Мышиные сказки на ночь.

автор: Лиха Янина (проза) 13.02.2008
up vote 0 down vote favorite
Ночь первая Пожалуй, все мыши этой Квартиры, да и некоторых соседних, ведут свое славное происхождение от Миша. А поэтому и вам, дети, пора познакомиться с историей этой героической мыши. Пожалуй, Миш начал новую эру мышиной жизни. А началось это так: *** Жил-пищал маленький мышонок, звали его Миш. Жил он в норке за Холодильником с мамой и двумя сестрами-мышками (которых его мама называла Машей и Мышей, а он сам - мышками-коротышками). В их норке всегда было тепло и сытно. И все шло бы кругло и гладко, как сыр, не реши Миш, что он уже взрослый. Произошло это так. Его мама пела ему и его сестрам колыбельную на ночь: Для мохнатых мышат Звезды в небе дрожат И пищат по мышиному тонко. Сыр и корки лежат, Ломтик в лапке зажат, В самой маленькой лапке мышонка... И надо ж было тому случиться (а может, его мама на ходу песню придумывала?), чтобы у Миша в лапке был кусочек сыру (ночь длинная - десять раз проголодаешься!). - Я не самый маленький! - возмущенно сказал Миш, а его сестренки захихикали, - Да, я уже взрослый, - твердо и уверенно заявил Миш, но его сестренки почему-то вновь захихикали. - Нет, дорогой, ты еще не взрослый, - сказала его мама очень мягко. - Но, наверное, скоро станешь, ты так быстро растешь! - и со вздохом добавила - И так много ешь... - А как понять, когда я стану взрослым? Чем взрослые отличаются от детей? - Ну... взрослые больше. - А если я стану больше есть, я буду расти быстрее? - Милый, ты и так ешь столько, что я боюсь, как бы твой животик тебя не перерос. Подожди немного, и вырастешь сам. Конечно, Миш не был удовлетворен таким ответом, и конечно, его мама это заметила и добавила: - А еще взрослые приносят домой много сыра. "Проще простого!" - подумал обрадованный Миш. - Завтра же притащу в нору самый огромный кусище, они такого и не видели никогда. Увидят тогда, что я уже взрослый и могу есть и спать, когда захочу". Он уже представлял себя главным кормильцем семьи, абсолютно свободным и независимым героем. За этими мыслями он уснул. Всю ночь ему снились огромные куски сыра. Миш бегал по ним и между ними, попискивая от возбуждения, и не мог выбрать. Потом, наконец, выбрал самый большой и покатил к дому. И только у самой норы понял, что сыр не пролезет в дырку. Миш засуетился, забегал вокруг, пытаясь пропихнуть громадный кусок в нору, а тут вдруг сыр покатился назад и сильно толкнул Миша в живот со словами: "Да перестань ты пихаться!" - Миш проснулся и увидел сердитые глазки Мыши: "Дай поспать!" - она отвернулась и закрыла нос хвостиком. Миш тоже отвернулся, съел от расстройства припасенный сыр и заснул, уже без снов. Когда Миш проснулся, было позднее утро. Его мама спала, а на столе появилась горка сырных и хлебных крошек. Миш хотел было позавтракать, но мышки-коротышки встали, загородив стол. Они сказали, что за стол надо садиться всем вместе, а мама очень устала за ночь, добывая завтрак, и будет не справедливо, если ей ничего не достанется. "Не так уж я много ем!" - сказал Миш, но от стола отошел. "Ну, все! Я пошел на охоту" - подумал Миш: "А коротышкам ничего не скажу. Все равно эти вредины не поверят, что я принесу много сыра и сейчас ничего мне не дадут, да еще и не отпустят, чего доброго". Миш решительно выбежал из норы и, шевеля усами, выглянул из-за Холодильника, чтобы оглядеться. Человечья мама готовила завтрак. Она сновала от Холодильника к Столу и обратно, что-то доставала, что-то прятала. А в Холодильнике всегда лежит сыр (если он не на столе), это от своей мамы знает любой мышонок. И Миш решил, что легче всего взять сыр именно оттуда. Он пролез под Холодильником к самой дверце и стал выжидать, когда та откроется. Наконец, человечья мама подошла к Холодильнику и открыла его, чтобы что-то взять, а когда стала закрывать дверцу, мышонок запрыгнул внутрь... И оказался в полной темноте! Когда закрылась