Чудеса химии - рассказ (продолжение)

автор: Мягков Алексей (проза) 12.06.2002
up vote 0 down vote favorite
Продолжение. Начало см. на http://www.artefakt.ru/mob/prose/work/?work_id=156
Особо подчеркивалось, что следует пристально наблюдать за выходом из воды пузырьков воздуха, тотчас докладывать и принимать меры. - Какие меры? - захотел уточнить командир эсминца "Непросыхающий".
- А вы будто сами не знаете? - повысил голос капитан 1 ранга. - Изучайте документы!
- Боевые гранаты, что ли, в эти пузыри метать? - не отставал командир эсминца, чувствуя молчаливую поддержку присутствующих.
- Гранаты, конечно, бросать не нужно, - смягчился комдив, - но обозначить борьбу с диверсантами необходимо! Вот что! Пусть матросы наберут на берегу камней и пусть они в эти пузыри камнями швыряют. А главное, все это фиксируйте записями!
- Машины проворачивать? - не отставал командир "Непросыхающего". - Ну, чтобы отпугнуть!
- Боже упаси! - замахал руками капитан 1 ранга. - А то порубим наших славных диверсантов в капусту! Все ясно? Выполняйте!
Особенность флотской организации состоит в том, что когда сверху поступает приказ, никто не знает, в какое действие выльется внизу его исполнение. И, наоборот, поступивший снизу доклад, пройдя все положенные инстанции, видоизменяясь по пути, может спровоцировать совершенно ошеломляющий приказ, не имеющий никакого отношения к исходной ситуации.
Одно слово - диалектика! И посмотрел бы я на того Гегеля, если бы ему довелось послужить пару лет где-нибудь на Камчатке. Интересно, что бы он тогда напридумывал?
Когда доклад о странном посинении добрался до командующего флотом, тот приказал немедленно взять пробы воды, вызвал начальника штаба и спросил, как он оценивает ситуацию?
- Не есть ли это диверсия? - волновался командующий. - Может, отравляющие вещества?
- Анализы покажут, - не стал торопиться начальник штаба.- - Но я думаю, это какой-нибудь заводик слил ночью отходы.
Зазвонил телефон. Командующий взял трубку, послушал и шепнул начальнику штаба: "Химики докладывают! Так, это я понял. А медики что говорят? Так. Понял. Благодарю!" - и, положив трубку сообщил:
- Специалисты докладывают, что это какой-то краситель. Неизвестный, но опасности не представляющий. Ну, вот и хорошо!
- У меня предложение, - начальник штаба вспомнил об упрямом командире дивизиона, - раз уж вода все равно посинела, может нам под это дело провести тренировку наших подводных диверсантов? Тем более, что на дивизионе эсминцев уже сыграли тревогу ПДСС? Вот и проверим их готовность.
- Молодец! - похвалил командующий. - Бдительность и решительность! Проводите тренировку, посмотрим, кто кого! - и он довольно потер руки.
Командующий не просто любил учения и тренировки, но верил, что вся флотская жизнь должна состоять из этих мероприятий. А поскольку завет Суворова
"Тяжело в ученье - легко в бою!" воспринимал буквально, то и старался сделать мирную жизнь личного состава совершенно невыносимой, чтобы максимально облегчить эту самую жизнь в грядущих боях.
"Ученье можно сделать из чего угодно!" - наставлял он подчиненных. И делал.
Например, проводились тренировки по пришиванию офицерских подворотничков. Дело нехитрое, но командующий самолично усложнял задачу, давая вводную: "Лейтенант
Петров! Осколком снаряда у вас оторвана правая рука. Ваши действия?" - "Продолжаю пришивать подворотничок левой рукой!" - кричал в ответ офицер, демонстрируя, как именно он это делает.
- Поставьте задачи начальнику разведывательного отдела! - распорядился командующий. - Пусть срочно готовит своих ребят! Приказываю скрытно проникнуть в базу и...
- Условно заминировать какой-нибудь эсминец! - мстительно подсказал начальник штаба.
