Шесть Дней. Часть Шестая.

автор: Лунетта (проза) 02.05.2014
up vote 0 down vote favorite

День пятый. Пятница. 28.12.

Ни за что не встану. Никогда, никогда, никогда…. Ни–ког–да! Как болит голова! Кажется, ночью я много кашлял. Я закрыл глаза. Никогда…

***

- Даниил! Полдник… - Родной голос! Я тут же заморгал. Мама…

- Мама?..

Моя крохотная надежда погибла, не успев окрепнуть. Это была Аня. (мое сердце чуть не выпрыгнуло из груди) В коляске. Синяя, усталая, но отчего-то радостная.

- Аня…

Я не узнал собственный голос. Комар и тот пищит громче. Приподняв мою голову, Аня напоила меня чаем.

- Представляешь, тебе нашли донора!

Очевидно, эта новость не давала ей покоя. Где только она ее узнала?

Мой единственный шанс, хлопая крыльями и хохоча, улетел прямо из-под моего носа. Я буквально видел это. Вот он последний раз взмахнул крылом и растворился в воздухе…

- Это худшая новость за все дни… Пересадки не будет, пока я не поправлюсь. А я не поправлюсь…

- Что ты такое говоришь! – она нахмурила брови, в голосе ее звучало негодование, - как ты можешь?! Это…это так эгоистично с твоей стороны! – на секунду мне показалось, что она сейчас мне врежет. Что ж, я заслужил. Хлюпик.

- А ну живо возьми себя в руки! – она все не унималась.

 Это конечно несусветная глупость, что девушки прекрасны в гневе, но сейчас я был рад ее видеть, пусть она и ругала меня, на чем свет стоит. Я улыбнулся. Хотел протянуть руку, коснуться ее, но несчастные конечности отказывались слушаться. Аня заметила мое копошение под одеялом и сама сжала мою кисть.

- Все будет хорошо, - она улыбнулась.

 Мои мысли, спотыкаясь, потекли дальше. Мама. Я так скучал без нее, что мне казалось, я физически чувствую, как это больно. Вот где-то здесь под ребрами тонкая иголка. Колет.

Тут дверь отварилась, и сам Леон принес мне ужин.

- Как дела? – Учтиво спросил он.

- Потихоньку. – Я вздохнул, -  Михаил Игоревич, вы не могли бы позвонить моей маме, а то я умру так и не поговорю с ней. - После этих слов Аня хмуро глянула на меня, но губы ее задрожали. Ей было тяжело это слышать. Я сжал ее руку.

- Непременно.  – Док выражал глубокое участие, - что ж, оставлю вас.

Он вышел в коридор, а успокоившаяся Аня уже дула на еду и протягивала мне ложечку. Я покорно съел.

- На улице снег?

- Не поверишь! Все растаяло! – Я узнал свою Веснушку, - Будто осень! Через три дня новый год, а тут что! – Она протянула мне новую ложку.

- А я думал, дождь мне приснился.

И так без конца. Разговоры не о чем. Лишь бы не касаться больной темы.

Аня ушла только заполночь. Точнее ее увезли.  Как медсестра ругалась! Бедная Веснушка. Я обещал крепиться и не оставлять надежды и веры, но засыпать было страшно.

День шестой. Суббота. 29.12.

Ни–ког–да!

***

- Гордеев!- Медсестра тронула меня за плечо. От этого сразу заныло все тело, - с матерью поговори!

- Мама…- я не верил собственным ушам.

- С Днем Варенья, сынок! Как ты?

- Отлично, мам! – Я взглянул в зеркало, висящее на противоположной стене – трупы наверняка выглядят именно так, - Все хорошо. Как всегда отдельная палата, эксклюзивное питание, личный врач. Я называю его Леон.  – Как можно бодрее сказал я (куда уж бодрее).

- Ну ладно. Я тут говорила с ним…- я испугался. Похоже, он ей все выложил!  Мама зажала трубку рукой, но я все равно слышал, как она плачет. Немного успокоившись, она продолжила, - я скоро приеду.

Мне стало тяжело и совестно от того, сколько страданий я приношу ей. И вновь, словно сотни иголок вонзились мне в сердце. На миг я перестал слушать. Грудь невыносимо сдавило. Я зажмурился.

Мама продолжала что-то успокаивающе рассказывать.

- Сыночек, тут время заканчивается. Я тебя люблю, не плачь! Мамочка обязательно приедет!

- Я тоже очень люблю тебя! Целую! – Я почмокал в трубку.

Вешая трубку, я слышал, как она снова плачет.

Мама прости меня! Мне тоже хотелось плакать, но я не стал.

Закусив губу, я лег на подушку. Мне было очень холодно, бил озноб, а на лбу была испарина. Наверно температура очень высокая…

Свернувшись калачиком, я уснул. В этот раз (невероятно!) мне приснился потрясающий сон!

Я был здоров, счастлив. Справа от меня шла Аня, я держал ее за руку, на скамейке под деревом сидела мама, у ее ног играл неугомонный брат. И все в моей жизни было хорошо. Это чувство не оставляло меня даже когда я проснулся весь в холодном поту, а затем вновь ускользнул в беспамятство.

***

Мама! ....

Мама! ...

***

Вновь очнувшись, я увидел электрические лампочки, куда-то бегущие. Похоже, меня куда-то везут. Тут надо мной склонился Док. По его испуганному лицу я понял – случилось худшее…

Похоже, то конец.

***

Мама! Нет…Не хочу!..

Эпилог.

День???

Число?? Воскресенье.

Свет.

Нестерпимо яркий свет.

Повсюду.

Он бьет по глазам, проникая сквозь веки. Я…я совершенно не понимаю, где нахожусь. Все как в тумане, тело не слушается. Реальны ли мои воспоминания, или это был лишь сон?..

С большим трудом мне удается повернуть голову, и тут до моих ушей долетает тихий стон.

Еле слышный звук моего собственно голоса.

Молния.

Словно ток, меня поразила догадка.

Я жив. Я жив? Я жив!

Насилу открыв слипшиеся глаза, я не верю им. Реанимация. С боку мониторы, моя рука утыкана проводами. Нестерпимый свет льется из приоткрытой двери в коридор. Из моих уст вырывается стон при каждом движении. Но…

Я жив.

Это поразительно. Невероятно. Я повернул голову вправо, пытаясь прийти в себя, осмотреться.

Снова болезненный укол в сердце, дыхание прервалось, грудь сжали тиски.

- Мама…

Что ж, теперь я уверен: все будет хорошо.

  04 июня. 2003год. Тверь.

   -

   (16 марта, 2014год  Тверь)




чтобы оставить отзыв войдите на сайт