Магнитофон

автор: Kitsok (иное) 17.09.2014
up vote 0 down vote favorite

- Ну и воображение у Вас. 

Знаете, очень интересная есть методика холотропного дыхания...
- Доктор, может сразу рецепт на LSD-25?
- (пауза, взгляд) Зачем Вам?
- Ну так я, по крайней мере, не откинусь в одиночестве.
Разговор у психиатра на первой и последней бесплатной сессии.
Глоток вина, щелчок - как в кино. Вновь щелчок, потом звук мотора, потом - еще щелчок: нажали "стоп". Еще один щелчок - и полилась гитарной игрой легкая мелодия. 
Старый магнитофон, поскрипывая застывшей смазкой в подшипниках, еще помнящих ожидание свободы, задышал Стингом через свои старенькие каскады на МП-39.
Промозглое утро возле станции Трикотажная. 
Страшно. Как сквозь строй: "Лотерейка-батарейка! Покупаете батарейку, если работает - выиграли вы, не работает - выиграл я!". "Желтый, желтый купим".
Ледяной страх за 25 рублей - еще недавно на них можно было жить месяц, а теперь цель - лентопротяжка, украденная с какого-то завода. 
Замерзший продавец с картонной коробкой на снегу, а на ней - вот оно! Вожделенные детали Электроники-302, неведомо как попавшие на окраины Тушино. 
Мерзлая пластмасса, пассик, головка, двигатель, даже кнопки - все, оказывается, в одном блоке. Не хватает только электроники и корпуса.
Трудно выбрать, особенно когда тебе 15 лет, и в это воскресенье мать, вернувшаяся с дежурства, в халате, пахнущем больничной дезинфекцией, йодом и муравьинкой, уставшая, неспособная на улыбку, просто сказала "поезжай, только позвони", и упала спать. 
И бабушка, понявшая, но не простившая себе веру в руководящую роль партии, шаркая, держа в старой морщинистой руке библию в мягком переплете, подаренную какими-то странными миссионерами, бредущая на кухню за чаем, старым белесым взглядом с любовью, но уже без оценок, сказала:"Поезжай, только позвони"...
Отдать деньги, с сердцем, вылетающим из груди - тахикардия - забрать завернутую в серую бумагу деталь - "не показывай никому, не говори, где взял, привет!" - в метро, через толпу людей, спешащих неизвестно еще куда, но успеющих навсегда.
Магнитофон щелкнул еще раз - кончилась пленка. Надо перевернуть кассету, и снова улететь на 20 лет назад, пока не кончилось вино. Пока не кончилась любовь, не остановился магнитофон, не истлела и не рассыпалась в пыль старая лентопротяжка, играющая Стинга в бесконечных, уже осыпающихся лабиринтах памяти. Пока еще есть порох и ягоды, серотонин и неясное пятно на снимке беснующихся между двух огней, излучающих энергию, протонов. Еще глоток вина. 
Капля крови упала на руку, пронзительный крик "Больно", аж в ушах грохот. Играет или нет? Нет, правда больно. Приходится оценивать искренность самого близкого человека. Как быть тут? Никак. Выбрал бы не быть тут, но выбор не за тобой. Что уж поделать... Играй.
Ярость. Потом спокойный расчет. Кто виноват, и есть ли он? Нет. Каждый сыграл свою роль, дернув за тонкие ниточки неопределенности. Может, в этот раз пронесет?
Щелчок. Зажевало пленку. Инженеры СССР предусмотрели и это - если зажует пленку. Даже нас, и тогда и сейчас - бывших программистов этой страны, они предусмотрели маленьким винтиком возле головки магнитофона - без подкручивания не получалось загрузить программу со старой кассеты BASF на новенький БК-0010-01.
Держись. Что тебе еще остается. Да, у тебя плохой характер, да, тебе сделали больно те, от кого ты этого совсем не ожидал. Да, все совсем не так, как ты привык. И да, мы плачем, когда тебе плохо, когда ты говоришь, что тебе больно. Но это точно пройдет. Это точно забудется, очень быстро. И ты никогда не вспомнишь то, что с тобой случилось. 
Словно забыв о реальности, Стинг продолжил после того, как пленка кончилась. Даже после того, как вилку выдернули из розетки, старенький магнитофон продолжил играть через хриплый динамик, рассказывая о карточных мастях. Не было уже сил сомневаться в реальности происходящего, списывать все на осеннюю  депрессию, на...
Ангел встал, размял затекшие ноги, расправил свои пушистые, пахнущие солнцем крылья, словно руками взмахнул ими, потом замер, как будто что-то заметил, внимательно посмотрел на маленького мальчика под больничным одеялом, вздохнул, пробормотал что-то вроде "ну что поделаешь, работа...", и вновь опустил крылья...
...на осеннюю, прохладную землю, дома, людей, маленького мальчика в больничной палате, его маму, обнявшую сопящего сына...
Старенький пассик наконец не выдержал и порвался. Нельзя жить вечно - трудно быть, когда вся жизнь впереди,  и когда уже невозможно потерять. 
Но клавиша осталась нажатой, и Стинг лился и лился из хриплого динамика, перелетая слева направо, разыгрывая партию из совсем не совпадающих с сердцем мастей.
А маленький мальчик спал рядом с уставшей мамой, спокойным, теплым дыханием оглашая невозможно громкий звон и грохот где-то там, где нет ни постоянной Планка, ни аккуратного шва на коже, ни строгого хирурга с очень нежными и аккуратными руками. Где есть только Солнце, Мама, Папа, Брат. Где-то,где....
...вздох Стинга совпал с последним вздохом старой, уже отжившей свое, пластмассой из СССР. Взвизгнув, звук остановился, а мотор, оставшийся без нагрузки, закрутился, подвывая во все свои обороты. Потом кончился запас энергии в конденсаторах и старый, забытый... 
...механизм наконец остановился, отдавая место для движения другим, свободным и честным, не прошедшим через ряд с "Лотерейкой" и "желтым", не знающим ценности черной, советской пластмассы, не ценящих сейчас, и не знающих потом. 
Нашим детям. 
Их время пришло.





чтобы оставить отзыв войдите на сайт