дверца, свет погас, а Миш даже не знал, на какой полке находится сыр. Он пытался найти его по запаху, но здесь были десятки запахов: пахло соленой рыбой и остатками сметаны, творогом и укропом: И все они cоставили такой дивный салат, что нельзя было понять даже, сверху или снизу идет вожделенный запах сыра. А сыр здесь явно был. И вот тут Миш стал чувствовать ужасный холод. Он пытался бегать, чтобы согреться, но стукался о всякие банки, к тому же, он боялся убежать слишком далеко от дверцы и не успеть выпрыгнуть из Холодильника, когда ее, наконец, откроют. Да-а, Миш так замерз, что ему уже не нужен был сыр, он не хотел быть взрослым (ему даже было бы наплевать, если бы мышки-коротышки хихикали над ним, а уж этого он никогда раньше им не спускал!). Мышонок хотел только свернуться маленьким серым комочком под большим теплым одеялом и носа из-под него не показывать. А дверь все не открывалась... И вот, когда у Миша усы стали позвякивать от холода, дверца, наконец, распахнулась, и рука достала с самой верхней полки сыр. Но мышонку это уже было все равно, он выпрыгнул, что есть духу, из проклятой ловушки и залез за Холодильник - греться (там почти так же тепло, как под батареей). Оттуда он все же следил за человечьей мамой, ведь Миш не привык отступать. Теперь он отогрелся, и ему совсем не хотелось, чтобы над ним смеялись его сестры. Тем временем, человечья мама нарезала сыр и теперь мазала хлеб маслом. А оставшийся сыр - еще довольно большой кусок - лежал на Столе в сторонке. Мышонок понял, что пора поторапливаться. "Главное, - думал Миш, - оказаться на Столе, а дальше можно просто столкнуть сыр и тогда уже утащить его в норку". Ах, вспомнить бы ему про сон, ведь оставшийся кусок не пролез бы даже за Холодильник! Но Миш видел цель и думал только о том, как до нее добраться. С одной стороны Стола стоял совсем особенный Стул: он был очень массивный и обтянут тканью почти до самого низа. Вот по нему-то и решил идти на штурм Стола мышонок. Он без труда взобрался на самый верх спинки, подобрался в комочек и прыгнул, уцепившись всеми лапками за скатерть, болтался там какое-то время (как настоящий альпинист) и влез на Стол. Человечья мама, мурлыкая под нос, как самая настоящая кошка, раскладывала сыр на бутерброды. "Надо торопиться!" - подумал Миш, ринулся по столу, взвалил сыр себе на спину и побежал к краю Стола. Но тут человечья мама увидела, как кусок сыра ползет по Столу (мышонка она не видела, ведь он был ПОД сыром). - Дедушка, это ты? - спросила она дрожащим голосом, а потом радостно закричала: - - Саша, глянь, у нас привидение завелось! Как раз в этот момент Миш достиг края Стола и со всех сил кинул сыр в сторону Холодильника (сыр не докатился до холодильника всего на два мышиных роста). Конечно, теперь человечья мама увидела, что это не ее дедушка (странный он у нее был), а маленький мышонок, а это ее никак не обрадовало. С громким визгом она вскочила на Кресло, а для Миша это был единственный путь к норе. И он решил все же им воспользоваться -- и побежал прямо на человечью маму. Та еще раз взвизгнула и спрыгнула с Кресла ("Чтобы дать мне дорогу" - подумал Миш). Из Коридора показался человечий папа. Он визжать не стал. Он стал искать что-нибудь потяжелее. Мишу повезло, что человечий папа был босиком, без тапочек. Под градом ножей и вилок Миш добежал до сыра и потащил его к Холодильнику и только у самой щели понял, что кусок слишком большой. Но при падении по сыру прошла трещина, и Миш успел отковырнуть довольно большой кусок и утащить его в нору. Миш был очень доволен, так как даже этот кусочек был гораздо больше, чем те крошки, что приносила его мама, Миш был совершенно уверен: отныне ему будет поручено кормить семью! Когда он забежал в нору, его все ждали, и все они плакали. И сыр никого не обрадовал. Мама заламывала лапки и повторяла: - Что же теперь будет? Теперь они ни крошки без присмотра не оставят! Пусть мышеловки