Деструктивные секты

автор: Евгений Сауров (проза) 20.02.2017
up vote 0 down vote favorite

Памяти моего друга детства Геннадия Филиппова, который в самые критические моменты всегда был рядом, и которому сегодня могло бы исполниться 55 лет.


В интернете гуляет масса пособий и статей, повествующих о психологическом насилии в тоталитарных и деструктивных сектах. Может, конечно, есть какие-то и дельные, но из тех десятков или даже сотен, что мне попадались, не могу выделить ни одну хотя бы с оценкой удовлетворительно. Авторы сидят за письменным столом и сочиняют небылицы. Или описывают приёмы, которые действительно используются, но только в отношении лиц легко внушаемых, страдающих очевидным слабоумием или находящимся в состоянии транса. И это вместо того, чтобы познакомиться с темой плотнее, вникнуть в суть и узнать, как и за счёт чего успешно действуют на самом деле деструктивные секты в России в отношении совершенно обычных и ничем особо не выделяющихся наших сограждан. А это «три кита»:

1.  Предложение эксклюзивного продукта – верования, удобного для адепта, и многого в первое время от него не требующего, но позволяющего оправдывать его самые мерзкие и низменные поступки прошлого;

2.  Бравада связями с сильными мира сего, которыми секта якобы управляет или очень тесно с ними сотрудничает;

3.  Устройство на работу в аффилированную с сектой коммерческую структуру.

С каждым представляющим интерес адептом ведётся индивидуальная работа опытным проходимцем, причём врождённым психологом, а не «книжным», и, по сути, «липовым». Интерес же у руководства секты, главным образом, материальный, и в очень редких случаях персональный, но только к лицу, который может пополнить штат среднего звена самой секты. Хотя опытных проходимцев там хватает, и они регулярно мигрируют из одной подсевшей в финансовом смысле секты в другую.

Под латинскими словом «секта» (лат. «secta» - школа, учение) в материале для простоты изложения темы для читателей понимается деструктивное религиозное объединение. 

Автор этих строк знаком с темой не понаслышке, ибо судьбе было угодно сделать так, что и в журналистском сообществе, и в среде сектантов, он получил известность как человек, который первым подал официальное заявление о наглой и преступной деятельности секты Григория Грабового в прокуратуру 13 апреля 2004 года, хотя сам потерпевшим и не являлся. И уже при помощи очень немногих, но достойных уважения журналистов и работников вертикали власти, через два года самой настоящей войны добился результата. Хотя куда меньшего, чем всем разумным людям хотелось бы. И даже сегодня открыто можно назвать лишь имена достойных уважения журналистов очень разных в то время по направленности средств массовой информации. Это Елена Милашина («Новая газета»), Анна Медоян («Человек и закон»), Дмитрий Соколов-Митрич («Известия»), Владимир Ворсобин («Комсомольская правда») и Борис Косарев («Регнум»).




чтобы оставить отзыв войдите на сайт