Шесть Дней. Часть Вторая

автор: Лунетта (проза) 11.03.2014
up vote 1 down vote favorite

***

Проснулся я от толчков в бок. Лениво отмахнувшись от нарушителя моего сна, я лишь сильнее закутался в одеяло.

-Hi, Даниил! Полдник! Вставай, пока медсестра не скинула тебя насильно!

Пришлось встать. Если я не хочу умереть здесь еще и от голода, нужно что-нибудь положить в рот.

Аня улыбалась моей растрепанной голове.

- Ремиссия долго была?

Рад, что наш первый разговор не помешал ее желанию продолжить знакомство со мной (если я, хоть немного разбираюсь в девчонках, Аня довольно симпатичная и мне очень хочется продолжать общаться с ней, хотя я сам в шоке от этого). Пожалуй, ее поведение можно считать естественным, просто захотелось подумать. Пока моя история не слишком обнадеживает. Ремиссия, затем срыв. Людей (только не меня!) это удручает, расстраивает.

- Кажется, я успел отучиться в пятом классе пару месяцев, четверть.

- В пятом???

- Неужели я так плохо выгляжу?

Мы расхохотались. Очевидно, первый день не так уж и плох… Тут дверь открылась, и белокурая санитарка положила нам на стол яблоки. Антоновка. Я скривился, и мои зубы вторили мне нытьем. Пока я угрюмо жалел самого себя, Аня протянула мне яблоко.

- Спасибо.

Я посмотрел на двух других девчонок в палате, – они слишком угрюмые и молчаливые. Неужели я тоже был таким в начале, когда было очень страшно, и я боялся умереть каждый день, считал, что жизнь моя кончена!..

- Не обращай внимания, они всегда такие. Справа Таня, слева Оля. Знакомьтесь.

Я выдавил улыбку, вновь помахал рукой, и вновь это не произвело никакого впечатления, они все также не желали общения с нами, предпочитая друг друга. И я нисколько не винил их!

Вертя в руках яблоко, я с ужасом думал, что наверно придется кусать все-таки.  Слабая эмаль – это ужасно. Шумно укусив свое, Аня кивнула мне:

- Ешь, в яблоках много железа, это полезно твоему слабому организму, - лукаво подмигнув, сказала она.

Я лишь хмыкнул, покачав головой. Все же у меня слишком мало опыта в межличностном общении. Мне десять лет, ну почти одиннадцать, а значит я младше всех моих одноклассников на два года. Они меня недолюбливают, считают ботаником, и я их прекрасно понимаю. Я несколько, так сказать, хм… бывает, задаюсь. Это моя стена, я ей защищаюсь, и одновременно именно она препятствует моему нормальному общению с людьми. Палка о двух концах так сказать. Парадокс.

- Это был сарказм? Дружеская шутка? Я слабо ориентируюсь в общении. С одноклассниками некоторая … хм… проблема.

- А в чем дело?

- Мне 10 лет, а я в пятом классе, у мамы нет денег на перевод меня в старшую школу. Ну, а отношение  некоторых учителей к «выпендрялам» типа меня тебе наверняка известно. Да и одноклассники не отстают. – Я не весело улыбнулся. Воспоминания накатили.

- Да уж! Я учусь в восьмом и это ясно для меня, как день.

Мы еще долго болтали о всякой ерунде: о школе, родителях, доме, друзьях…

За окном в ночном небе уже кружился снег, тихонько ложась на тротуары, скамейки в парке, одевал деревья в сверкающий, белоснежный саван. Сегодня двадцать четвертое декабря, зима в полной силе и мороз рисует на окнах замысловатые узоры. Если посмотреть в него, то еще можно заметить на той стороне дороги, за оградой, свет в окнах квартир, где в каждой из них течет своя наполненная горем и радостью – такая банальная и такая неуловимая счастливая обыденная жизнь. Как бы я хотел быть там! В своем доме, наполненном теплом мамы, неповторимом уюте, который она создает. Все это так не заметно и само собой разумеющееся, пока что-то не отнимет это у тебя. Пока в сердце не появится пустота, и ты поймешь, что самое дорогое в жизни – это твоя семья, те, кого ты любишь, и кто любит тебя…

Боже, меня кажется, понесло.