ставят, пусть отраву сыплют, но лишь бы не Кота... Только бы не Кота! Если они заведут Кота, мы все погибли! Мышки-коротышки усадили маму и утешали, как могли. Она перестала плакать, но все еще всхлипывала, и глаза были испуганые-испуганые. Миш не мог выносить, когда его мама плакала (к счастью, это случалось очень редко) и поэтому вылез из норки и осторожно выглянул из-за Холодильника. Человечья мама тоже плакала, а человечий папа и дети ее утешали: - Не хочу, чтобы на моей кухне жили мыши! Я же их боюсь, ты же знаешь... Перед подругами неудобно - как же мне теперь их приглашать, они ведь испугаются. Сделай же что-нибудь, ты же мужчина... - говорила она человечьему папе. - Всего-навсего один глупый мышонок тебя так напугал! Посмотри, дети не боятся, а ты мне всю рубашку слезами намочила! - Где мыши, где?! - вопили дети. - Хочу мышь, хочу мышку! - громче брата тараторила девочка. - Хорошо, я завтра же принесу кота, - сказал человечий папа, сердце Миша екнуло. - Не хочу кота! - выпалила человечья мама - От него запах и шерсть! Не ты ведь делаешь уборку. Нельзя ли как-нибудь по-другому? - Ну-у, сам я у норы дежурить не стану, и тот капкан под креслом я слишком хорошо помню, - тут дети дружно засмеялись, а человечья мама смущенно сказала: - Это была всего-навсего крысоловка... - Да, только последняя крыса у нас на даче умерла от старости у себя в постели, а я все лето боялся снова сесть в кресло. Но я вовсе не хочу, чтобы ты плакала, а еще не хочу, чтобы мой завтрак разгуливал по кухне в мышиной кампании! Нет, завтра же я принесу кота и надеюсь, что он сожрет эту мышь. - Не надо, не смей, - возмутилась дочурка, - коты должны есть "Вискас", они не должны есть мышек! Хочу мышь! Они будут жить вместе с котом, и играть друг с дружкой! - Так не бывает, - сказал человечий папа, - либо ты ешь, либо съедят тебя. После этих слов Миш вернулся в норку, размышляя о том, что же за чудовище такое - Кот - и как он, Миш, может съесть Кота, чтобы Кот не съел его и, тем более, его маму. Миш молчал и думал весь день, а наш день уже закончился, и вам - давно пора спать. А чтобы вам легче было заснуть, я спою одну из тех колыбельных, которые сочинила мама Миша, ее пели и мне, когда я была маленькая: Закрой свои черные глазки, малыш! Представь себе, милый, что ты уже спишь, И гости пришли среди ночи: Огнями зелеными в норке зажглись Мышиные сказки - здесь все собрались! Я знаю, ты видеть их хочешь. Представь себе, милый, ты сладко сопишь, И снится тебе, будто в небе летишь, Ты лапками машешь, хохочешь. А звездочки светят тебе на усы, Ты ловишь их свет, словно капли росы, И хвостиком небо щекочешь! Не бойся, малыш и не унывай, баю-бай... Ночь вторая Ну что ж, дети, у нас есть немного времени до того, как вам совсем пора будет спать. Сверните свои хвостики колечком и слушайте дальше о похождениях вашего двоюродного деда. Да-да, сестра Миша Мыша - ваша бабушка. Ну так вот: *** Вечером, когда мама Миша успокоилась, мышата попросили ее рассказать, кто же такой Кот. - Он большой, в сотню раз больше самой большой мыши. Нет, он гораздо меньше Человека. Коты очень коварны, они могут по целым дням караулить у норы, когти у них длинные и острые, зубы огромные, глаза злющие. Коты бегают быстрее нас, прыгают высоко и слышат сквозь стену. - А как с ним можно справиться? - спросил Миш, который предпочитал решать проблемы, а не причитать зря. - И не думай об этом! Нам придется сидеть в норке тихо-тихо, долго-долго, может, люди решат, что кот нас уже съел, или мы переселились, и уберут Кота. - Мы умрем с голода, - заметил Миш. - В желудке Кота тебе уж точно не жить, - сказали мышки-коротышки, которые всегда думали, как мама. - Неужели никто из мышиного народа не сумел справиться с Котом? А как же тот герой, про которого ты рассказывала? - Когда это я рассказывала? - подозрительно спросила мама. - Позавчера. Ты сказала: "Это не сможет даже Мы-Шун, победитель