Эрудит

автор: Лентяй (проза) 22.02.2015
up vote 1 down vote favorite

ЭРУДИТ

  Новый год отпраздновали: выпили и съели меньше, чем хотели, но больше, чем могли. Бока от сна уже ломит. Четвертое января Нового 2015 года - пришло время продолжить нашу историю с кислотой. Вернее, про котлы рассказать, не те, что "часы" у блатных, а отопительные, те, что у ЖКХ засорились, а Семенов и команда привезенной нами с Колей кислотой чистить собрались.

  Приехали мы в тот день из Фаниполя в Глушу около четырнадцати пополудни. Зайдя в бывший детский сад, а теперь в резиденцию Семенова и компании, в боксе, который трудно представить, чем служил при детях, я еще раз увидел сотню разбросанных, покрытых ржавчиной металлических пластин от разобранного котла и, не удержавшись, воскликнул: «Не верю! Не верю!» Свой восторг от увиденного хаоса я, собственно, рабочему Геннадию, единственному находившемуся в боксе человеку, и высказал. Гена - это парень в старой куртке "аляске" и вышедших из нормального употребления брюках, т.е. глушанский житель сорока пяти лет отроду в рабочей одежде. Возраст я знаю точно, лично летом в отделение по гражданству и миграции РОВД водил. «Я как Неверовский, не верю!» - зачем-то уточнил я. Видимо для того, чтобы эрудицией блеснуть. Наверное, от езды в пригород столицы и обратно я устал, поэтому сказал ерунду, а не то, что думал. Опять же из-за усталости и лени поправляться не стал, все равно деревенский житель Гена с творческой жизнью известного драматурга (или режиссера?) вряд ли знаком. А вот напрасно, Геннадий батькович незамедлительно парировал: «Не Неверович!, А Неверович - Данченко это сказал!» - мне стало стыдно. Ну и пусть Немирович - Данченко, но нужно было поправиться, и зря я так не о драматурге или режиссере, а о сельском труженике Геннадии плохо подумал, да, впрочем, и обо всей культурной жизни Глуши и Бобруйского района. Рядом, вон, какой дворец культуры отгрохали!

  Утром следующего дня я с ужасом вспомнил, "не верил!" всем подряд актер, педагог, теоретик театра Константин Сергеевич Станиславский! Боже! Система Станис..., тьфу! Моей памяти дала сбой! Мне не терпелось поправиться перед Геной, да и блеснуть эрудицией, что тут говорить. Я знаю, а он все-таки нет, кто самый неверующий известный человек! Первый, кого я встретил на базе Семенова, был Геннадий. Он нес в охапке ворох досок. Я решил его не трогать за работой, все равно они больше гуляют у Семенова, чем работают, редкие минуты труда необходимо ценить. Через пять минут Гена был замечен курящим без досок и без работы. Ждать и оттягивать удовольствие я больше не мог. Чувствуя себя миссионером, желающим обратить в веру и просветить коренного жителя бассейна Амазонки, с пафосом, достойным Архимеда в ванной, я изрек: «Гена! Это сказал не Немирович-Данченко, это сказал Станиславский!

  «Точно», - спокойно парировал Геннадий, - «Немирович-Данченко художник был, а Станиславский киноактер». Довольный, что с легкостью вспомнил давно ему известное, Гена взял в охапку пук арматуры и куда-то ее поволок.

  Червь сомнения начал грызть мою совесть. Я думал, они оба в театре служили. Служили вместе не Гена и Витя Семенов, и не Немирович с Данченко, а Немирович-Данченко со Станиславским. Теперь сомневаюсь, нужно «прогуглить».

  Котел, кстати, с попытки двенадцатой собрали, больше таким заработком Семенов с бригадой не экспериментировали.

05.01.2015 г.




чтобы оставить отзыв войдите на сайт