Альмира Мас Тудором

автор: Карлосон (проза) 10.02.2003
up vote 0 down vote favorite
Помню я тот день с ужасом. До сих пор никак не могу отвыкнуть надевать свежие памперсы на попу после всего того, что случилось в тот день. День начинался вроде как всегда, но, на самом деле, все было только вроде как всегда. Утром меня разбудил довольно-таки странный телефонный звонок. Я встал, одел трусы и пиджак, чтобы не застудить себе свое хозяйство, которое болталось в данное время без дела. Хоть оно и бездельничает всю основную часть своей жизни, но, скажите мне, кому же оно всё-таки было лишним??? Ну да ладно, что-то опять все ректально лезет. Ну вот, значит, подхожу я к трубке телефонной, беру и задаю довольно-таки логичный вопрос, уместный в данной ситуации: «Кто?», на что я слышу какое-то чавканье и непонятные крики вперемешку с писком, который мне напоминает тот самый писк, который слышен во время установления связи с модемным пулом, и вот тут вдруг я начинаю чувствовать, как словно меня маленько дёргает током, и, вы не поверите, я начинаю принимать информацию из Самого Космоса от Великого Будды. Я все яснее и яснее чувствовал, что через меня проходят байты информации, передаваемой Буддой или ещё, возможно, кем-то. И тут же я начинаю замечать, как быстро меняется палитра нашего мира с серого и унылого на что-то чёрно-зелёное, непонятное и размытое. И в голове у меня заседает всего лишь одна фраза «Альмира Мас Тудором». Смысл данной фразы я не могу понять, и не пытаюсь, так как я понимаю, что понять её суждено только великому Будде, а я скорее всего являюсь просто передатчиком, выбранным неуместным разумом из космоса. После этого ничего не помню. Помню только то, что где-то примерно в полдень я проснулся на своей кровати в одежде, а в руках у меня была непонятная ампула светящаяся зелёным светом, как я подумал тогда, амулет, пришедший из космоса. Но как же глубоко я тогда ошибался. Ах, если бы это был амулет, но нет ведь, это был не амулет. Это было послание всему человечеству, о содержании которого лучше бы никому не знать. Но всё-таки я же этого тогда в полдень не знал и, засунув её в карман своих синих потрёпанных джинсов, отправился на улицу подышать свежей пылью нашего маленького городка и, может быть, встретить какого-нибудь из своих. Данное желание, между прочим, было навязано кем-то свыше, возможно Буддой, или Христом, или Им Самим, имя которого неизвестно и никогда никто его не узнает, кроме него самого и парочки посвящённых, которых не знает никто кроме него. А посвящённые молчат, так как знают, что только одно имя их может убить раз и навсегда, несмотря на то бессмертие, подаренное Им Самим, буду называть его просто Космическим Разумом.