- Правильно! - согласился командующий. - Действуйте! Инициативу диверсантов не сковывать!
- Нашим придуркам опять не живется спокойно, - сообщил подчиненным командир отряда подводных пловцов. - Напустили в бухту какой-то гадости, а теперь мы в этой гадости должны плавать и минировать эсминцы.
- Не впервой, - вздохнули пловцы.
- Это не все, - командир почесал квадратный подбородок. - -Тревога уже объявлена, матросики глазеют на воду и в каждый пузырь швыряют булыжниками. Хорошо еще, обещали машины не проворачивать. Вот и думайте, как задачу выполнить и по башке не схлопотать.
Пловцы обещали придумать.
- Опять кашу заварил! - тяжело стонал минер. - Штурман, между прочим, мне не нравится, как бы не сознался.
- Не в его интересах, - успокоил Сипунов. - Тем более, что акт у меня.
- Он же его забрал, - стараясь четко выговоривать слова, возразил минер.
- Забрал, да не тот, - Сипунов не стал вдаваться в подробности. - А что-то я нашего доктора не вижу? Сколько он будет от нас прятаться?
- Боится, ясное дело, - икнул минер.
- Ты, вот что, - попросил Сипунов. - Ты, как в себя придешь, найди его и скажи, что мы зла на него не держим. Скажи, мол, чего не бывает меж приятелей. Так и скажи!
- Я в норме! - самонадеянно заявил минер и отправился искать лекаря.
Эскулап сначала не хотел отпирать дверь санчасти и минеру пришлось долго убеждать, что опасности никакой нет. Будучи впущен, он попросил чаю, доктор, освободившись от чувства, налил мензурку и, размякнув, признался, что опять познакомился с замечательной девушкой, уж теперь непременно женится.
- Дурак он, все-таки! - подумал минер, но вслух пожелал удачи.
- Свидание сегодня? - спросил Сипунов, когда минер доложил о состоявшемся примерении.
- Как дадут отбой, так и побежит - заверил приободрившийся минер. - "Добро" на сход уже получил. - Только когда этот отбой будет? - и зло посмотрел на темно-синюю поверхность.
- Кстати, - поинтересовался Сипунов, - как ты думаешь, каков объем воды в бухте?
Минер вместо ответа постучал себя пальцем по лбу. Но Сипунов не обиделся и стал что-то прикидывать, загибая пальцы, потом спросил: "В этом бочонке сколько порошка было? Килограммов десять?" Минер вздохнул и отошел в сторону, чтобы не затевать ссоры.
Состояние объявленной тревоги меж тем сохранялось, по палубам бродили матросы с противогазами и автоматами, бдительно вглядываясь в чернильную воду. Заметив подозрительные пузыри, поднимали крик и принимались весело швырять камни. Каждое такое швыряние тщательнейшим образом фиксировалось в журнале. И таким манером, судя по записям, перетопили немало зловредных диверсантов.
Однако, война войной, а жизнь жизнью. Что бы не происходило, а корабль необходимо красить. Это священное действие нельзя прерывать ни при каких обстоятельствах. И вот, матрос Некрофил, освобожденный от борьбы с диверсантами, орудуя валиком на длинной рукоятке, тщательно закатывал шаровой краской пятна грунтовки и не особенно обращал внимание на окружающую суету.
- Эй, друг! - вдруг услышал он голос от поверхности.
Некрофил заглянул вниз и увидел грязную, ветхую лодчонку, едва державшуюся на плаву. Экипаж был под стать судну - двое неопрятных типов, один из которых пытался грести обломком весла, а другой вычерпывал воду консервной банкой.
- Чего надо? - Некрофил сурово сдвинул густые брови.
- Слышь, друг! - гребец старался держаться ближе к борту. - Помоги, а? Собрались рыбку половить, а этот придурок, - он кивнул на черпаля, - жратву утопил.
- Есть хочется, мочи нет, а до дому... Кинь хлебушка, а?
