Трехдневное свидание (продолжение)

автор: MountainSun (проза) 28.04.2004
up vote 0 down vote favorite
- Простите, а переправа - это что?
- Переправа, это то без чего мы можем только так ходить, а с переправой - на тот берег за пять секунд.
После обеда нас ждал аттракцион повеселее. Придумал я тут на днях экстремальную переправу типа "обезьянник". Над карьером, где спускали страдальца, друг против друга стояли два дерева. Вот на них-то мы и натянули эту самую переправу. Пока тянули, Марине делать было нечего. Посуду она вымыла, за водой сходила. "Да, женский долг - держать очаг".
- А мне что делать?
- Ну, пока сними футболку, позагорай! - ответил я.
- А ничего, что я в нижнем белье? - спросила Марина, нехотя стягивая с себя футболку и расстилая ее на земле.
- Если тебя смущает твое нижнее белье, можешь его снять! - пошутил из-за дерева Леша.
Переправа готова к употреблению. Первый пошел Антон. Тяжеленький кабанчик! Веревки разошлись так, что на верхней висишь обеими руками, а нижнюю едва ногами достаешь, и еще их перекручивает, что ты то носом вниз, вплоть до горизонтального положения, то точно также назад. А если сорвешься, то лететь тебе вниз метров двадцать. И молишься, чтобы страховка не подвела. Вроде бы удачно. Антон на том берегу карьера.
-Трамвай свободен! И переправа тоже!
С трамваем к нам приехала обвязка.
- Прошу! - намекая Марине на ее очередь, сказал я.
- Нет, я туда не пойду, страшновато.
Для первого раза это совершенно нормально. Если ты в обвязке, тебе нечего бояться. Это основное правило. Но если ты в обвязке впервые, еще к ней не привык, то никакой смелости она тебе не придаст. Следующий - Леша. Пристраховался, пошел. Идет, идет, идет… И вдруг решил отдохнуть. Отпустил руки и… Повис! При этом нижняя веревка выскользнула у него из-под ног и оказалась выше него, и даже выше верхней веревки, за которую он держался руками, плюс еще длинный ус Антоновой обвязки. В общем, Леша не доставал рукой ни до одной веревки, и, соответственно, без посторонней помощи или дополнительного снаряжения, вылезти не мог. За трамвай мы его вытащить не смогли. Слишком большой рычаг, и карабин буквально заклинивало, когда он поворачивался на веревке. Если бы трамвай был встегнут сначала в грузовую веревку, а потом уже в Лешу, мы бы, несомненно, его вытащили. Я прислал ему тем же трамваем веревку и кучу железа, чтобы он вылез на нижнюю веревку и встал на ее ногами. Тогда он бы продолжил свое движение, как и раньше. А мог бы просто подтянуться на усе, достать до нижней веревки, прицепиться к ней поясом и ползти по ней, как по обычной навесной переправе. Но это было неинтересно, да еще у Леши не было сил, чтобы вытянуть свой вес обратно на переправу. Это уже не кабанчик, а маленький слоник.
А дуб в это время трещал и скрипел. Казалось, он не выдержит такой нагрузки и рухнет вниз вместе со всеми веревками и человеком, висящим на них. Я привязал хвост верхней веревки к стоящей рядом ели. Хоть частично нагрузку с дуба снять. Тем временем мы с Антоном поняли, что Леша не дотянется и до той груды хлама, который я ему послал. Вот вам и реальные спасы! Ночью тренировались, теперь будем вытаскивать реально застрявшего человека. Он там висит, любуется Москвой-рекой через дыру между кронами деревьев, Марина его фотографирует… А я в это время по нижней веревке, как по навеске, бегу его вытаскивать. Пока бежал, веревка под моим весом провисала все ниже и ниже, и вскоре Леша смог до нее дотянуться. Я немного поковырялся, сделал стремена, вылез наверх, подождал, пока Леша дойдет до конца, разобрал свеженавязанную "паутину" и пошел дальше. Уже не как по навеске, а как по обезьяннику. Было решено стянуть веревки между собой, чтобы они так сильно не расходились. Также были и более другие споры на эту тему. Леша сначала предъявил претензии ко мне, почему я не сказал ему, что надо пристегиваться коротким усом, потом решил, что надо обоими усами встегиваться в обе веревки. Трудно было что-то сказать об усах на обвязке Антона: блокировка у него была сделана черт знает как, узел затянулся намертво, и, вдобавок ко всему