Разум, использующий все 102 процента своего умственного потенциала, в отличие от нас, землян, которым хватает всего лишь 5-10 процентов, хотя некоторые берут и то меньше 1-4 процента. Разум, для которого не существует границ реальности и виртуальности. Для него нет ничего невозможного, для него возможно всё. И мы, жалкие людишки, скорее всего просто юниты в его безобразных и жестоких стратегиях. И я был просто юнитом в его очередной стратеги, с помощью которой он делал попытку дать нам, людям, новые технологии, или просто научить жизни, показать нам и раскрыть наши способности. И он выбрал для этого меня, простого жителя провинциального города и атеиста. И я в это время не сомневался, что я не один, и КР создал и второго юнита, так как задание было чересчур ответственным, и я не мог один справится с ним. И вот, я иду по улице после получения гигабайта информации из космоса в жаркий полдень, замечаю очень много необычного, например, непонятных зверушек, напоминающих чем-то покемонов. Но они дрались насмерть, и тот, кто побеждал, делал чересчур по-человечески – сдирал с побеждённого скальп, а может и не скальп, не знаю я, как это ещё называть, прикреплял его к себе на грудь и получал в это время видимую подпитку из космоса. Создавалось ощущение, что он просто-напросто забирает энергию убитого. Или вот ещё тоже, довольно-таки странное животное чем-то похожее на кошку, но только ходящее на двух лапах и держащее в своих безобразных костистых лапах странный то ли серп, то ли молот, но что-то очень острое. Одна из них, посмотрев на меня очень странно и плотоядно улыбнувшись, подошла к человеку, стоящему на автобусной остановке и полоснула ему по горлу своим острым предметом. Голова человека отделилась от туловища моментально, но что было ещё более странным так это то, что не было крови, не было так милой и родной сердцу человеческой крови. Я хотел было испугаться и убежать, но что-то держало меня и заставляло смотреть на труп мёртвого человека, медленно опускающийся на землю, и голову, прыгающую по асфальту в направлении меня. Но все-таки я нашел в себе силы отвернутся от нее, и мой испуг увеличился в сотни раз так как всюду были звери, напоминающие покемонов и кошек, которые хватали все что попадалось под лапы, и пластали людей. Но НЕБЫЛО крови нигде, не капли! Никто не проронил ее, вокруг были только головы приближавшиеся ко мне со всех сторон, и трупы людей различного возраста и пола, медленно опускающиеся на землю в предсмертных судорогах. И вот опять я, почувствовав прилив сил откуда-то свыше, побежал вперед. Я бежал недолго, но упорно, развив спринтерскую скорость. А вокруг была одна и та же картина – головы людей, скачущие ко мне, и горы трупов. И тут впереди я заметил её. Да, именно её. Она бежала, одновременно отбиваясь от нахального маленького покемона, чем-то похожего на Пикачу, но бежавшего между её стройных ног и заглядывающего ей туда. И вдруг она резко вскрикнула, запнувшись об чью-то голову, и полетела вниз на землю. Я видел всё это в замедленном режиме, как будто в каком-то фильме. И тут я услышал бег ещё пары ботинок с разных сторон. Я заставил себя обернуться, и увидел, что с остальных сторон бегут ещё двое человек, жутко матерясь и отпинывая попадающиеся на дороге головы и существ, похожих на покемонов. И только тут я заметил, что в центре находится старое здание местного музея. И тут меня осенило. Ведь в музее хранится кусок неизвестного камня из неизвестной породы. От камня можно было отломать сколько угодно кусков но он всё равно за ночь восстанавливал свой прежний размер. Все, бежавшие к этому зданию, смотрели на него безотрывно. И всем, я думаю, было непонятно, откуда же всё-таки берутся у них силы для этого. И вот, вокруг всё стало затихать, все неизвестные существа, похожие на покемонов, остановили свою оргию по уничтожению земного населения. И тут та самая, похожая на кошку, поднявшись на лапы, указала на здание музея, при этом прокричав что-то неизвестное. И тут, можно сказать, да что говорить, начался самый настоящий бардак. Покемоны, кинув всех недорезанных людей, кинулись на нас, как