- Хлебушка? - укоризненно переспросил Некрофил. - Жратву утопили? А водяру, видать, за борт вылили? - он кивнул на пустые бутылки, катавшиеся по дну пироги.
- Ну, так получилось! - заскулил алкаш. - Ты же мужик, сам понимать должен!
- Ладно! - протянул Некрофил, при суровости облика отличавшийся незлобивостью. - Сейчас принесу.
Он аккуратно прислонил древко валика к фальшборту, пошел на камбуз и выпросил у земляка-кока буханку черного. Бомжи терпеливо держались под бортом.
- Держите! - Некрофил бросил им хлеб и наставительно добавил: "Пить меньше надо!"
- Спасибо, друг! - алкаши тут же стали делить добычу, а Некрофил снова взялся за валик.
- А это что? - вдруг зарычал он. - Вы что же, суки нечесаные, делаете, а? - и показал на большой черный крест, нанесенный прямо по свежей краске не иначе, как немытым пальцем. - Вы что мне тут гадите?
Рыболовы засуетились и стали отпихиваться от борта.
- Убью гадов! - пробасил Некрофил и принялся лупить пьяниц по головам валиком так, что брызги краски полетели во все стороны.
Попрошайки тщетно пытались маневрировать, разъяренный сибиряк валиком, словно отпорным крюком подтягивал лодочку и продолжал наносить меткие удары. Уклоняясь, один из алкашей сделал неосторожное движение, и утлый челн перевернулся. Рыбаки окунулись в воду, но мгновенно вынырнули, хорошим кролем подплыли к скоб-трапу и с ловкостью циркачей вскарабкались на пирс. Преисполненный жаждой мщения, Некрофил, не выпуская валика, пронесся мимо вахтенного на причал, намереваясь разделаться с нечестивцами.
Замаскировавшийся в кустах командир боевых пловцов оторвал от глаз бинокль и поднес к губам портативную рацию.
- "Непросыхающий" заминирован, - доложил он, - знак минирования - черный крест на левом борту. Группа минирования в настоящее время осуществляет отход.
Тренированные диверсанты осуществляли отход с такой прытью, что Некрофил скоро понял, - не догнать! Он погрозил вслед беглецам пудовым кулаком и вернулся на борт, где тут же получил нагоняй за самовольный сход на берег.
А диверсанты, каждый их которых мог при надобности справиться с дюжиной таких Некрофилов, залезли в кусты к своему начальнику и удостоились его похвалы.
Получив донесение, что эсминец заминирован, начальник штаба поспешил на пирс, чтобы уличить комдива в низкой боеготовности вверенного ему соединения. Одновременно он приказал командиру диверсантов и двум его героям также прибыть на стенку.
Комдив, с трудом скрывая неприязнь, доложил начальнику штаба о ходе учений и протянул журналы, в которых были зафиксированы все пузыри и каждый брошенный камень.
- Можете засунуть эти журналы себе в... … - весело ответил начальник штаба и, объяснив, куда именно добавил: "Непросыхающий" заминирован! Играйте "отбой"! Офицеров к мне!"
- Этого не может быть! - растерялся комдив. - Ни одного пузыря не пропустили!
- Вот они вам все объяснят, - начальник штаба кивнул на приближавшихся диверсантов. - А вам так скажу, не камнями нужно воевать, а головой! Ну, это для тех, у кого она есть.
Комдив посмотрел на начальника штаба исподлобья, распорядился играть "отбой" и собрать офицеров на пирсе. Командир диверсантов подошел, отдал честь и коротко доложил о проведенной операции. В это время офицеры с кораблей, сбегая по трапам, образовали тесную группу за спиной комдива.
- Все понятно? - с плохо скрываемой радостью спросил начальник штаба. - Вот, полюбуйтесь, командиры и офицеры, на правом борту крест! - и сделал рукой артистически плавный, указующий жест.
Головы присутствующих согласно повернулись вслед адмиральской руке. Все разом уставились на борт "заминированного" эсминца. Никакого креста не наблюдалось.
