Мёртвый воробей

автор: Godefroi (иное) 19.07.2006
up vote 1 down vote favorite
Эта простая история началась с того, что она увидела в фонтане воробья. 'Смотри, воробей дохлый', - показала она пальцем. Вечернее солнце прыгало по воде, и я не сразу разглядел воробьиный трупик. Действительно, мёртвый воробей покачивался на волнах фонтана вместе с опавшими листьями. 'Надо его достать', - заявила она. 'Достать можно', - согласился я, - 'но сомневаюсь, что мама позволить тебе лезть в фонтан. Я, конечно, могу позвонить и спросить разрешения, но, думаю, результат будет отрицательный. Вода в фонтане холодная, да и глубоко здесь: тебе, пожалуй, по шею будет. Это первое. Второе. Допустим, мама разрешила тебе слазить за воробьём, и, допустим, ты его достала. Что мы сделаем потом?'. 'Ну-у-у... не знаю. Например, принесём домой'. 'И что?'. 'Ну... спрячем его под стол!'. 'Нет, под стол прятать не годится. Воробей завоняет, как любое мёртвое тело, и в доме нельзя будет жить. Воробья придётся похоронить. Выкопать ямку под кустом, положить его туда и закопать'. 'А ямку надо выкопать поглубже, чтобы собаки не раскопали'. 'Согласен. Но это сложная задача'. 'Какая?' 'Определить, насколько глубока должна быть яма, чтобы её не раскопали собаки. И вообще, всё это пустые рассуждения. Воробей уже умер. Он, видимо, хотел искупаться, но захлебнулся и утонул'. 'Да. Если бы он был ещё жив, мы бы прыгнули в фонтан и спасли его'. 'Разумеется. Если бы он был жив. Но теперь он мёртв, и нам лучше оставить его... Пошли лучше в детский городок'. 'Подожди. Мне кажется, этот фонтан иногда выключают'. 'Да, выключают'. 'А когда?'. 'Не знаю - когда. Может, завтра выключат'. 'Тогда мы придём завтра вечером, и когда никого не будет, достанем воробья'. 'Хм... Даже если фонтан выключат, не факт, что мы его найдём. Фонтаны, между прочим, чистят, и те, кто это делает, могут добраться до воробья раньше нас. Кроме того, не известно, когда его выключат. Может, только осенью'. Она, кажется, согласилась. Мы пересекли автостраду и направились в парк. Слева торговали фруктами, справа проносились машины. Мы немного поговорили о парке, в котором давно не были. Я посчитал, что с воробьём покончено. 'И всё-таки воробья надо достать', - неожиданно повторила она. 'Говори'. 'Ты подержишь меня за ноги, а я дотянусь'. 'Хорошо. Но ты должна будешь взять его руками. Он мёртвый. Ты помнишь?'. 'Ну-у-у...', - я увидел, что она сомневается, - 'я возьму его листочком'. 'Ерунда. Никаким листочком его не возьмёшь. Его придётся брать руками'. 'Я возьму его руками', - твёрдо заявила она. На тротуаре я заметил полиэтиленовый пакет и поднял его. 'Зачем тебе пакет?'. 'Затем, что если ты достанешь воробья, то его надо будет куда-то положить'. Мы снова пересекли дорогу. Я был почти уверен, что воробья отнесло в такое место, где мы его не увидим, а если увидим, то не дотянемся. Она, конечно, опередила меня, первая подбежала к фонтану и пошла по его окружности. 'Вот он!' - закричала она. Воробей был близко. Она быстро подтянулась, легла животом на край фонтана и вытянула руки. 'Не достаю', - закричала она. - 'Что делать?'. 'Тянись. Я буду тебя держать', - я ухватил её за ноги и слегка пихнул в фонтан. Воробей был тут же пойман. Она сунула трупик в приготовленный пакет. 'Ну, где будем хоронить?' - спросил я. 'В кустах'. Мы обследовали окрестные кусты. 'Нет, здесь мне не нравится', - она покачала головой. 'Тогда похороним его в роще. Кстати, у тебя есть лопата?' 'Есть. А зачем'. 'Затем, что пальцем могилу не выкопаешь - нужна лопата'. 'Ну, у меня несколько лопат. Красная, синяя, жёлтая'. 'Пластмассовые лопаты не подойдут. Нам землю придётся дёрн копать, а не песок. Нужна металлическая'. 'У деда есть металлическая. Для снега'. 'И для снега не подойдёт. Нужна штыковая'. Она замолчала. 'Ладно. Что-нибудь придумаем. Найдём какую-нибудь палку или железку', - успокоил я её. ...Мы нашли два обломка шифера. Я взял большой, а она - маленький. Место определили в углублении между двумя молодыми берёзами. Сначала копалось трудно: шифер скользил по плотному дёрну. Потом мы наткнулись на кирпич и никак не могли его вытащить. Зато когда кирпич вышел, получилась подходящая ямка. Я вытряхнул в ямку воробья и приготовился присыпать его землёй. 'Стой, стой', - закричала она, - 'так нельзя'. Она протянула руку к воробью, поправила его подломленную голову. 'Теперь можно'. Сверху вместо надгробья мы положили кирпич, а у изголовья могилы воткнули кусок шифера. На кирпич положили несколько цветков клевера. *** Завтра мы надолго расстанемся. Она улетит на запад, в Сан-Франциско, а я - на восток, в Красноярск. Можно сказать, что мы будем на разных краях земного шара. 'Запомни это место', - сказал я, прощаясь. - 'Где бы мы ни были, мы обязательно вернёмся сюда. Мы встретимся здесь, между этих берёз, потому что здесь похоронен наш воробей. Мы не забудем его, правда?' 'Мы не забудем его'.



  • пПлин:

    Оба - молодцы. И даже воробей - молодец. Здесь только один отрицательный персонаж - фонтан. Но он не доминирует.

    Травма была бы, если повести себя иначе. Долгая. На всю жизнь. Называемая "черта характера" и очень обычная для человеков. Отличный рассказ!

  • БражНик:

    И зачем надо было травмировать ребенка? Заставлять его брать воробья в руки? Что - здоровый мужик сам не мог его вытянуть из воды? Детская фантазия - бурная. А вдруг травма? Психологическая?