Я, Алдвин

автор: Guardian (проза) 14.03.2005
up vote 0 down vote favorite
Я, Алдвин.
1. Смерть чернокнижника.
Я мертв…
Я понял это уже тогда, когда меня растянули на верёвках поперёк дороги…
Я отчаянно взывал к тому, кто наставлял меня всё это время, но он молчал…
Я ощущал дикое животное чувство ужаса перед смертью…
Я услышал звук зажигания… Нет!!! Неужели всё так и закончится? Я же ещё молодой, полный жизненных сил человек. Они, как стадо овец окружили меня, у каждого из них на голове был капюшон с прорезями для глаз. Многие держали в руках факелы, ножи топоры и прочие орудия труда. Главный из них вышел вперёд и без всяких нравоучений пнул меня в бок. Он был очень силён, я почувствовал, что удар проломил мне рёбра. Даже при моём нынешнем истощении мне ничего не стоило определить степень повреждения. Три сломанных ребра, отбитое лёгкое почти перестало функционировать. Из моего рта хлынула кровь, он засмеялся…
Внезапно толпа, взявшая на себя функции инквизиции, расступилась, образуя проход. Появился священник. Он отличался от остальных очень мало. Время мирных клириков и книжников прошло, сейчас священником мог быть лишь тот, кто вручную мог подтвердить свои нравоучения или прямо на месте вынести решение о степени греха и мере наказания, тут же приводимого в исполнение. Каждый из них носил с собой целый арсенал молодого профоса, помогающий ему подвергать экзорцизму грешников и непокорных, одного вида которого хватало, чтобы вызвать приступ тошноты. Однако этот оказался с одним лишь топором, на котором остались следы крови и чего-то серого. Он был одет в изодранные кожаные куртку и штаны, поверх был повязан белый поварской фартук, сплошь забрызганный кровью. Похоже, я сегодня был для него далеко не первым инакомыслящим.
Правую руку он прятал за спиной, левой он заткнул топор за пояс и снял с головы капюшон. Типичная морда хищника, играющего с добычей. О если бы они не перебили мне все суставы рук при поимке, если бы я мог хотя бы послать чёрную молнию в его гнусное рыло. Наконец он заговорил, при этом я заметил отсутствие у него переднего зуба. Это меня порадовало, значит не все из нашего ордена, повалились в ноги моля о пощаде.
- Непокорный, именуемый - он слегка поморщился, проникая в мои мысли - Алдвин!!!
- Ты не смеешь произносить моё имя, - тихо прохрипел я, обливая кровью асфальт дороги. В ответ на это он вытянул правую руку вперёд, то, что он держал в ней, заставило меня яростно рвануться к нему. Это была голова девушки… Её голова… Лицо было страшно изуродовано, но я узнал бы её и с закрытыми глазами. Алиса, моя Алиса!!!
Теперь я понял, что эта облава была направлена именно против нашего гнезда. За нами уже давно следили, в гнездо, под видом послушников, были засланы агенты инквизиции. Они знали всё о наших достоинствах и недостатках, приёмах атаки и защиты, наших ментальных способностях.
Священник дико смеялся, видя моё страдание. Инквизиторы исступлённо ржали, обступив меня, катался по земле их вожак.
-Что, Алдвин, не ждал?
-Я убью тебя мразь!!! - хрипел я, искалеченное тело отказывалось повиноваться, и они, зная о моей беспомощности, ржали ещё громче.
- Мы знали всё о вашем еретическом учении уже давно, и вот сегодня мы прикрыли ваше заведение!!! - смаковал святоша. Он прыгнул ко мне и, наклонившись, сорвал с меня золотую нательную пентаграмму. - А этот символ, есть веское доказательство твоей причастности к язве на теле человечества, которую мы искореня … А-а-а-а-а!!! - внезапно он закричал и швырнул пентаграмму на дорогу, она была раскалена добела. Схватившись за обожжённую ладонь он упал на колени, по его побледневшему лицу тёк пот. Я уверен он был холодный.
Как это ни странно, но вид растерзанной Алисы прогнал из меня все чувства, в том числе и страх. Я в тот момент мог стать идеальной машиной смерти, если бы не верёвки, растягивающие моё избитое и не понятно как ещё живое тело по дороге.
- Убить его сейчас же!!! - вопил священник, корчась от боли. Его рука начала чернеть, гниль вокруг ожога медленно распространялась вверх от ладони по запястью. Он, поняв, что сейчас или рука или жизнь выхватил топор, и, положив руку на асфальт отсёк её себе по локоть. Самообладания он так и не потерял, настоящий фанатик. Очевидно, желание руководить казнью чернокнижника было сильнее боли и шокового безумия.
-Начинайте и смотрите, чтоб он не умер слишком быстро!!! Пускай мучается!!! - кричал он, встав и размахивая в воздухе топором. Кровь из обрубка хлестала, заливая асфальт, вскоре под экзекутором была уже большая лужа, но, казалось, это его нисколько не заботило. Поддев топором пентаграммку, он швырнул её в меня, но не попал, и она упала рядом. Близость хозяина заставила металл талисмана остыть и он, перестав прожигать асфальт, спокойно улёгся в ямке.
Толпа разбежалась по обе стороны дороги. Шум мотора стал громче. С огромным трудом, приподняв голову, я увидел неторопливо приближающийся асфальтовый каток. Все затихли и с нетерпением ждали, когда же он, поедет по мне. До моих ног оставалось совсем немного, когда священника, наконец, проняло, с него сошло боевое безумие, он понял, что искалечил себя на всю оставшуюся жизнь. Он не знал, что делать, а Я, из последних сил вломился в его сознание и подсказал ему «спасительное» решение проблемы.
Это усилие забрало остатки жизни из моего растянутого на земле тела. Душе больше не за что было цепляться, и она вышла с последним вздохом того, кого, когда - то звали Алдвин. Теперь я видел происходящее как бы со стороны. За секунды до того как каток достиг цели, святоша ощутил мою последнюю команду и бросился вперёд, не в силах сопротивляться, накрыв моё мёртвое тело своим. Каток уже давил оба тела, когда я провалился во мрак………
P.S.
-Мама, а что это такое? - спросил мальчик у матери, протягивая ей маленькую золотую пятиконечную звёздочку в круге, в круг по звёздочке было вписано тело человека.
-Где ты это взял, выбрось сейчас же!!!!
-Но она ведь такая красивая…. - попытался возразить ребёнок - я нашёл её вон там.
Он потащил женщину за руку и вскоре они вышли на дорогу. Посреди дороги лежало расплющенное мясо, в стороне отрубленная рука. Трава по обочинам была истоптана и местами вырвана.
-Выбрось сейчас же, говнюк, подбираешь всякую дрянь!!!! - закричала женщина на сына.
-НЕТ!!! - сказал мальчик каким-то чужим голосом.
С пальцев вытянутой руки ребёнка сорвалась чёрная молния, с треском разрезав воздух и оставив от женщины куски обгорелого мяса и костей.
Я видел его глазами…
Я слышал его ушами…
Я дышал его грудью…
Я жил в его теле…
Я - Алдвин, и я буду жить вечно!!!



  • толсТый:

    Читал с интересом, понравилось

  • yunona_:

    Впечатляет...Хорошо написано. Только тема жутковатая.