этому, она слетала с человека, так как ее нельзя было подтянуть. На моей обвязке короткий ус был такой же, как у Антона длинный - примерно на длину руки минус длина карабина, чтобы можно было встегнуть ус в жумар и спокойно доставать до него рукой, свесившись отдохнуть. Сначала веревки стянули близко от "берега", затем - посередине. Эту операцию выпало делать мне. Пока делал, успел зависнуть, примерно как Леша. Но теперь ребята меня вытянули. На трамвае с моей стороны, на расстоянии, равном длине короткого уса я завязал австрийский проводник и встегнул его в переправу. Теперь, при срыве, сначала нагружался трамвай, а потом уже ус. И вытащить меня было легче. Несмотря на срыв, я вернулся на переправу и доделал работу до конца. Прошедший по ней после меня Антон снял с нее крайнюю стяжку. Она больше не нужна. Один минус был у этой стяжки. Все мы разного роста, и мне на середине переправы верхняя веревка была на уровне подбородка, а самая устойчивая позиция на такой переправе "звезда", когда руки подняты вверх и держатся за верхнюю веревку, а ноги на ширине плеч стоят на нижней. В этой позиции можно спокойно регулировать свое положение в пространстве, подавая корпус назад или вперед, находить положение равновесия. Тут же приходится прилагать усилие, чтобы не соскочить с веревки, откинувшись назад градусов на шестьдесят. А вот Марине было самое оно: верхняя веревка шла выше ее головы. Притягивать веревку к груди, а точнее подтягиваться к веревке и остаться при этом в таком же неустойчивом положении. И достаточно только оторвать от нее ноги или хотя бы сделать шаг, чтобы сорваться и повиснуть на страховке, так как на руках, особенно согнутых в и без того уставших локтях, долго не провисишь. Нижняя веревка уйдет вверх, на длину оттяжки. И ее уже никак не достать, разве что перевернуться вниз головой и зацепиться за нее ногами, как обезьяна. С этими мыслями в хорошо проветренной голове я еле-еле выкрутился и, пуская волну по спине и ногам, поймал точку равновесия. Когда переправа немножко успокоилась и перестала совершать крутильно-колебательные движения, я дошел до конца. Марина так и не решилась попробовать на себе этот "аттракцион".
- Это еще не все. Мы будем ходить по ней ночью. С перестежкой в местах стяжек. И спасы какие-нибудь придумаем. Жалко, что нет фотоаппарата, позволяющего снимать ночью. А лучше видеокамеры.
Вот такое маньячество я устраивал доверяющим мне друзьям второй день. Другие уже, наверное, послали меня, куда подальше, или утопили в Москве-реке. Но, никто не жаловался! Все были довольны! Можно нашлепать фотографий, пойти в мастерскую, заказать все кадры, и половину не напечатают. Подумают, что такого не бывает. Висящего на переправе Лешу точно сочли бы за наложение кадров. Висит в воздухе среди листвы, ведь веревок-то не видно! Особый интерес привлекли бы ночные фотографии, если бы мы их снимали. Но, к сожалению, нечем. А ночью эта переправа выглядела менее опасно, по крайней мере, не видишь, куда тебе лететь. Спасы на этот раз решили не устраивать. Одного уже спасали. И на этот раз Марина, набравшись мужества и собрав в один кулак всю силу воли, ступила на переправу. Но далеко не сразу она на это решилась. Сначала сами прошлись, причем неоднократно. В темноте, без фонарей, боясь потерять веревку, постоянно нащупываешь одну под ногами, другую - в руках. И только на стяжках перестегиваешься. Сначала трамвай, потом ус, чтобы не было при этом прекращения страховки. А прекращением, для тех, кто не знает, считается даже размуфтованный карабин, несмотря на то, что на нем можно повиснуть. На этой ноте и решился спор Леши о перестегивании усов на одном карабине типа "Ирбис" без муфты. Сначала встегнул в этот карабин один ус, а потом выстегнул другой. Он не только его не замуфтовал, но еще и расстегивал. Так что, на соревнованиях ему бы зачли это как прекращение страховки. А реально, пока уc не нагружен, мало ли за что зацепится карабин, или камень на него упадет, и выстегнулся ус из карабина, и улетел бедный альпинист в пропасть. А из нагруженной веревки карабин не выстегнется.
