Инна. Глава 2.

автор: Криничка (проза) 28.12.2005
up vote 0 down vote favorite
. ОТВЕТНЫЙ ЖЕСТ.
.
.
В десять ровно я стоял у калитки моей подруги. Она не заставила себя долго ждать, вышла и пригласила меня зайти в дом. Я этого не ожидал, но с радостью принял приглашение. Мы устроились на веранде. Я опять невольно любуюсь ею. Она – воплощение женственности и юности, утренняя заря. Стоит в голубом платье и улыбается. За что мне такое счастье?
- Я тебе говорила, что у меня есть хобби.
- Да, ты любишь выпекать.
- Я сегодня испекла торт и угощу тебя, поблагодарю за тот весёлый вечер.
Я только сейчас заметил огромный торт на подоконнике. Инна взяла блюдо с тортом и поставила на стол. Затем отрезала огромный кусок, положила на блюдце и придвинула его ко мне.
- Угощайся. Очень рада, что ты приехал, и мы увиделись после стольких лет. Чай, кофе?
- Спасибо. Мне как-то неловко тебя беспокоить, заказывать. Буду, что и ты. И когда ты успела такую красоту сотворить? Кстати, где Юра? Мы его не подождём? Он не обидится, что мы к торту приступили без него?
- Я не знаю, придёт ли он вообще. В последнее время он об этом не предупреждает. Приходит и всё.
- Почему?
- Не знаю. Что-то разладились наши отношения, будто кошка чёрная между нами пробежала. Но я не хочу об этом говорить.
В эту минуту послышался свист. Вот и Юра – лёгок на помине. Инна вышла из веранды, её не было около пяти минут. Я уплетал изумительно вкусный торт за обе щеки, не скучая в ожидании. Вдруг послышались голоса:
- Я же говорил тебе, что не люблю заходить в дом. К чему эта глупая затея? Чем ты ещё хочешь угостить? Угостила бы собой.
- Не вижу ничего плохого в своём приглашении. Ты идёшь?
- Ладно, пошли.
Инна и Юра показались в дверях веранды. Последний был явно в плохом расположении духа. За такие грубые слова, что я слышал, можно и заехать. Глаза парня округлились, когда он увидел меня. Я понял, Инна ему не рассказала о моём визите.
- Привет, Юрий, - лучезарно улыбаюсь я ему.
- Здорово, - отвечает он, мрачнее тучи.
- Познакомься, Юра – это Павел. Мы в детстве были с ним большими друзьями, потом не виделись семь лет, и вот, он приехал.
- Вижу, - процедил сквозь зубы Юра.
- Как жизнь? – спрашиваю его.
- У тебя, думаю, прекрасно, - отвечает он и смотрит на меня вызывающе.
Мне смешно. Ну и петух. Я отправляю ещё один кусочек бесподобного торта в рот.
- Как называется этот шедевр? – спрашиваю очаровательного кондитера.
- «Лебединое озеро», - смеётся Инна и придвигает блюдце с тортом Юре, наливает чай в чашки.
Чтобы нарушить напряжённую тишину, я пытаюсь начать беседу:
- Такая жара стоит в эти дни. Тяжко. Юра, ты хорошо
переносишь жару?
Он мне не ответил, посмотрел, как на врага народа и обратился к Инне.
- Мы можем поговорить две минуты без свидетелей?
Она вздохнула, извинилась передо мной, и они вышли. Форточка на веранде была открыта, и я, хоть и не подслушивал, но слышал все слова, которые они сказали друг другу.
- Его обязательно нужно было звать сегодня? Небось, надеялась, что я не приду?
- В последнее время мне уже трудно предугадать твой приход.
- Ты очень изменилась. Ведёшь себя дерзко.
- Но что плохого я сделала? Почему ты злишься? Посидим, поедим торт, поболтаем.
- Тебе бы только болтать. Так, выбирай – ты его выпроваживаешь, и мы идём к реке, или я ухожу.
- Но он ведь гость. Мой друг.
- Я всё понял.
Разговор прекратился, послышался звук удаляющихся шагов и стук железных ворот. Открылась дверь, и вошла Инна, очень расстроенная.
