Как будто Гомер устарел.

А гнев, а обида в груди не болят –

Насытились музыкой стрел?


Копьё аргумента научной статьи

Пробьёт равнодушную бронь

И вскроет проблему как внутренний стиль –

Ты только добычу не тронь.


Микросхема

Хотя бы что-нибудь большое

Или тяжёлое, а то –

Наваливаешься Левшою

И впаиваешь в решето


Какую-то мадам Петрову

Под бок такому же Петру

Под грохот этот, шум портовый,

Кровоточащий поутру.


Безрезультатно жалом тычешь

В расхлябанную колею –

Вот так и слепнут сотни тысяч,

Цепляясь к инобытию.


Но ей, мятежной, нет покоя –

Пока отсутствует уют,

Ничтожной капелькой припоя

Подвижницу не прикуют.


***

Вместо храма вход в подземный мрак –

В Ленинграде строили не так:


Не вычерпывали грунт из-под земли,

А всем городом в канавы заползли,


Лапоть-Ваня, деревенский дурачок,

Комсомолку как морковку уволок,


Понаехали заморские спецы,

Заценили всенародные дворцы –


Или там, во тьме египетской зимы,

Помогают катакомбные псалмы?


***

Он курил в Эрмитаже у старых икон,

пробегая расстрельные списки

озабоченным взглядом – так много имён,

как назло, ни одной одалиски,


а вагоны как годы – летят под откос –

впрочем, нужно пройтись и проверить,

как безумную вахту беззубый матрос

проворонил, шатаясь у двери.


Запотевшие пальцы опухшей руки

теребят заскорузлый окурок:

– Как ещё малочисленны большевики,

а уже нэ хватает тужурок.


***

Евро скоро снова станет сорок,

  И зарплату повысят опять,

  Но тяжёлый коричневый морок

Лампой Алладина не унять.


Неизвестно, как ещё надолго,

  И какой обернётся бедой

  Симферопольский шарик над Волгой,

  Севастопольский вальс над Невой.


Как уже давно предупреждали:

  На заре ты её не буди –

Потому что сам не знаешь: та ли

Ярость благородная в груди.


***

После Освенцима писать стихи –

не самый действенный из всех

возможных способов спасать, но грех

не попытаться. Чем стихий-


ный митинг лучше марша златопёрых

рифм-попрыгунчиков, затей-

ников лихих, наездников, которых,

порой, так хочется задей-


ствовать в повествовательном ключе

бюрократической машины?

А то иначе этот стиль мышиный

не оживить уже ничем.



чтобы оставить отзыв войдите на сайт