Антон пошел вперед испытывать следующий этап. Над переправой на ветке за спиной идущего по ней участника висела бухта веревки. Антон, оказавшись между стяжками, останавливается, ищет в темноте веревку, прикрепляет ее к переправе и сбрасывает вниз. Он догадался пристегнуть ее к верхней веревке, а для особо непослушных можно и усложнить правила игры - разрешить вешать вертикальные перила только на нижнюю веревку, и тогда, благодаря стяжкам, обе веревки нагружались бы равномерно. Но, когда жумар дойдет до конца перил, вряд ли кто дотянется до верхней веревки, чтобы пристегнуться к ней усом. А до стяжек далеко. Итак, Антон повесил вертикальные перила и дюльфернул по ним на дно карьера. Мы с Лешей периодически светили ему фонарями, чтобы он видел, куда ему что встегивать.
- А что дальше? - раздался голос снизу
- Теперь бери бревно! - ответил в темноту я, включив фонарь, - И тащи его наверх! Обращайся с ним, как с пострадавшим.
На каком-то занятии в горной школе нам рассказывали про соревнования. Очень часто для имитации пострадавшего используют бревно, весом примерно с человека. Но там участники в него крючья забивают, чтобы меньше с ним возни было. Бедный страдалец, с которым так обойдутся!
- А какое брать? Которое поменьше?
- Лучше то, которое полегче.
Антон выбрал легкое бревно, очень тонкое и длиной метра два с половиной . Привязал его к концу перил, вылез наверх, обратно на переправу, вытащил бревно и пошел с ним на берег, перестегивая бревно через стяжку по всем правилам страховки. Этот этап часто встречается на соревнованиях по технике горного туризма. Один из самых интересных, где нужно хорошо продумать тактику, чтобы не потерять снаряжение и не зависнуть самому. Здесь, действительно, умом шевелить надо. Одно допущение мы сделали: двое на веревке (бревно и человек).
- Представь себе, идешь ты в горы, вешаешь переправу, один бежит по ней, а другой усом в нее встегивается. И тут бьет по переправе молния и голос сверху: "Штраф! Двое на веревке!"
- А можно, я не буду спускаться и подниматься, я просто пройду от начала до конца? - тихим дрожащим голосом, почти шепотом, спросила мена Марина.
Надо было видеть выражение ее лица. Как будто ее террористы под дулом пистолета гонят в камеру пыток. Она действительно, боялась, но больше она, видимо, боялась того, что опозорится перед нами, что ее опустят по всем статьям, но что она испытывала на самом деле в эту минуту, известно только ей. А с другой стороны все-таки хочется получить ярчайшие впечатления от "свидания"! И она прошла!
У нас едва хватило сил снять переправу, не снимая с нее стяжек и не выпутывая застрявший где-то ближе к другому берегу трамвай. Пока развязывали эту "паутину", потеряли веревку и пару карабинов. Пересчитали снаряжение и пошли вниз, искать. Веревка лежала одним концом наверху, это и был тот самый трамвай, а за карабинами пришлось спускаться. Теперь осталось плюхнуться в холодную воду Москвы-реки, освежиться и попеть песни. Прямо, как вчера. Во время сидения у костра обсуждали, какой карабин обязательно замуфтовывать, а какой - нет, ошибки в нашем "маньячестве", которое умному человеку и в голову не придет. Но надо же было придумать что-нибудь походное и просто суперинтересное и при этом еще экстремальное, чтобы заинтересовать человека, занимавшегося до этого по большей мере танцами. Конечно, впечатлений у нее будет вагон и маленькая тележка. А мне было интересно несколько другое обстоятельство. Продолжит ли она это дело после того, как мы простимся с ней в Москве? Насколько сильно закружило ей голову все то, что она видела? Мне еще меньше недели, и я уезжаю на Алтай. Там подобных извращений не будет. Но там будут настоящие горы! А остальное все неважно.
- Споем песню "Скоро горы". Она для меня последнее время очень актуальна!
- А для меня - наоборот,- с грустью заметил Леша.
Его маршрут накрылся медным тазом из-за психологической несовместимости некоторых людей. Но зато он в августе едет в Крым, и может быть, если со мной ничего не случится, я после Алтая к нему приеду.
- Марина, а поехали в августе в Крым! - сделал предложение Марине Леша.
- А когда ты планируешь вернуться?
- В самом конце, чуть ли не тридцатого.