я тогда уже понимал, группу избранных. А вот для чего избранных, я думаю, никто не понимал. Но они не совсем успевали догнать нас, так как по сравнению длины ног покемонов и наших, покемоны явно проигрывали нам. Однако они умели довольно-таки быстро переставлять свои коротенькие копытца. И всё-таки, можно было сказать, это уравнивало их и нас, но, так как покемоны слишком поздно кинулись в погоню, увлекшись своими первым делом, мы успели-таки добежать до здания старого музея почти без потерь. Лишь только была чуть оцарапана Амадэя, девушка бежавшая навстречу мне. Во время её падения покемон оцарапал её своей когтистой лапкой, оставив на её лице довольно-таки заметный шрам. Но более всего удивляло то, что у нее он кровоточил, в отличие от тех, кого покемоны резали как собак. Забежав внутрь музея, мы смогли, наконец, перевести дух от долгой беготни и отдышаться. В это время я заметил, что мы разбиты по парам. Амадэя и я оказались в одной связке, а Лианда и Варез – в другой, причём, как я понял, каждый в паре дополнял второго каким-то необычным свойством. Но что же это за свойства, и как их использовать, я не мог понять. У каждого была своя ампула, светящаяся зелёным цветом. Она начала придавать какое-то ощущение дополнительной силы, энергии, получаемой неизвестно откуда, но довольно-таки существенной. Все были в задумчивости, и каждый решал за себя, что ему делать, куда идти и как идти. Размышление это, быть может, и привело бы к чему-нибудь доброму, но тут вдруг в дверь начали долбиться покемоны. Они своими маленькими коготками протыкали дверь в здание. И теперь она уже походила на нечто несущественное, утыканное иголками, на деревянную доску, в которой все больше и больше становилось маленьких коготочков, оставленных покемонами. Было слышно, что им больно долбить в дверь, так как их коготочки застревали в плотном дереве двери. И они оставляли их там, причиняя себе ужасную боль. Быть может, они и не знали, что такое боль, и не чувствовали её, а их жалобные крики – просто звук, происходящий во время регенерации их тела? Кто знает, быть может мы это и узнали, но кто-то, мне сейчас и не вспомнить кто, крикнул «Бежим в тронный зал!», куда мы и отправились. Заходя в тронный зал, Варез поймал в правое плечо болт от самострела, что заставило нас пригнуться и идти осторожнее. И вдруг раздался крик на родном понимаемом языке «Стой сука!». После длительных и упорных переговоров, мы всё-таки зашли в этот тронный зал, где обнаружили несколько человек, мутирующих до неузнаваемости. Они имели по три глаза, тройную перепонку носа и непонятные одинаковые шрамы на черепной коробке. А также у всех имелся штамп в виде небольшого треугольника с непонятным знаком внутри. Как оказалось после, это были неудачные опыты над людьми иноплов, и то, что основная часть людей в городе находится под управлением некого ЖЕС, которая враждует со всеми остальными и необычными жителями города. Покемоны ненавидели его за его тупость, иноплы за скупость, а простые жители города просто-напросто ходили у него в рабах, подчиняясь его психотропному передатчику, похищенному у покемонов и перестроенному на волну людей. Последним свободным местом в городе был старинный музей, где и тусовалась эта жалкая кучка сопротивления мутантов-полулюдей. Однако она была подготовлена на совесть, имела свой личный центр связи и склад оружия, неизвестно какого века, по их убеждению действенного против всех этих существ. Они же и вооружили нас своими самострелами и прочими средствами, типа лат и доспехов. Но что толку от лат, когда покемонов начали забрасывать сверху? Один из них, непонятно каким образом, пробил прогнившую крышу старого музея и упал на голову Лианде. Никто даже и не успел опомниться, как покемон пробил ей череп своим копытцем и, модернизировав копытце, коготками вытащил ещё живой мозг Лианды. Аккуратно вскрыв его оболочку и вставив туда какую-то штуковину, он зашил её и вставил мозг Лианды себе в задний слот, находящийся у него на спине, после чего, спрыгнув на пол, он начал разительно изменять свой облик, расти и увеличиваться в размерах, пока