***

На ужин мы с Аней уже шли вместе. Вместе сели за стол, вместе ели гречку (вот это я понимаю еда). Думаю это первый и последний день в общей столовой. Дальше меня переведут в отдельную палату, на эксклюзивное питание. Вздохнуть и одновременно жевать гречку не получилось, пришлось покачать головой.

- Будешь приходить ко мне? Ну, когда меня переведут в отдельную палату? Умоляю! -  я иронично сложил руки в мольбе. Это вызвало улыбку на ее лице и… в моей душе.

- Скоро, да что уж там, сразу после ужина, все пойдут ложиться спать. Часов в двенадцать ночи можно будет слинять на балкон, вдохнуть морозный воздух, да просто поглядеть на звезды. Пойдем?

- Конечно!!! Ты еще спрашиваешь!

Эта идея захватила меня. Сейчас хочется успеть все! Что за день! Боже!

С другой стороны, я, конечно, не склонен к пессимизму, но четвертую группу крови с отрицательным резус фактором считают самой редкой и что-то говорит мне…ну, не будем о грустном. Чудеса все же иногда бывают. И я верю в них.

Иногда мне кажется, что «философские» мысли посещают только смертельно больных. Обычно ты не замечаешь того, что действительно важно. Что на самом деле дороги не новая шмотка или последний гаджет, а близкие люди. Их тепло и любовь. Поддержка, забота.  Раньше я не думал об этом, не знал. (При всем моем уме и сообразительности, такие простые вещи стали для меня поистине откровением) Теперь мне все кажется другим. Я все чувствуется острее. Все хочу успеть.

Аня была совершенно из другого «теста», она будто только вчера узнала о своей болезни. Она… она была как - будто свободна от этой безумной гонки, будто жила в другом измерении. Ей не нужно было объяснять что важно, она знала. Всегда знала. В толпе, ты невольно останавливал на ней взгляд. Такой она была яркой.

Аня была очень высокой: с непередаваемо прямой осанкой, изящным изгибом спины…вся такая в веснушках, рыжая пружинка. Вечный двигатель. Ходячая улыбка…

Пока мы шли в палату, она что–то мило щебетала о звездах, космосе, других планетах, НЛО (?!). Но самая главная вещь, которую она любит – это небо. Такое чистое, голубое, прозрачное. Такое близкое и такое далекое.

- А я больше люблю море. Оно манит меня, как мореплавателей древнего мира. Оно полно загадок! Хотел бы я быть дельфином! Быть свободным! Хозяином моря, – при этих словах мои глаза предательски заблестели, – Что может быть прекраснее бескрайних голубых просторов!

- О, да! Тогда я буду бакланом – королем воздуха! Ты прав, нет ничего прекраснее бескрайних голубых просторов!

Но тут наш чудесный разговор прервала медсестра, она сидела в застекленном холле и читала газету.

- Чё вы тут топчитесь? А ну живо отправляйтесь в палату!

Этот недовольный окрик не испортил моего прекрасно настроения. Едва сдерживая смех, мы с Аней заторопились по коридору.

Тихонько отварив дверь в палате, я нарочно оставил ее не закрытой, ночью нам совсем ни к чему лишний шум.

Зарывшись под одеяло, не снимая одежды, Аня спросила:

- Давай поболтаем! Страшилки любишь?

- Нет, я всегда жутко боюсь, а эти зелёные глаза преследуют меня до сих пор! Давай поговорим о чем-нибудь, что не вызывало бы дрожь в моих коленках! Предупреждаю! На духов у меня тоже аллергия!

Она весело засмеялась.

- Какой ты смешной! А почему у тебя такое имя, ДанИИл?