- А у меня двадцать пятого педсовет.
Марина работала в школе учителем математики. А двадцать пятое августа - воскресенье. Все лето она отдыхает, как только отстреляется от школьных экзаменов, а в конце августа - опять все по новой. Дети, уроки… Видать, не судьба. Ну, ничего, муж куда-нибудь свозит. Может быть, когда меня не будет, они без меня приедут сюда и полазают: "Если вам не нравится эта переправа, мы вам натянем более другую!" Насколько более другую - мы еще сами не могли сказать. Куда уж больше-то? Тем более для первого раза и ради отдыха. Стали тем временем думать, кому после лета можно выход сделать, и еще деньжат при этом заколотить. У каждого свои идеи. У меня такой уже был. Один знакомый из Зеленограда, с которым вместе вечеринки проводили, выловил меня, попросил одной фирме, выезжающей на природу оторваться, устроить полосу препятствий. Я им там и устроил более другой аттракцион, по сравнению с тем, что там было (водные мотоциклы, шашлык, дискотека, Body-Art…). А он мне за это денежку подкинул, причем неплохую.
Наверх
--------------------------------------------------------------------------------
Глава IV
Утром лениво вылезли из палаток. Осталось не пройденным зеркало, что в карьере, где тренируют самовылаз из трещины, еще какие-то участки… Но уже настолько было лень, что мы плюнули на все, просто вернулись во вчерашний карьер. Марина сделала станцию, и мы там немножко размялись. Сделали пару экстремальных кадров, как Антон висел на одной руке, или торчал в трещине вниз головой. Прошла женщина с ребенком, попросила нас поднять свое чадо на середину стены и сфотографировала его. Затем прошли по всем карьерам, уже без всякого снаряжения, походили траверсом по стенам, и, в конце сделали памятную фотографию в карьере, где была переправа. Там внизу находилась небольшая пещерка, куда Леша хотел залезть, рискуя не вылезти назад. Его попытки застрять в этой дыре были присечены вытаскиванием его оттуда за ноги. Посидели, искупались. Первый раз за весь выход мы сделали это днем, несмотря на жару, стоявшую все три дня, и тут уже настало время обеда. А потом пора потихоньку собираться. Теперь главную роль учителя Марины взял на себя Леша. Он очень большой специалист по общетуристическим вещам, и он научил ее ставить и собирать палатку, правильно складывать вещи в рюкзак, регулировать на нем лямки, чтобы спина не уставала.
Обратно решили идти другим путем. До автобусной остановки, а потом на автобусе до Тучково. Прежде чем уйти, оставили в заброске соль. Закопали ее под деревом. А теперь рюкзаки на плечи - и вперед! До остановки. Пока ждали автобус, сбегали в магазин, попили пивка, закусили мороженым… В электричке пели песни. Вспомнили, что не пели в лесу. Это классический прием, которым заглушают послепоходную грусть. Когда поезд трогается с места, поют "Прощальную" песню братьев Мищуков; а въезжая в Москву, поют еще две-три прощальных песни. В прошлом году меня приучили петь "Замыкая круг". Хоть она и не авторская, ее в свое время пели все, кому не лень, и я просто заразился этой идеей. Но сегодня мы ее не спели, так как у Леши она ассоциировалась с некоторыми местами, куда бы ему второй раз попасть не хотелось, и с людьми, которых ему больше не хотелось встречать.
На станции "Кунцево" мы простились с Антоном. Ему до Беговой, а мы решили поехать к Леше смотреть его любимый фильм. Пока ждали автобуса, он публично приседал перед всеми машинами с включенными мигалками и кричал "КУ!".
Пока смотрели фильм, стрелки на часах так далеко убежали, что метро уже закрылось. Остались на ночь у Леши. Утром мы с Мариной уехали, когда Леша еще спал. Рады были до безумия. Марина обещала напечатать фотографии и принести их во вторник на Хастл в В-12. Дома я оказался часов в девять утра, и меня тут же обрадовали, что можно съездить на дачу. В Москве в эти выходные мне делать нечего, с учетом того, что все прошлые дни я сидел дома в гордом одиночестве и обзванивал друзей, а они, как белые люди, все разъехались. "Загрустите, заходите, я сегодня здесь один…" Через два с половиной часа я был уже на даче.