вдруг не стал точно таким же, как и Лианда. Он формировал уже её лицо, как вдруг кто-то зарядил ему(ей) прямо в череп. После данного выстрела все словно опомнились и начали расстреливать покемона, принимавшего облик Лианды. Лишь только мы смотрели на все это опустошёнными глазами, не понимая, как всё это могло случиться. Опять нам пришлось отходить. Теперь мы уже потеряли тронный зал и одного из избранных. Двое было ранено, одна убита, люди из сопротивления тоже таяли, словно на газу. Один за одним падали сражённые покемонами, падающими с крыши и залетающими в окна. Покемоны уже были всюду, Варез не успевал отбиваться от них. Эх, жаль парня, да что вот поделать? На войне как на войне. Подлый покемон, прокатившись по полу и проявив неожиданную прыть, откусил ему два пальца на правой ступне, после чего Варез, споткнувшись, пал, и ещё два гадёныша отгрызли ему ступню полностью, а третий в это время уже пробил ему черепную коробку копытцем и вытаскивал мозги. Пока мы спешили к нему на помощь, всё дальше и дальше загоняли нас проклятые твари. Но вдруг произошло что-то не совсем обычное. Покемоны просто-напросто оставили нас в покое и выстроились перед нами стеной. Стена была небольшой. С покемонами можно было ещё справиться, но вот с тем, кто пришел им на помощь, это уже было маловероятно. Кроме покемонов, против нас выстраивалась ещё и армия фиолетовых чуваков, которые были раза в три крупнее покемонов и имели вместо рук пару лезвий, заточенных до предела. Но они всё стояли и ждали кого-то. Наконец-то мы увидели, кого они ждали. В коридор, медленно проезжая и давя покемонов, въехал юпитероход с сидящим в нём красным мутантом, имеющим несметное количество лап. Но не лапы были самым главным. Главным было то, что даже мы чувствовали, как от него исходит мощнейшее поле, заставляющее повиноваться всех, без какого-то либо намёка на исключение. Люди из сопротивления, как и покемоны, просто стояли и отрешённо смотрели на него, на этого мутанта. Я тоже чувствовал всю его мощь перед нами, перед избранными, и перед последним оплотом свободных мутированных людей. Это было оно – самое величественное. Это был, как принимал я его биополе, сам принц великой семьи из Вселенной Альмаро Тударов. Его отослал сюда его отец, чьё имя я не знал, но в тоже время понимал, что знать мне его не к чему, как и имя самого КР. И тут я начал явственно и определённо чётко ощущать, как его поля перестают приниматься моим мозговым центром. Также я заметил, что и у Амадэи начало наблюдаться появление признаков жизни. Её глаза начали излучать какой-то жизненный свет. И тут вдруг она повернула свою голову, взглянула мне прямо в глаза, и вот тут-то я наконец почувствовал так нужный мне прилив сил для преодоления мощнейшего поля мутанта. И она получала от меня точно такой же заряд сил. А в это время ампулы начали мерцать своим ядовито-салатовым светом, что мне напоминало лампочку на хабе, показывающую что пакеты с данными идут. И они шли, я распознал то своё чувство, как я принимаю опять гигабайты информации из космоса, а вместе с ней и тонны сил для преодоления армии мутанта. Но что же делать, если не везёт, так значит не везёт. Покемоны перестали стоять так просто. Они полезли на зомби. Они залазили к ним на плечи и скалили свои хищные зубы, смотря на нас, как на жертв, проигравших эту схватку уже давным-давно, еще при зарождении Вселенной. Они чувствовали своё численное превосходство. Их подхлёстывало поле, излучаемое мутантом. Поле ненависти и чёрной злости, ярости и безрассудства. И вот один из покемонов, издав рык, полный той самой злости и ненависти, подпрыгнул и перевернулся в воздухе. Он модернизировал своё копыто на что-то, напоминающее вилку, только что заточенную до блеска. Приземлившись обратно на плечо зомби, он хищно и жадно улыбнулся своим, если это можно так назвать, лицом. Он оттолкнулся от плеча зомби и полетел со скоростью света на меня. Во время его полета к моему лицу я чувствовал нечто, приходящее в него неизвестно откуда. Я видел, как блестят его острия при тусклом свете, издаваемом нашими ампулами. Я видел все это опять в