Прохожий

17 октября 2008 г. 4:57

Песнь о кризисе

Над финансовой системой кризис тучи собирает. Между долларом и евро гордо реет Неликвидность, дырке бублика подобна.
То обрушивая рынки, то стрелой кидая в небо, плачут все - она ликует, игроки и спекулянты чуют гибель в её воплях.
В этом стоне - жажда денег! Обрушенье котировок, экономики паденье и уверенность в банкротстве слышат рынки в этом стоне.
МинфинЫ пред бурей стонут, - робко мечутся по рынкам, в девальвации готовы спрятать страх перед дефолтом.
Олигархи тоже стонут, - олигархам недоступно наслажденье болью рынка, разоренье их пугает.
Глупый Кудрин робко прячет капиталы по стабфондам... Только дух Капитализма реет смело и свободно над седым от страха рынком!
Все мрачней и ниже индекс опускается на биржах, и бегут прочь капиталы, 'ф топку' сбрасывая курсы.
Как лавина гром грохочет. Это рухнул 'Леман Бразерс'. В пене гнева конгрессмены принимают план спасенья. И с размаху в дикой злобе миллиарды выделяют для спасенья 'Годлман Сакса'.
Неликвидность гордо реет, черной молнии подобна, как стрела пронзает биржи, банки в бездну отправляя.
Кризис носится, как демон, - гордый, черный демон рынка, - и смеется, и хохочет... Он над Путиным смеется, над Медведевым хохочет!
В общем стоне '...волатильность!', - демон тот усталость слышит, он уверен, центробанки не удержат бирж от краха.
Пресса плачет, банки стонут и инвесторы рыдают...
Синим пламенем пылают биржевые котировки. И сгорают триллионы...
- Кризис! Скоро грянет КРИЗИС!
Это смело и свободно реет дух Стихии Рынка над ревущим слёзно миром; то кричит пророк победы:
- Пусть сильнее грянет КРИЗИС...

отзывы: 2
30 января 2007 г. 9:14

О вреде работы




отзывы: 5
29 марта 2006 г. 2:08

РАЗМЫШЛЕНИЯ О ЛИБЕРАЛЬНО-ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ И ПРОЧЕЙ ФАУНЕ

Рассмотрим нашу геополитическую природу, в которой мы видим дикий лес и заповедник, именуемый странами золотого миллиарда, или, проще, западными странами, в состав которых по иронии судьбы попадает и небезызвестная страна восходящего солнца. Проанализируем взаимоотношения обитателей заповедника и лесных дебрей.

Звери в заповеднике живут вольготно, если вдруг неурожайный год, засуха, наводнение, лесной пожар или какое другое стихийное бедствие, то заботливые егеря позаботятся о корме, травоядным привезут сена и разложат по кормушкам, голодным хищникам привезут свежего мяса, забив в соседней ферме требуемое количество говядины или какой другой вкусной еды.

В диком лесу звери живут так, как они жили и до эпохи заповедников, т.е. по законам эволюции. Сильный ест слабого. Если волки расплодились слишком сильно и съели лишних зайцев, то возникает дефицит этих самых зайцев и поголовье волков уменьшается. Если стало много зайцев, то становится мало травы или чем там они питаются, в результате и волков станет меньше. Таким образом достигается всеобщая гармония бытия.

В заповедном лесу все обитатели поставлены на учет, птицы переписаны и окольцованы, травоядные снабжены клеймом с номерами, хищникам имплантированы чипы, позволяющие следить за их передвижением, а то, не дай бог, попадут в какую непредвиденную ситуацию и сгинут за зря.

Заповедник отделен от дикого леса естественными границами в виде океанов, рек, непроходимых горных хребтов, а так же искусственными барьерами в виде забора из сетки. Без забора никак нельзя, ибо если какой неразумный расслабившийся обитатель заповедника забредет на территорию дикого леса, то он рискует погибнуть в условиях, от которых он давно уже отвык за несколько поколений. И, наоборот, вдруг возникнет брешь в заборе и на сытую территорию проберутся толпы голодных диких животных и съедят весь корм, предназначенный только для ценных обитателей заповедника. Или, еще хуже, дикие хищники из неорганизованного леса съедят ценных для науки травоядных.

Описанная ситуация понятна даже одноклеточным и не требует каких либо развернутых комментариев. По крайней мере, хочется в это верить. Гораздо интереснее проанализировать психологию обитателей леса, заповедника, а так же тех, кто недавно сменил свою принадлежность упомянутым биоценозам.