- Он обиделся? – тихо спросил я.
- Да. Но на что здесь обижаться? В последнее время, что ни сделаю, всё не так.
- Странно.
- Да, странно.
Инна была подавлена, даже не попробовала своего торта.
Сидела молча. Я не могу её такой видеть.
- У тебя есть карандаш и чистый лист бумаги? - вдруг спрашиваю я.
Инна на меня удивлённо смотрит. Мне показалось, что она даже немного заинтригована.
- Карандаш есть, а вот с бумагой негусто.
- Ты можешь меня подождать, всего одну минутку? Я мигом!
Очень быстро я бегу домой, беру большой чистый лист бумаги, несколько простых карандашей и возвращаюсь к Инне на веранду. Она сидит за столом, опустив голову на руки.
Глаза у неё невероятно печальные, но такие прекрасные. Мне кажется, в них слёзы. Этого я не вынесу.
- Инночка, вот сиди так, не шевелись. Здорово. Я нарисую твой портрет.
- Портрет?
- Да. Я хорошо рисую. Я учился в художественной школе и даже хотел поступать в художественное училище, но потом передумал. Всегда мечтал нарисовать твой портрет.
- Это интересно. Ещё никто до тебя этого не делал.
Я вижу, что настроение у неё улучшилось, и приступаю к работе. Удивительное у неё лицо. Нельзя сказать, что все его черты идеально правильны, но все вместе они рождают гармонию. Её красота не сразу бросается в глаза, но чем больше смотришь на эту девушку, тем красивее и прекраснее становится она. Я рисую и наслаждаюсь. Мы молчим, и нам хорошо. Штрих за штрихом, и портрет почти готов. Немного страшно показать ей своё творение.
- Замечательно, - улыбается она, - Но ты приукрасил действительность.
- Что ты, я не передал и десятой доли твоей красоты.
- Такие слова меня смущают.
- Извини.
- Ты заберёшь портрет с собой или подаришь мне?
- Конечно, подарю его тебе, - я помалкиваю о том, что дома у меня очень много портретов и набросков с её изображением – я рисовал их по памяти, а не с натуры.
- Инна, у меня к тебе просьба. Я бы хотел нарисовать твой портрет красками. Я, вообще-то, график – люблю карандашами рисовать, ручкой, но тебя нужно писать акварелью. Я её с собой привёз. Только нужно это делать при дневном свете, на природе. Ты согласна?
- Предложение заманчивое, только я не знаю, когда это возможно. Днём столько работы. Ты успеешь написать портрет за один день?
- Постараюсь.
- Послезавтра мы будем всей семьёй пасти стадо. Бегать за коровами не нужно. Будем следить, чтобы они не переходили на другой берег реки. Думаю, это единственная возможность.
- Какое счастье, что она вообще есть. В какое время вы начинаете пасти?
- В шесть утра.
- Я подойду к девяти. Инна, ты себе не представляешь, как ты меня осчастливила. Я хочу тебя изобразить в венке из цветов. Ты умеешь плести венки?
- Умею. Сплету для такого случая.
- Какая ты умница.
- Паша, ты меня сегодня захвалил.
Мы ещё поговорили немного. Мне не хотелось уходить, но в то же время было неудобно злоупотреблять её гостеприимством. Она дала мне кусок торта для моей бабушки.
- Донести бы его ещё, как бы не съесть по дороге, -
пошутил я.
Инна провела меня до ворот. Была уже глубокая ночь, очень тёмная и звёздная. При свете звёзд Инна казалась совсем неземной. Грусть залегла в её больших прекрасных глазах. Лишь ненадолго мне удалось изгнать её, как это чувство снова завладело ею.
- Не переживай, Инна. Всё образуется. Прости меня, я не хотел быть причиной вашей ссоры.
- Что ты. Дело не в тебе. Сегодня появилась бы любая другая причина для ссоры, если бы не было тебя. К сожалению, сейчас мы только и ссоримся.
- Может быть, такой период у вас? Он пройдёт.
- Может быть. Я на это очень надеюсь.



чтобы оставить отзыв войдите на сайт