Наверх
--------------------------------------------------------------------------------
Эпилог
Вторник, 9 часов вечера. В гостиной В-12 началась дискотека. Я специально приехал с дачи, чтобы покрутить музыку. Полдесятого я был уже здесь и ждал Марину. Ее не было. В районе десяти часов я пошел на балкон этажом выше, сменить Олега, крутившего музыку первый час. И в это время в холле появляется Марина. Вся нарядная, при параде, черт возьми! А я все так же, в тапочках за шестьдесят рублей, шортах и футболке до колен и со шрамом на руке близ часов, что остался от веревки, которой я ее страховал.
- Можешь покрутить еще минут десять, мне надо с девушкой поговорить?
- Да, конечно.
Я оставил Олега наедине с пультом и кучей дисков и спустился вниз. Первое, что я почувствовал - это жаркие, раскаленные докрасна объятия Марины. Она буквально вцепилась в мою шею
- Я принесла фотографии!
- Отлично! Пошли на балкон, покажешь.
Мы вышли на балкон и стали смотреть фотографии. Экстрима было, хоть отбавляй, в очередной раз пожалели, что не снимали ночью.
- Интересно, что подумали твои домашние, когда это увидели? Какая у них была реакция при виде всего этого?
- Маму чуть не хватил инфаркт, свекровь и брата - тем более, а муж еще не видел.
- Наверное, он нас убьет, когда увидит, как мы над тобой издевались.
Посмотрев фотографии, мы вцепились друг в друга и простояли так еще неопределенно долго. Изредка выходили потанцевать, хотя Марина, честно говоря, танцевать сегодня не планировала. Потом я пошел наверх и сменил Олега. Музыка в зале поменялась. Народ, уставший от долбежки и тупых медляков, что иногда шли один за другим, начал веселиться и, разбившись по парам, носиться по залу из конца в конец, рассекая толпу. И пусть моя музыка сильно косит под восьмидесятые, пусть она немного устарела, но народ был доволен.
После дискотеки зашли к Леше, показали ему фотографии. Они у него и остались. Марина себе согласилась напечатать новые. Посидели, попили чай, вспомнили недавно прошедшие деньки, свидание, что затянулось на три дня. Но, увы, пора прощаться. Послезавтра вечером поезд Москва - Барнаул увезет меня туда, куда мне не терпелось попасть уже как минимум полгода. Скоро горы!
Последний раз за этот сезон я провожаю Марину до дома. Время за полночь. Мы вышли из метро. Жара невыносимая, хочется пить. Марина забежала в местный супермаркет 24 часа, купила литр сока. Мы тут же его убили на двоих. Потом долго душили друг друга в объятиях.
- Я не сомневаюсь, у тебя руки крепкие. После общения с горами. Ты знаешь, раньше я мечтала во время танца выделывать разные трюки, типа, закинуть ногу на плечо партнеру, который выше меня, и уже полгода тренирую ради этого растяжку. Теперь я буду тренировать все свои конечности, чтобы лазать по отвесной стене. Еще неделю назад я даже не думала, что здесь, на дискотеке я встречу человека, который даст мне то, о чем я так долго мечтала, и еще в таком красочном виде.
У меня был на все один ответ: "Не надо было так рано замуж выходить". Хорошее дело браком не назовут, а глупость всегда успеешь сделать. Сейчас я больше всего думал о том, как ей будет без меня, когда я уеду. На нее люди оказывают сильное влияние, и, может быть, не сегодня-завтра она увлечется чем-нибудь другим. Но мне она говорила, что скоро пойдет штурмовать один из туристических магазинов, для чего спросила у меня их адреса. И еще спросила, какой лучше покупать рюкзак. Пока мы прощались, время летело, как стрела. На часах полпервого. Мне надо успеть на метро. Еле-еле пересилив себя, мы вырвались из объятий друг друга и разошлись. Я в метро, она - домой.
В тот день у меня было несколько свиданий, и я побывал во многих объятиях. И многие губы в тот день сливались с моими воедино. И только одни объятия были для меня искренними. И принадлежали они…. замужней женщине. Когда я подумал об этом, мне стало очень дурно. Первое слово, просвистевшее в моей голове - "позор". Но к чему оно всплыло? Мне стало не по себе. Вдруг она меня любит? Ведь эта самая веревка, которая поедет со мной на Алтай, действительно сблизила нас, как ничто другое! Еще пара таких свиданий, и ситуация может стать неп



чтобы оставить отзыв войдите на сайт