ДВА ОДИНОЧЕСТВА

автор: Мицкевич (проза) 29.09.2005
up vote 0 down vote favorite
Вове – единственному мужчине,
которого я любила
ДВА ОДИНОЧЕСТВА
Встретились два одиночества на большом Пути.
Встретились - задумались: как же им пройти…
В этом красивом парке, единственном из всех, которые есть в этом большущем городе, всегда горит свет. Но не для всех. Только для одного человека. Он часто приходит сюда, чтобы увидеть этот свет. Потому что без него жизнь теряет смысл. Потому что этот свет необходим как воздух. Свет горящей лампочки.
Из ее дневника: «Странный он какой-то… В хорошем смысле слова. В нем так много тех качеств, которые в других мужчинах меня раздражают, а в нем – нет. Более того, именно это меня и притягивает. Познакомились совсем недавно, а я чувствую, как мы до неприличия близки по духу. И с тех пор еще эта строчка из песни как назло не выходит у меня из головы: «Я летаю, я в раю…».
Из его дневника: «На самом деле, она не похожа на других. Вроде бы симпатичная, веселая, добрая… Но таких много. А она… Что-то есть в ней такое, что задевает, притягивает как магнит. Свет какой-то изнутри. Как лампочка. Точно. Горящая электрическая лампочка. Правда, когда она не в духе, то больше напоминает…электрическую лампочку, взрывающуюся от напряжения. Хорошая шутка! Самому понравилось.
Лампочка моя… Так, стоп! Почему моя? У нас не было еще ничего такого. Да и познакомились не так давно. Откуда взялась эта уверенность, что она принадлежит мне? И что так было всегда!?!».
Из ее дневника: «Я влюбилась. Просто втюрилась, как 15-летняя сопливая дура. И смотрю на него огромными глазами как у кошки в момент…ну, в общем, понятно чего. Так, нужно засечь время. Через две недели максимум это все должно пройти. Я же себя знаю. Если только… Нет! Этого не может быть! Только не сейчас! У меня все так здорово складывается на работе, новые предложения, выгодные контракты. Мне совсем некогда думать о подобной глупости. Главное, успокоиться. Главное себя не выдать. Я же птица сильная, смелая и гордая. Врагу не сдается наш гордый «Варяг». И что там еще говорят в подобных случаях?!?»
Из его дневника: «Любовь? Какая к черту любовь? О чем это она там говорила? Не верю я в это. Ну, понятно, привязанность определенная к человеку может возникнуть. Даже к женщине. Ха!»
Из ее дневника: «Так, в любовь он не верит, на улице не обнимает и не целует. Это, видите ли, неприлично, не эстетично и черт знает что еще! Потрясающий экземпляр мне попался, нечего сказать!!! И смс-ки мы посылать не будем, потому что это, на наш барский взгляд, как-то по-детски. Зачем что-то писать, если можно позвонить и все сказать! И, действительно, зачем? А вот мне нравится! Да, нравится! Это романтично, в конце концов. И что здесь такого? И почему, собственно, я должна делать так, как он хочет?»
Из его дневника: «Вот, идиот! Отправил какую-то «сопливую» смс-ку и как последний кретин сидел и ждал, когда же запиликает телефон, чтобы прочитать ее ответ. Прочитал и обрадовался. Сижу тут, улыбаюсь, как мартовский кот. Тьфу ты, самому противно. Нет. Не противно. Вру, конечно. Очень даже приятно. И получать смс-ки, и звонить, и слышать ее голос. У нее потрясающий голос. И она сама просто необыкновенно потрясающая! Как будто с другой планеты. Нет, ну, конечно, и у нее есть какие-то свои недостатки, не без этого. Но…
Нет, звонить не буду, поздно уже. Или все-таки?»
Из ее дневника: «Сколько он уже не звонил? Неделю. Значит, уже и не позвонит. Или все же позвонит? А может самой набрать телефон? Нет, нет, и еще раз нет! Все! Мы расстались! Я так решила. Нет такой планеты в моей жизни.
Как же плохо, боже! Так, кажется, и залезла бы на эту стенку. Прямо хоть на луну завой от этой невыносимой тоски. Как будто ломка. Как у наркомана. Кстати, может выпить? Полегчало бы. Да нет, хуже будет. Завтра будет болеть голова, а депресняк разовьется до размеров вселенской трагедии».
Из его дневника: «Так, сел и успокоился. И чего это я столько кругов по комнате нарезал вокруг этого телефона? Давай разберемся, что, собственно, случилось? Расстался с приятной девушкой. Ну и что? В первый раз что ли? Сколько их у тебя было в период бурной юности? Правильно – много было. Всех и не вспомнишь. Встречались, расставались. Нормальная практика. Почему на этот раз должно быть по-другому?
Что она там говорила? Ах да, нужно быть искренним, и уметь хотя бы себе признаваться в своих слабостях. Так, попробуем. Мне ее не хватает. Она мне нужна. Ну, не могу я без нее. Неделю уже хожу как пришибленный. Даже пиво пить с лучшим другом не пошел. Хочется ее услышать, рассказать обо всем. Черт, а ведь если признаться самому себе, я никогда и ни с кем не общался так, как с ней, никто меня так не понимал. Иногда даже и говорить не нужно».
Из ее дневника: «Как приятно иногда молчать! Я всегда говорила: качество человеческих отношений определяется тем, не тягостно ли с человеком молчать. Если не в тягость, а порой и приятно, значит он – из твоего измерения.
