Ты пахнешь молоком, лимоном и мёдом

автор: Конва (проза) 18.01.2016
up vote 0 down vote favorite

Май знал как никто другой, как порой сложно быть в этом мире. И тем не менее… 
-Декабрь, пойдём, - тихо прошептал Октябрь, утаскивая меня за собой. Я проводила взглядом весёлый Май и повернулась лицом к дороге, ни на секунду не отпуская руки Октября. Он был спокоен. Как всегда. Когда дело касалось меня, почему-то все месяцы становились серьезными. И дело не в моих провалах в памяти. Дело в том, что я всегда держалась отдельно от них и не вылезала из больниц. Октябрь же был другим. Он всегда держался со мной стойко, словно в любой момент был готов защитить меня от всего. От него всегда приятно пахло старыми книгами и морем. 
Интересно, чем пахла я?
Однако, Май и вовсе был особенным. Он был всегда весёлым и улыбчивым, много шутил. Рядом с ним мне было так легко...
- Октябрь? – тихо спросила я, поправляя шарфик и шапку одной рукой. Вторую руку надёжно держал Октябрь, уверенно глядя вперёд. Почему-то я знала, что это давалось ему с трудом. Он никогда не любил общество. 
- Что? – тихим полу-шёпотом спросил Октябрь и на секунду опустил на меня взгляд. Я покачала головой и улыбнулась.
- Ничего, Октябрь, ничего, - прошептала я и крепче сжала руку Октября. Май всегда давал мне обещания. Он обещал, что останется со мной, обещал, что поддержит меня, обещал, что мы вместе будем ходить домой. Только вот он не сдержал своих обещаний. Май всегда был моей поддержкой. Он нашёл меня в каком-то заброшенном доме, вернул к остальным. 
Но в тот день я видела Май в последний раз. 
Октябрь никогда не давал мне глупых обещаний. И я одному ему верила. Я знала, что он не скажет мне ничего, что могло бы подарить мне лишнюю надежду, а потом сделать больно.


- До декабря осталось всего две недели, она не справится, она слаба, - крикнул Ноябрь, когда меня в очередной раз внесли в зал общей комнаты. Вокруг меня витали мотыльки. Это были мотыльки Июня. Он бережно прижимал меня к себе, пока меня раз за разом пробивала дрожь. Я чувствовала на языке солоноватый привкус крови, а губами почему-то было больно шевелить. 
- Ноябрь, тихо, мы должны держать себя в руках, - произнёс Январь, хлопнув в ладоши. Спорившие и что-то бурно обсуждавшие до этого месяцы вдруг замолчали. Январь поднялся со своего ледяного кресла и медленно подошёл к нам. Я не помнила Января. Я знала, что это он, но я не помнила его. Белые волосы, струившиеся по его плечам словно ручьи воды, медленно замерзавшие, заворожили меня. Я протянула дрожащую руку к Январю и схватила того за плечо. Январь тихо охнул и сел на пол. Вокруг него парили ледяные птицы. Маленькие, словно хрустальные. 
- Она не может контролировать свои силы! Она должна уже умереть! – крикнул кто-то из зала. Я не видела, кто это был. В зале снова поднялся шум. Январь поднялся на ноги и снова хлопнул в ладоши.
- Молчать! – рявкнул он так, что из рук Февраля выпала ледяная кружка с травяным отваром. В зале снова наступила тишина. – Она и не может их контролировать, она не должна этого делать. Её задача – восстанавливать нас. И именно сейчас она это сделала со мной. И я уверен, что то, что с ней происходит… 
Моё тело неожиданно схватила судорога, я закричала, извиваясь на руках растерянного Июня. Январь, побледнев, обернулся ко мне. Я протянула к нему ледяную скрюченную от судорог руку и вдруг ощутила запах книг и моря. 
- Октябрь… - прошептала я и, кажется, потеряла сознание, в самый последний момент успев увидеть обеспокоенного Октября, что-то хотевшего мне сказать. 