замедленном режиме. И я уже чувствовал, как они будут втыкаться в меня, но вдруг этого не произошло. Боковым зрением я заметил, что ампула Амадэи провела невидимую, но ясно ощущаемую линию, соединившую её ампулу и мою. И они провели какую-то ощутимую стену между мной и летящим покемоном. Но тут же произошло нечто ещё более странное. Все те, кто находился под властью красного мутанта, как бы отошли от его воздействия. Но и летящий покемон увеличил свою скорость в сотни тысяч раз, пробил защитное поле, созданное двумя ампулами, и прошел вскользь моей головы, проткнул голову Амадэи своим ужасным копытцем-вилкой. Она вместе с покемоном оказалась привязанной к каменной стене подвала, так как покемон, пробив поле, ушел немного вбок. И убив её, а не меня, он пригвоздил проткнутую голову Амадэи собой к каменной стене подвала. Но и он тут же издал предсмертный крик, так как красный мутант, оставив без своего поля остальных и направив энергию на летящего покемона, потерял контроль над ними. И меткий точный выстрел из самострела пробил маленькое крохотное тельце насквозь, добавив в голове у Амадэи ещё один штырь, державший её у стены и пробивший её голову. Её голова, не выдержав такого бестактного отношения к ней, начала разваливаться на куски. На пол падали кусочки черепной коробки Ани, как я уже успел прозвать её тогда. Вдруг меня самого взяла необычайная злость и ярость. Я, резко развернувшись, прыгнул на первого попавшего под мой полёт в пространстве покемона. Непонятно откуда у меня в руке появился нож из непонятного металла, но заточенный на совесть, в чем я успел убедиться, отпластнув им полголовы покемона, откуда тут же начала вываливаться непонятная субстанция, напоминающая чем-то жидкий биоматериал, из которого в нашем мире лепили роботов-самоубийц, работающих на всяких АЭС и взрывающих мины. Перевернувшись во время своего полета в пространстве, я приземлился на пол. Приземлившись на корточки, мне хватило мгновения, чтобы сориентироваться и кинуться резать этих покемонов. Я отпластывал им копыта, головы и лапы. Я медленно, но верно пробирался к красному мутанту. Но что же толку, когда перевес сил на его стороне? Пока я убивал покемонов, они успевали прыгать, переворачиваться в воздухе и падать мне на спину. Они цеплялись за мою одежду, откусывали её части, что давало-таки болезненные ощущения, так как зубы были острыми, а когти резали не хуже моего ножа. Не помню, как у меня получилось материализовать второй нож из воздуха, но это у меня всё-таки получилось. И теперь я походил просто на какую-то машину для убийства. Я убивал, чтобы выжить, я убивал за то, чтобы быть живым, жить в нормальном мире с нормальными людьми и тихонько по вечерам общаться с Буддой.
И один в поле воин, как говорится в поговорке. И я дрался за нас за всех, мстя этим тварям за Вареза с Лиандой, за Амадэю, и это у меня начинало получаться, как вдруг, пробившись через несколько рядов мутантов, пропуская свой нож через очередного трупа, я увидел Его сидящего, ухмыляющегося и играющего той самой ампулой, обнаруженной мной утром и дающей мне силы. И вот он, сделав непонятный жест, поставил передо мной преграды из двух зомби с покемонами, которые тут же отправились неизвестно куда, перерезанные пополам. И он опять вставил точно таких же, только ещё более крупных. Он проговорил «спасибо тебе за новые знания, данные нашей расе Туборгов», после чего он вставил ампулу в непонятную хрень типа компа, и, вытащив её через несколько секунд, сломал простым щелчком пальцев. Я тут же почувствовал, как моё тело начало слабеть, а ножи выпадывать из рук. А злобный покемон, сделав свой коронный кувырок, проткнул меня в районе солнечного сплетения. Я начал медленно оседать на пол. «Альмира Мас ТУДОРОМ», пронеслось у меня в голове. Я чувствовал, что умираю, что всё, нет больше хороших спокойных вечеров, нет больше гуляющих девушек, нет Будды, с которым можно спокойно пообщаться, у которого можно спросить совета и помощи. Нет ничего, абсолютно ничего. Всё либо вымрет, либо уже вымерло, а есть только они – мутанты, живущие и вытесняющие нас с нашей родной планеты.