Коренные обитатели дикого леса живут в основном так, как жили их предки сто, тысячу или более лет назад по законам дикой природы и, в основном, не задумываются о своем образе жизни, если им не навязывают что-то новое.

Коренные обитатели заповедника тем более не задумываются ни о чем, кроме своего положения относительно кормушки, которое называется социальным статусом. Статус обитателя заповедника может сильно различаться. Так, какой-либо редкий вид животного, в дикой природе не способный выжить и нескольких недель, заботливо охраняется егерями как некая абстрактная научная ценность. С этого места начинаю комментировать аллегорию, в данном случае я имею в виду всяких представителей так называемой сферы обслуживания, которой так гордится западный мир: менеджеры по продажам (водители кобылы, т.е. извозчики - продавцы), визажисты, режиссеры, программисты и пр.

Самое интересное происходит, когда коренные обитатели описанных двух стихий начинают рассуждать об образе жизни своих оппонентов по положению относительно забора.

Обитатели заповедника искренне верят, что их комфортное бытие является следствием ритуального действа по учету каждой особи в процессе кольцевания, клеймения и имплантации чипов. Это сакральное действо именуется либеральной демократией и в качестве главного догмата объявляется первопричиной комфорта. Никто из обитателей заповедника не желает даже задуматься о первоначальном смысле сакральных терминов. Демократия по-гречески - власть народа, республика на латыни - власть народа, народно-демократическая республика - термин, показывающий степень образованности харизматических дегенератов, придумавших это словосочетание. И никто не желает признать, что реальная власть в заповеднике у егерей, которые внимательно следят за численностью всех обитателей и снабжением их едой и комфортом. Егеря тщательно культивируют эту убежденность, так как верующий потребитель легко поддается манипуляции. Он охотно идет на окольцовывание.

Окольцованные обитатели заповедника с чувством крайнего превосходства взирают на жителей дикого леса. Они искренне верят, что дикие лесные звери живут без должного комфорта исключительно из-за своей глупости, именуемой дефектным менталитетом, который им не позволяет подвергнуть себя сакральной процедуре кольцевания и клеймения. Самое интересное происходит, когда в отдельных местах в лесу звери соглашаются на процедуру клеймения и окольцовывания. Подвергшиеся этой сакральной процедуре долго и тщетно ищут обещанные кормушки, которые в соответствии с догматами должны автоматически появиться после священного действа. С упорством, достойным лучшего применения, обитатели заповедника объясняют неудачи некачественным способом реализации священного обряда, посылают своих наблюдателей, подсчитывают количество денег, потраченных на убалтывание зверей в пользу разных претендентов на роль вожаков, разыскивают козни дьявола.

Обитатели леса, обратившие свое внимание на образ жизни в заповеднике, еще более интересны в своем многообразии. Имеются в виду те звери, которые вообще обратили свое внимание на наличие заповедника.

Квасные патриоты начинают истошно кричать, что егеря, снабжающие едой жителей заповедника обирают лесных жителей, взимают непосильную дань в пользу научных интересов по сохранению комфорта для редких видов животных за забором. Таких немного.

Следующая категория - это бывшие жители леса, которые темной безлунной ночью, воспользовавшись рассеянностью егерей, подкопали ход под забором, тихо проползли на территорию заповедника, намалевали себе фальшивое клеймо и затерялись среди местных. Если им удается прикинуться местными в течение некоторого времени, то к очередной процедуре окольцовывания они становятся законными жителями обетованной территории. Эта категория в части отношения к своим прежним лесным соплеменникам делится на две части. Первые тихо помалкивают, вторые, коих большинство, брызгают слюной и кидаются экскрементами в своих бывших соседей по лесу, становясь самыми убежденными последователями священной религии комфорта.

И, наконец, самые экзальтированные звери остаются в лесу, но громче всех кричат про сакральное действо кольцевания. Эти именуются лесными либералами. Особая их разновидность, к счастью немногочисленная, - козлы, призванные возглавлять шествие баранов на бойню, чтобы это шествие происходило без излишней нервозности. Ведь редким хищникам заповедника нужен корм. Услуги таких лидеров-козлов оплачиваются егерями по отдельному тарифу. Здесь для одноклеточных пояснение - имеются в виду особенно активные правозащитники.

отзывы: 6
17 февраля 2006 г. 13:19

тет-а-тет

Просто так.

отзывы: 6
Путеводка. Записки Путешественника.