Инна. Глава 8.

автор: Криничка (проза) 27.01.2006
up vote 0 down vote favorite
ТАИНСТВЕННЫЕ ПРИГОТОВЛЕНИЯ
.
.
Я долго раздумывал, согласится ли Инна на свидание со мной, но чтобы не мучиться, решил спросить у неё об этом. Набрав пакет слив, я отправился к Никольским и застал мою любимую снова на летней кухне. Она пекла блинчики.
- Привет! Инна, это вам, - сказал я, протянув сливы.
- Здравствуй, - ответила она, - Спасибо. Присаживайся.
Не успел я сесть за стол, как перед моим носом вдруг оказались горячие блинчики, стакан компота и блюдечко варенья.
- Угощайся, - сказала Инна, как ни в чём не бывало.
- Инна, ты, как всегда в своём репертуаре. Спасибо. Отказаться трудно.
- Вот и не отказывайся, ешь, - улыбнулась она.
- Как впечатления от свадьбы?
- И не спрашивай, - махнула она рукой, - Тоска зелёная.
- Вы так рано ушли, очень жаль.
- Свадьба замечательная, но Юра не ожидал, что ты тоже придёшь. Он обомлел, увидев тебя, да ещё заметил, что ты подмигиваешь мне. Снова был неприятный разговор, выяснение отношений. Поэтому рано и ушли.
- Инна, - я вдруг встал, подошёл к ней и взял за плечи, - Мне нужно с тобой поговорить, сказать кое-что очень важное. Мы можем сегодня встретиться?
Инна удивлённо посмотрела на меня. Подумав немного, она сказала:
- Сегодня вечером придёт Юра.
- А завтра? – спросил я, тщательно скрывая сильное волнение, - Сможешь?
- Да, думаю, смогу.
- Я буду ждать тебя в десять вечера у ворот, договорились?
- Да. Я приду.
Моя душа пела. Она придёт! Инна была так близко, что я не удержался, обнял её и поцеловал в щёчку.
- Спасибо тебе, Инночка.
- За что? – улыбнулась она.
- За всё. И за блинчики. Пока. Я буду считать секунды до нашей встречи!
Заручившись согласием Инны, я стал действовать. Сначала сделал красивую рамку для портрета, покрасил её и поставил сушиться. Я решил подарить Инне оригинал, а себе оставить копию, первый был удачней. Потом начал соображать, как сделать свидание необычным. Чтобы лучше думалось, я пошёл прогуляться по лугу вдоль реки, перепрыгнул через ветхий, никому не принадлежащий забор, и решил отправиться к старым ивам, которые я так любил в детстве. Ивы росли почти у самой реки, образуя полукольцо и печально склоняя густые длинные ветви. Будучи детьми, мы устраивали в этом укромном месте «штаб», когда играли в войнушки. Я, естественно, был командиром, а Инна - главным врачом. После боя мои друзья-однополчане – дети, живущие по соседству, приносили меня «еле живого», и мужественный главврач Инночка спасала меня, возвращая к жизни. Она не жалела перевязочного материала, перебинтовывала мне обе руки и ноги, голову и шею. Мы красили алой краской бинт, помечая особо опасные раны. Я лежал, постанывая, а Инна меня успокаивала: «Товарищ командир, потерпите, вам скоро будет легче». Я же картинно протягивал к ней руки и молил «Сестричка, водицы бы мне, попить. Моченьки нету». В детстве мы смотрели много фильмов о войне и переносили сцены из кино в свои игры. Нас не столько захватывало сражение, сколько лечение в госпитале при штабе, страдания и мучения, но с быстрым выздоровлением. Помнит ли Инна эту нашу игру? Или как мы прятались с ней в ивах и сочиняли «Истории Павла Константиновича и Инны». Я брал тетрадку и записывал всё, что нам удавалось сочинить. Мы чувствовали себя великими писателями. Смешно, что себя я назвал по имени и отчеству, а её только по имени, видимо, из-за своей детской нескромности я считал себя более значительным беллетристом. У меня до сих пор хранится у бабушки тетрадь с нашими творениями, нужно будет прихватить, возможно, Инне будет интересно почитать её.
Я пробрался в полукольцо ив и неожиданно обнаружил, что в нашем бывшем «штабе» есть столик и две скамеечки. Кто-то их смастерил и поставил в это живописное место. Это же идеальное место для встречи! Только бы нас не опередили другие влюблённые, но вряд ли. На нашей улице поблизости почти не живёт молодёжь, в основном люди пожилого и среднего возраста. У меня в голове сразу возник ворох мыслей. Я решил, что возьму у бабушки небольшие покрывала и перед свиданием накрою ими стол и скамейки, так будет уютней. Нарву цветов и поставлю их в банке с водой на стол. Куплю вина, конфет. Допустим, это будет кафе, а я буду его владелец. Назовём его «Лунный свет». Ночь, скорее всего, будет лунной, сейчас погода хорошая, и полнолуние. Нужно взять гитару, я Инне ещё никогда ничего не пел, она и не знает, что я могу играть – спрячу инструмент в кустарник под ивами. Мне понравилась моя задумка, встреча обещала быть неординарной. Самое прекрасное – увидеть удивление и радость любимой девушки, надеюсь, она со мной не будет скучать.
Я вернулся домой и проверил, высохла ли рамка. Нужно было ещё немного подождать. Бабушка сказала, что завтра рано утром необходимо съездить к деду Толе и помочь – они будут резать свинью, и, как всегда, дед Толя угостит свежим мясом.
