Германия. По насиженным местам... Окончание.

автор: Лариса Луканева (проза) 26.06
up vote 0 down vote favorite

Мимо нас промчалась третья скорая. Мы, в автомобильной пробке, черепашьим шагом ползём в Штутгарт. Погода, правда, благоприятствует: моросит мелкий дождь, солнце не печёт, в воздухе ощутимая прохлада. Почему машины еле движутся и что нас ждёт впереди, мы не знаем. Скорее всего, ремонт дороги. Трасса забита путешественниками на колёсах, живущих в специально оборудованных фургончиках, благо, климат позволяет ночевать в кузове. Чего им не сидится дома?! Злая она, тяга к перемене мест. Мы уже отказались от отелей в пользу апартаментов, апартаменты тоже есть на что променять. По обочинам всё усыпано красными пятнами диких маков. Детская мечта - погулять по маковому полю наполовину осуществилась: поглазела на алые цветы из окна автомобиля.

Штутгарт, столица Баден-Вюртенбергской земли - это чистая эклектика: современные многоэтажные коробки мирно уживаются со старинными зданиями и зданиями, сделанными под старину. Музей современного искусства походит на стеклянный, внушительных размеров куб. Не знаю по какому случаю, но вход был свободный, поэтому в здании бродила толпа страждущих приобщиться к прекрасному. Тянется народ к искусству, надо признать, однако, к великому неудовольствию художников, не желает за это платить. Примерила там очки виртуальной реальности и решила для себя, что реальная реальность или реальность, выдуманная мной, намного лучше и интереснее. А вот в ресторан на четвёртом этаже мы зайти не рискнули: уж слишком нарядные и вышколенные маршировали там официанты. А мы, как бомжи с большой дороги, в шлёпанцах и без смокинга. Зашли в Старбакс за дежурной порцией кофеина. Я взяла латте, папА чего-то модничал с выбором, поэтому ему достались две капли очень крепкого кофе и стакан воды. От досады и зависти отобрал половину у меня. В музеях папА ходит за мной хвостиком и всё оживлённо комментирует. В залах с современными работами я слушаю, что рисовать они не умеют, и что он может гораздо лучше (теоретически), а в помещениях, где царствуют старые мастера, плачется, что всё очень мрачно и однообразно. Вывод: современное искусство лучше, потому как можно надо всем хохотать и всё обсирать. Больше всего в Штутгарте впечатлила зелёная изгородь из розовых кустов. Кто-то, читая это, может подумать, что весенняя Германия - это один сплошной цветник. Так и есть.

Вернулись в наше временное жилище гораздо быстрее, несмотря на то, что воспалённые электронные мозги нашего навигатора, всё время пытались увести нас с трассы куда-то в лес. На магистрали можно выбраться по указателям, а вот в городе и в лесу не заплутать не получится, особенно в темноте.

Пора собираться на родину, так как всё хорошее и нехорошее рано или поздно заканчивается. Нас приглашают снова, обещая лечение и помощь. Шутки шутками, а я начала учить немецкий, поэтому волоку домой стопку немецких романов по одному евро, уцененных из-за дефектов печати. Меня это сильно не смутило, так как я сейчас на таком уровне, что дефект от дефекта отличаю весьма слабо. Чтива хватит на несколько лет, так как первый серьёзный роман на иностранном языке обычно растягивается на целый год. Вряд ли я заговорю -мозги и память уже не те, но если умеешь читать и понимаешь, что говорят - считай пол-дела сделано.

На память о себе я оставила в квартире гору немытой посуды и банан для нашего темнокожего уборщика. Обещали еженедельные уборки, но он не приходил ни разу. Может быть, его было нужно вызывать персонально, однако мы поленились, так же как и он. Машину во Франкфурте сдали без проблем: то, что мы её поцарапали об бордюр, паркуясь, они не заметили, а мы специально не докладывали. Правда пришлось сначала немного попетлять: прозевали поворот на второй терминал, потом - на парковку. А это значит, что нужно кружить по близлежащим развязкам несколько километров, для того чтобы вернуться на прежнее место.

В день вылета пошёл дождь. Дождь не град, надеюсь, нашему самолёту не помеха. Провожать нас прибежал заяц, из близлежащего леса. Настоящий, серый, косой. Мы долго с интересом наблюдали, как он бегает возле отеля по каким-то своим заячьим делам.

Из-за авиации мир стал маленьким и тесным, месяцами в далёкие края уже никто не путешествует, всё в пределах суток. Красноярск кто-то заботливо присыпал снежком, чтобы мы не забывали где живём и не забывались. А живём мы чёрт знает где, куда ни направишься, пять-семь часов лететь, и холоднее только Норильск и Магадан.

Аэрофлот в очередной раз ужесточил требования и наши сумки, в которых мы много лет возили ручную кладь, оказались непригодными. Об этом нам сообщила деятельная бабушка в костюме стюардессы с рулеткой. Сначала мы прыгали как обезьяны, пытаясь упаковать как-то по другому, потом таки пришлось одну сумку сдать в багаж, при том, что они были мягкие, тряпичные и полупустые, но если растянуть в разные стороны и приложить рулетку - да, один размер на 2 сантиметра больше. Когда преодолели все положенные препоны и уже готовились пройти на посадку, бабушка с рулеткой подскочила снова: надо отличаться повышенной требовательностью (читай гавнистостью) и очень любить свою работу, чтобы подходить к людям, которые уже сдали багаж, прошли паспортный и специальный контроль и не могут вернуться назад. Кроме нас она нашла ещё парочку таких же жертв, остальная ручная кладь, укрывшаяся от её требовательного взгляда, поехала свободно, невзирая на размеры. Я молчу, так как с вахтёром спорить бесполезно: «Не пущать и всё тут!» А Остапа понесло: папа хамит, мама извиняется - всё в пределах нормы. Иногда реально срывает планку и всякие там чёрные списки в расчёт не идут. В итоге мы сжали свои сумки до размеров кукиша и прошли в самолёт. Стюардессы встретили нас во всём красном - мимо не пройти, глаз не отвести. Самолёт взревел на взлётной полосе - из розария в снег, домой!



чтобы оставить отзыв войдите на сайт