Кота!" - Ах, это... Я слышала от своей бабушки, что в соседней Квартире, где они тогда жили (а это очень-очень далеко), проживал молодой бравый Мы-Шун. Когда там завели Кота, жить там стало невозможно, все мышиное население покинуло квартиру и расселилось по соседним. Мы-Шун один остался. Рассказывали, что Кота вскоре в этой квартире не стало (правда, проверить никто не осмелился). Поэтому говорят, что Мы-Шун победил Кота. Но все это сказки! - закончила мама. "Надо найти этого Мы-Шуна и спросить его, как же он избавился от Кота" - подумал Миш, маме он, само собой, об этом не сказал - чтобы не волновалась - и с тем заснул. Ночью Мишу приснился огромный мышиный воин: он был, наверное, с десять Котов, усы его сверкали, а глаза были серьезные и даже немного сердитые. Таким Миш представлял себе Мы-Шуна. Утро выдалось на редкость спокойное. Это из-за того, что Миш вел себя образцово. Его мама даже испугалась, что ее сын заболел: Миш встал первым, сам накрыл на стол, за стол сел последним (после мамы). Но, увидев, что Миш ест за двоих (за двоих Мишей, ведь один Миш съедал за двоих мышат), мама решила, что ее сын все-таки здоров. А Миш готовился к странствиям и, предполагая самое худшее - длительную голодовку, - ел впрок. Но мама, конечно, не знала о предстоящем путешествии и решила, что все в порядке. После завтрака мама прилегла еще немного поспать, так как все не могла отойти от вчерашних треволнений и сегодняшних грустных мыслей - за едой теперь выходить нельзя, запасов хватит дня на четыре, а что дальше? Мышки-коротышки убирали со стола и тихо друг с дружкой хихикали о чем-то девчачьем. Они так увлеклись, что не заметили, как их братец вылез из норы. Миш подобрал хвост (чтобы не маячил у входа) и осторожно выглянул из-за Холодильника. Никого... Стол был пуст, в раковине высилась гора посуды до самого крана. А под столом стояла маленькая тарелочка. "Странно" - подумал Миш: "уронили ее, что ли. Вряд ли люди едят с пола. Впрочем, не мое дело" - и он отправился к выходу из Кухни. Никто в их семействе не знал толком: что же там, вне Кухни. Когда-то, когда мама Миша была еще совсем маленькая, ее семья прошла через Большую Дверь, пробежала по Коридору и поселилась на Кухне. Осталось в памяти мамы, что в Коридоре есть еще Двери, чуть поменьше, чем Большая. Мыши с тех пор так и не исследовали их, ведь они на Кухне имели все, что им было надо. Понятно, никто не хотел рисковать ради бесполезных открытий. Да и Мишу ни к чему было туда соваться. Ему нужно было лишь добежать по Коридору до Большой Двери, затаившись, дождаться, когда ее откроют и прошмыгнуть наружу. Что он будет делать дальше, он еще не обдумал. Миш собрался с духом, последний раз прислушался и рванулся к двери в Коридор. Пробегая мимо тарелочки на полу, он почувствовал запах выпитого молока. "Надо же, из нее кто-то ел!" - подумал Миш, но не стал задерживаться, так как очень спешил. Он счастливо миновал половину Коридора и уже видел скопище ботинок, туфель и тапочек у Большой Двери, когда серая тень догнала его, и Миш почувствовал, что висит! Блекло-зеленый коврик остался внизу, а под животиком мышонок явственно ощущал чьи-то острые зубы. Сначала он испугался, а потом, когда стало больно, разозлился, извернулся и тяпнул чью-то серую морду там, куда достал. Зубы разжались, Миш упал, перевернулся и помчался во весь дух обратно в Кухню. Но в голове у мышонка все перемешалось, и когда он миновал Дверь, то понял, что прибежал не туда. Но возвращаться было поздно - сзади настигали острые зубы. Миш, не раздумывая, нырнул в первую же дырку. И оказался внутри желтой коробочки. Там была человечья кровать, только очень маленькая, по размеру мышке, человечий стол - такой же маленький, - а вокруг него стулья. На столе стояла склянка с цветком. Все это Миш увидел в то мгновенье, когда забежал внутрь, а в следующую секунду все завертелось, замесилось: не поймешь, где кровать, где