Он – мой мужчина! Я сразу это поняла. Как только увидела его в первый раз. Только не хотелось в этом себе признаваться. Главное правило стоика: не привязываться ни к вещам, ни к людям, чтобы потом можно было без боли это отпустить. Да я и не привязывалась. Оно само получилось. Хоть это и расходится с любимой мною философией стоицизма, но я уверена: есть встречи, которых невозможно избежать. Есть люди, которых нам посылают Небеса. Как бы не сложилась жизнь, но память об этих людях остается навсегда. Хотя опять-таки по законам стоицизма, такие люди, как правило, остаются в жизни только воспоминанием».
Из его дневника: «Мне перестает это нравится. Я привык жить по тем правилам, которые сам для себя устанавливаю. Последний с ней разговор не доставил никакого удовольствия. Она вроде претензий и не высказывает, но слышно, что ей это не нравится. Удивительное свойство: одним только тембром голоса может показать, как она к этому относится! И все равно…
Почему это я, взрослый мужчина, должен менять свою жизнь, подстраиваться под нее и делать так, чтобы ей угодить? А может бросить все это одним махом к чертовой матери?
Не общались уже несколько дней – и ничего, живой! Вроде даже и не тянет больше. А может, все? Прошло?
Ну да! Вчера какой-то парень ее обнимал при встрече. Я, конечно, виду не подал, мол, мне все равно. А у самого-то кошки на душе скребут. Надо бы выяснить, что за он?»
Из ее дневника: «Значит ему все равно? С кем я бываю, где я и как. Что ж, замечательно. Меня это вполне устраивает. Я человек, ценящий свободу прежде всего и ооочень не люблю, когда эту самую «драгоценную» свободу ограничивают.
Да и вообще. Думаю, это скоро должно пройти. Все признаки налицо. Я о нем реже вспоминаю, ручоночки при встрече с ним не дрожат как у последней алкоголички, сердце не выпрыгивает из груди при одном только воспоминании, да и мужчинами другими стала интересоваться. Этот новый мальчик в нашем отделе – очень даже ничего. И флиртовать со мной сразу стал. Ну да, как же пройдешь мимо такой женщины?!? Звезда! Если ж я не красавица, то и Волга – не река.
Посмотрим - кто кого. Он что думает: я упаду перед ним и буду умолять быть со мной? Как бы не так!
И почему же молчит этот треклятый телефон? До чего же хочется услышать его голос. Он стал таким родным».
Из его дневника: «Все, решено. Завтра позвоню ей, договорюсь о встрече и все скажу. И пусть я буду не логичным. Сначала говорил, что не верю в любовь, а теперь вдруг начну в ней признаваться.
На самом деле не верил. До встречи с ней. Что-то зацепило меня. Зацепило и не отпускает. Я и рад бы, да не могу. Несколько раз расходились, не общались. Я стоически держался и не звонил. Какое-то время. А потом опять. Тянет меня к ней. Как преступника на место преступления.
Черт, дожить бы до завтра. А может прямо сейчас, по телефону все сказать? Нет, лучше при встрече. Чтобы я мог видеть ее глаза и ее реакцию на мои слова. Интересно, а какой будет ее реакция. Может, я все себе придумал, и она ко мне ничего не чувствует?
Вот завтра и узнаю. Дожить бы только до этого завтра».
Из ее дневника: «Кто сказал, что быть Татьяной Лариной в наше время – не модно? У Пушкина, между прочим, это была любимая героиня. И вообще, кто сказал, что в любви должен обязательно первым признаваться мужчина? Я за равноправие полов.
Значит, решено. Завтра утром улетаю в Париж на конференцию, а когда прилечу, позвоню ему, договорюсь о встрече и все скажу. Вот так сразу подойду и скажу три заветных слова: я тебя люблю.
А почему нет? Сколько можно изображать из себя гордую птицу? Кому от этого легче? Правильно – никому. И не важно, что он скажет в ответ. Пошла к черту философия всех стоиков вместе взятых!
Это мои крылья! И никому не дано их у меня отобрать».
********
Красивый парк, единственный из всех, которые есть в этом большущем городе, на миг озарился ярким светом. С неба стали падать незаметные для глаз метеориты. Маленькие осколки чьих-то несбывшихся надежд.
Из его дневника: «Ты никогда не прочитаешь эти строки. А ведь пишу я их для тебя. Или скорее для себя. Чтобы хоть как-то заглушить ту боль, которая постоянно вонзается в меня, и заполнить ту пустоту, которая образовалась во мне и вокруг меня. И чувство вины, которое не дает покоя. Вины за несказанные тебе слова. Те три заветных слова, которые много раз готовы были сорваться с моих губ, и которые я так тебе и не сказал.
Боялся. Всегда боялся: как только узнаешь об этом, поймешь, насколько я от тебя зависим. Потому что был уверен: любовь – это зависимость, и не позволял этому чувству поселиться в своем сердце. Не позволял тебе узнать о том, что оно уже давно живет во мне – это чувство.
Я так много хотел тебе сказать…
Ты говорила мне, что только сильный человек может признаваться в своих ошибках. Я признаюсь. Я хочу быть сильным. Я буду сильным. Для тебя.
Если действительно существует какая-то связь с другим миром (а я в это верю, не могу не верить), я хочу, чтобы ты знала. Хочу сказать тебе то, что хотел сказать при самой первой встрече, когда мы гуляли по нашему парку.
Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ!!!»
08.06.2005



чтобы оставить отзыв войдите на сайт