- Бабушка, я могу взять немного мяса для шашлыка? У нас тут организовывается пикник, заодно попрощаюсь со всеми.
- Конечно, милый. Бери, сколько нужно. Хочешь замариновать?
- Да, я обожаю шашлык, причём не только есть, но и готовить. Ты не волнуйся, если я приду поздно, может, даже под утро.
- Павлуша, но тебе же ехать автобусом в семь утра.
- Бабушка, не переживай. Я все вещи заранее соберу, а в автобусе высплюсь.
- Ох, какой шустрый. Да там яблоку негде будет упасть, будешь висеть на поручне. Неужели ты размечтался сесть в этом забитом автобусе?
- Ну, ничего страшного. В поезде точно высплюсь. Главное – не волнуйся за меня.
- Ладно, ты уже не меленький, парень взрослый, тебе виднее.
Я уже мечтал, как замариную мяса, устрою шашлык в «своём кафе». Жаль, шампуров у меня нет, но можно выстрогать из веток палочки и наколоть на них куски мяса, развести костёрчик. У Насти, деда Толи растут очень красивые розы, целый розарий. Может, она подарит мне несколько цветов для любимой девушки. Я знаю точно, что Инна без ума от цветов, причём она любит все цветы подряд – от роскошной розы до самого скромного василька. Она устроила клумбу у себя во дворе, сама сделала красивую оградку, выращивает пионы, георгины, майоры, астры, но роз у неё нет. Приду к ней на встречу с букетом, надеюсь, Настя мне не откажет в цветах.
Уже все детали нашей встречи продуманы, остаётся дождаться завтрашнего дня, но это нелегко. Как подумаю, что сегодня придёт Лобанюк и будет её целовать, так свет меркнет в моих глазах. Он вообще её не достоин. Не выношу я его. Просто мучительно ждать, но нужно набраться терпения. Счастье, что Инна вообще согласилась встретиться со мной наедине.
Рано утром я уже был в Куриловке и помогал деду Толе разделывать свинью. Я был не единственным помощником, но старался изо всех сил. Особого опыта в разделывании свиней у меня нет, но я быстро учусь, всё схватываю, да и силой не обделён, поэтому не чувствовал себя лишним.
После трудов праведных Настя всех сытно накормила. Обильный сельский завтрак – картошечка, салат, поджаренная свежая свинина – пришёлся как нельзя кстати. После завтрака я подошёл к Насте и спросил, нельзя ли мне срезать несколько роз.
- А зачем тебе? – хитро посмотрела на меня Настя, - Девушке, что ль, подарить надумал?
- Да, надумал, - вздохнул я горестно, но тут же улыбнулся, также лукаво на неё взглянув, - Можно или нельзя?
- Можно, можно. Я сама тебе срежу и букет составлю. В этом я мастер. Подожди.
Пока я дожидался букета, дед Толя вручил мне пакет свежей свинины.
- На, вот. Любе отнесёшь. Привет ей передавай. Приезжайте к нам, не забывайте. Что, сынок, будем прощаться? Теперь уж, может, только на следующий год свидимся. Папке-то, привет передавай от дядьки.
Мы обнялись с дедом Толей, я вышел за ворота и продолжал ждать Настю. Она не подвела, подарив мне очень красивый букет из розовых и белых роз, да ещё какие-то красивые зелёные листочки прибавила и даже обернула прозрачной бумагой с серебряными звёздочками. В букете было не меньше двенадцати роз.
- Ого, какая красота. Настя, я твой должник.
- Да ладно тебе. Что, Павлуха, до свиданья, завтра покидаешь нас?
- Да, пора ехать на учёбу, до свидания, Настя. Спасибо тебе огромное.
- Тебе спасибо за помощь. Счастливой дороги.
Теперь мы обнялись с Настей, прощаясь, а она тихонько заговорщицки спросила:
- Не для Инночки ли цветы?
- Для неё, - тихо ответил я и улыбнулся. К чему было отпираться?
- Ой, смотри. Отобьёшь девушку у Лобанюка – он тебе не простит.
- Да ну его в баню. Я вообще о нём думать не хочу.
Мы снова попрощались, я очень аккуратно положил букет в пакет и повесил на руль велосипеда, а свежее мясо устроил на багажнике. Больше всего я боялся повредить цветы, поэтому во время езды придерживал пакет рукой. По пути я встретил Лобанюка, идущего с большой дорожной сумкой в сторону автобусной остановки. Куда это он собрался? Подальше бы отсюда. Мы не поздоровались, но он крикнул мне в спину, когда я уже отъехал:
- Когда ты уже отсюда смоешься, Зорин?
Я от такой наглости просто опешил, развернулся и поехал прямо на Лобанюка. Он ловко отскочил от велосипеда, а я ему ответил:
- Попридержи свой поганый язык, если не хочешь свои косточки собирать.
- Ой-ой-ой, какие мы важные. Смотри, свои сумей собрать.
Вдруг от его дерзости мне стало дико смешно. Вместо того чтобы врезать ему как следует, я стал ржать, как ненормальный. Я не хотел марать об него руки – наши силы были изначально неравны, я его мог покалечить, к тому же сегодня – удивительный день, мы встречаемся с Инночкой, и никакой Лобанюк не испортит мне настроения. Он и не подозревает о нашем свидании.
- Лобанюк! Ну, ты и придурок! – крикнул я и поехал своей дорогой.
Интересно, что ответа не последовало. Тем лучше для Юры.



чтобы оставить отзыв войдите на сайт