стол, а где мышиный хвост. Потом все замерло, а снаружи раздался голос девочки: "Что же ты, дурак, наделал! Это - не игрушка для котов, это - дом для моей Барби и ее подружек!" - Вот здорово! - воскликнул ее брат. - Теперь твои куклы будут беженцами после землетрясения. Будут по метро ходить, деньги просить. Давай играть в землетрясение! - Нет уж! Тебе бы только все разломать! У Барби нет жениха, наш котик станет ее женихом. Правда, Маркиз? Миш с трудом снял склянку, надевшуюся ему на голову, вынул цветок из-за уха и выглянул из окошка, которое находилось теперь на потолке. Он увидел, как Кот (он оказался вовсе не такой страшный и большой, как Мишу представлялось раньше) висит в руках девочки с видом виноватого коврика. "Наверное, быть женихом - ужасное наказание, раз он так раскис" - подумал Миш. Но надо было выбираться, пока девочка не начала наводить порядок в кукольном домике. Ее брат уже занялся возвращением в строй солдат и восстановлением баррикад, сбитых несчастным Маркизом. Сам Маркиз был зажат между колен и под пристальным взором Барби облачался в зеленый свитер. Ему было точно не до мышей! Но тут мальчик закончил наводить порядок в строю и заинтересовался, чем это занимается его сестра. Она как раз пыталась пристроить кошачий хвост в кукольных штанах так, чтобы тот не проваливался в штанину. Маркизу штанишки явно были маловаты, и он извивался, отчаянно и хрипло взмяукивал (он уже сорвал голос, взывая к милосердию). - Подержи-ка его, - сказала девочка брату, - я только схожу за папиным одеколоном: он всегда им душиться, когда идет с мамой в кино. Она отдала Маркиза мальчику и выбежала вприпрыжку из комнаты. А Миш тем временем стал осматриваться в поисках безопасного выхода. - Хочешь, я покажу тебе, что снаружи? - спросил мальчик кота и, видимо, приняв его "Мяяя-ааа!" за "Даааааа!", он открыл Белую Дверь и вышел. Миш шмыгнул за ним. Миш думал, что они окажутся Снаружи - то есть, там, куда ведет Большая Дверь. Но это "Снаружи" оказалось совсем иным, жутко неожиданным. Слишком холодным. Даже в Холодильнике было намного теплее. - Миш пытался сообразить, где он и что ему делать, но от холода он еле помнил, как его зовут. Маркиз, впрочем, тоже был не в восторге, хоть и надел свитер. Мальчик поднес его к краю и дал заглянуть за ограждение. Маркиз уже не орал: он вырывался сосредоточенно и целеустремленно. Тут сзади послышался голос девочки: - Верни его обратно немедленно, а то он простудится и не сможет повести Барби в кино! - Еще чего, - сказал ей брат, - будет он ходить в кино с девчонкой! Он запишется в десант, будет прыгать с парашютом и разбивать кирпичи головой! - Отдай мне его, а то я маме расскажу, что ты его мучаешь! Все! Я пошла рассказывать! - и девочка выскочила вон из комнаты. Ее брат с Маркизом подмышкой - выскочил вслед за ней и с размаху захлопнул Дверь. Миш остался на холоде совсем один! Все дети, вам совсем уже пора спать. Не волнуйтесь, не пищите: все будет хорошо, но об этом - завтра, рассказ будет весьма поучительный. А чтобы вам крепче спалось, я спою вам песенку про белого мышонка: Жил мышонок белый, Жил да поживал. Он по кухне бегал, Корочки жевал. И не грыз он книжек, Не таскал конфет, Только от мальчишек Прятался в буфет. Белый, красноглазый, С розовым хвостом Он повсюду лазал, Он искал свой дом. Мама ждет мышонка В норке за трюмо, Ждет его сестренка, Ждут его давно. Дети, не грустите, Домик он нашел. Веки опустите, Чтобы сон пришел. И мышонок белый, Верно, видит сон. Но с тех пор не бегал Уж от мамы он.



  • зрящая:

    Да отроку и приключения нужны интересные. Нет, это сказка для Л.М. однозначна!!!

  • УправДом:

    трудно будет отроку малых лет сие прочесть - зело много буквиц.
    ежели только поставить оного на горох в угол и чрез наказание
    заставить осилить сей труд про белого грызуна и его сородичей

  • Elena Vershinina:

    А я знаю

  • зрящая:

    А для кого эта сказка?