- А-а-а! - протянул старпом "Непросыхающего" и поглядел на своего командира. Тот выпустил из себя длинное "Е-е-е!" и дернул себя за нижнюю губу. Далее собрвшиеся последовательно произнесли "И-и-и! О-о-о! У-у-у! Э-э-э!" и наконец молодцы-диверсанты выдохнули "Ы-ы-ы!" и чуть присели.
Таким образом запас гласных русского языка был исчерпан, и командир "Непросыхающего", обретя вновь душевное равновесие дерзко заявил: "Нет креста, нет и мины!"
- Был крест! Своими глазами видел! - выкрикнул уязвленный командир диверсантов.
- Был! Был! - обиженно заголосили мокрые и грязные лазутчики.- Мы же его сами нарисовали!
- Нет, значит и не было! - комдив неожиданно для себя процитировал Остапа Бендера на Васюкинском шахматном турнире.
- Молчать! - топнул ногой адмирал. - Доложите еще раз подробнее! - он ткнул пальцем в начальника диверсантов.
Тот сообщил о действиях своих подчиненных с разбивкой по минутам и отметил их смекалку и выдержку.
- Т-а-а-к! - нехорошим голосом прохрипел начальник штаба.
- - Теперь, - он повернулся к офицерам дивизиона, - отвечайте, как на духу, подплывали к вам на шлюпке посторонние лица? - и уставился на старпома.
Тот поежился, покосился на своего командира и признался, что "подплывание имело место, но происходило под бдительным контролем со стороны личного состава".
- Голову мне дурите! - закричал адмирал. - Видали, "под контролем"! Неприятностей захотели? Что заткнулись? Может здесь хоть кто-нибудь четко доложить?
Ясно, что докладывать следовало дивизионному начальству.
Оно и радо было бы что-нибудь доложить, да не знало, что.
Повисло тягостное молчание, а это самое опасное, что может быть на службе.
- Разрешите мне? - из рядов выдвинулся Сипунов и у командира эсминца екнуло сердце.
- А! Это ты! - адмирал неприязненно глянул на Сипунова, узнав штатного возмутителя спокойствия. - Ну, если более некому, доложи, хоть, ты!
- После объявленния тревоги, - звонким голосом начал Сипунов, - по приказанию командира корабля были предприняты все необходимые и предписанные меры по обеспечению безопасности. Кроме того, - Сипунов подпустил в голосе значительности, - командование дивизиона и кораблей осуществило прогнозирование возможных действий условного противника.
Командир дивизиона округлил глаза и слегка приоткрыл рот, но тут же опомнился, плотно сжал губы и подтверждающе кивнул.
- В результате глубокого анализа ситуации, - продолжал чеканить Сипунов, - был сделан обоснованный вывод, что действия противника будут иметь две составляющих - акцию отвлечения и непосредственное минирование. Учитывая высокий профессиональный уровень наших диверсантов, аналитическая группа пришла к убеждению, что основные силы боевых пловцов, после проникновения в акваторию базы, с учетом возможного противодействия, будут лишь демонстрировать свое присутствие. Задача же минирования будет возложена на вторую группу, которая попытается приблизиться к кораблям открыто, под видом мирного населения.
- Все так и было! - подтвердил командир пловцов и потряс пудовым кулаком.
- Ну, и что с того? - взвился начальник штаба. - Корабль же все одно заминировали!
- Так точно, товарищ адмирал! - Сипунов вскинул подбородок. - Было принято решение позволить замаскированным диверсантам подойти к борту и осуществить задуманную акцию. Личный состав должен был сделать вид, что целиком занят борьбой с аквалангистами и не обращать внимания на гражданских лиц. Проявить, так сказать, притворную беспечность. Обученный и проинструктированный специалист вступил с ними в контакт, позволил произвести условное минирование, затем искусно разыграл вспышку гнева, напал на диверсантов и некоторое время преследовал.
Окончание следует на http://www.artefakt.ru/mob/prose/work/?work_id=158



чтобы оставить отзыв войдите на сайт