Меня не выпускали из кровати. Каждый день около меня дежурили то Январь, то Октябрь. Январь всегда старался мне что-то рассказать, а на мой вопрос «Мне осталось не много?» он никогда не отвечал, уходил от ответа и глупо смеялся. С каждым его приходом я видела всё большую подавленность. А Октябрь молчал. Он тихо сидел около моей кровати, заставлял меня выпивать отвары, сделанные Июлем и Апрелем, смотрел в окно, а на мои вопросы кидал на меня пустой взгляд. 
Когда я задала ему вопрос, который всегда задавала Январю, я впервые увидела боль во взгляде Октября. 
Он никогда не давал мне ложной надежды, никогда не подпитывал живущую надежду. Но тогда он убил мою и свою надежду.
После этого вместо Октября приходил Август. Он мне всегда пел песни, поднимал настроение. Во всяком случае пытался это делать. Теперь я молчала, смиренно принимала отвары и смотрела в окно. 
Постепенно моё тело стало отказывать, приступы судорог становились всё чаще. А все словно ждали кого-то. Всегда оглядывались на двери, хмурились, и снова следили за мной.
В мой последний день Октябрь пришёл. Это было тридцатое ноября. 
- Здравствуй, Декабрь, - произнёс тихо Октябрь, ложась рядом со мной и обнимая меня. Я перевела взгляд на него и тихо, запинаясь, прошептала это чёртово слово «Здравствуй». И тогда Октябрь до вечера рассказывал мне о том, что я забыла. Рассказывал, как я их всех вырастила, как встречала рождение каждого, воевала с Зимой за жизнь Февраля, который ходил вечно простуженным, как Зима прокляла меня, а потом исчезла, а я стала всех избегать, чтобы не тревожить никого. Я слушала и удивлялась, я слушала и мне хотелось смеяться, но силы медленно покидали меня. 
- И тогда Декабрь встанет с этой троеклятой кровати, подойдёт к Маю и скажет о том, что он дурак, он пропустил её день рождения, и Зима узнает, какую ошибку она допустила, - дрожащим голосом произнёс Октябрь. Я кивнула, медленно, превозмогая боль и слабость, перевернулась и обняла его. Я никогда не видела слёз Октября. Каждый месяц в моей фантазии мог плакать. Но не Октябрь. Сейчас я видела слёзы Октября и поражалась их прозрачности. 
-Не плачь, Октябрь, ещё не всё кончено, - тихо, едва шевеля губами, произнесла я и закрыла глаза, чувствуя, как на глаза наворачиваются слёзы. – Я ещё даже говорю. Октябрь, чем я пахну?
Октябрь прижал меня к себе, а потом разрыдался.
В следующий момент в комнату ворвалась Зима. Она, откинув в сторону Октябрь, стояла надо мной и смеялась. Называла меня глупой. А я тихо отвечала ей, что моя роль закончена, как она и хотела. 
Я видела, как Октябрь кричал, рвался к моему телу, а Январь и Февраль, вошедшие следом за Зимой, держали его, не подпуская ко мне. Все месяцы пришли. Они видели, как моё тело покрылось инеем, а Зима сделала вид, что ей очень жаль, развернулась и ушла. Только Май не пришёл. Он пришёл только на похороны. Он не сказал ни слова. И снова исчез. 
А Октябрь… Осень молила Зиму вернуть меня, видя, как Октябрь искал способ меня вернуть, даже на мгновение. Зима прокляла меня и хотела уничтожить. После этого я не знаю ничего:
Я не знаю, кто я.
Я не знаю, почему я здесь. 
Я не знаю, кто эти люди передо мной.
И я не знаю, почему Октябрь счастливо улыбается и постоянно повторяет: «ты пахнешь молоком, лимоном и мёдом».



чтобы оставить отзыв войдите на сайт