- Не знаю. Может,  мама назвала меня в честь великого пророка? (о, моя гордыня, срочно нужно перевести тему, пока она все не испортила). Кстати, мою бабушку тоже зовут Аня. Она живет в нашей деревне, я частенько бываю у нее. Ты не представляешь, какие у нее вкусные пироги! Иногда мне хочется съесть вместе с ними свои пальцы.

- А я живу в этом городе, правда, в са-а-мом конце. От моего дома до больницы, - целый час езды, - она немного помолчала, - запомни мое полное имя, на всякий случай, может, когда меня переведут в другое отделение, ты захочешь навещать меня. Я Анна Мара. – Аня протянула мне руку через проход между кроватями.

- Это честь для меня, - я улыбнулся, - Даниил Гордеев всегда к вашим услугам.

Вдруг Аня сипло вдохнула и упала на подушку. Ее начало трясти, пошли судороги, она задыхалась. От ужаса происходящего, я едва смог нащупать кнопку срочного вызова дежурного врача.

Что происходит?!

Через несколько секунд палата наполнилась работниками больницы: врачами и медсестрами. Очень быстро они подключили Аню к аппарату и увезли в реа – ни – мацию (теперь мне доступно это слово!)…

Мне не оставалось ничего кроме как лечь спать. Заснуть. Закончить этот тяжелый день. Переполненный событиями.

Как раз под утро мне все же удалось это сделать.




  • Kidda:

    "... надевал деревья в сверкающий ..." - тут "одевал". "Надевать одежду, одевать - Надежду".
    Существуют всякие речевые обороты, междометия и другие синтаксисечкие формы, которые могут быть изъяты из предложения без изменения его смысла. Например, "наверное", "все же", "ну", "ох", "ой", "..., растерзайте их бурундучки, ..." и так далее. Они почти всегда отделяются знаками препинания, чаще всего - запятыми.
    "4(-)" - лучше написать "четвертая группа крови, резус отрицательный". Дело в том, что Ваше произведение могут прочитать люди, которые ничего не знают о группах крови и, тем более, даже не слышали слово "резус". В самом необычном случае, люди, которые никогда не болели (во всяком случае, сильно). Такая сокращенная запись вполне может склонить кого-нибудь к размышлениям о математических дисциплинах. Кроме того, полная запись позволит Вам увеличить "полезную словарную емкость" Вашего произведения (тем более, что парень развит не по годам и довольно тесно связан с медициной в Вашей истории). Старайтесь избегать сокращения - они очень часто приводят к непониманию иногда даже основополагающих концепций истории. Вы вводите читателя в свой новый мир, поэтому, не стоит строить ему преграды, но помогайте ему почерпуть что-нибудь полезное именно из Вашей задумки.
    К тому же, числительные или существительные с количественным второстепенным значением, имеющие предметное значение в качестве основного (например, "тройка") записываются словесной формой в повествовательных произведениях, если не идет речь о том, что что-то где-то изображено или как что-то где-то выглядит ("На экране я увидел строку: 10010101").
    "Иногда мне кажется, что «философские» мысли посещают только смертельно больные головы" - тут, скорее, "головы смертельно больных". И в предыдущем предложении уже есть слово "иногда". Получился повтор. Повторы лучше избегать, если только они не нужны для того, чтобы что-нибудь подчеркнуть или выделить.
    "Теперь мне все кажется другим" и "Аня была совершенно из другого «теста»..." - здесь начинаются новые мысли, которые вполне достойны новых абзацев, иначе смысл немного "комкается". Новый абзац про Аню можно совместить со следующим, который начинается на "Аня была очень высокой...". После слова "яркой" лучше даже поставить двоеточие.

    "Я лишь хмыкнул, покачав головой." - для всего этого абзаца - очень хорошая идея. Теперь даже невооруженным глазом видно, что парень очень даже способный. Описание этого обстоятельства больше не выбивается из общего стиля повествования. Естественно и гармонично. Очень хорошо.

    Приходилось довольно часто возвращаться для более вдумчивого повтороного прочтения. Встречаются места, где нарушается свзяность (выше пара таких мест мною описна), но гораздо чаще история затягивает. Вторая прчина - основная