«Десять фактов о жизни в СССР»

автор: Евгений Сауров (проза) 07.12
up vote 0 down vote favorite

Белорусский публицист Максим Мирович 05 декабря 2018 года опубликовал статью «Десять фактов о жизни в СССР», в которой содержится, на самом деле, десять весьма сомнительных тезисов, которые он приписывает вроде бы как сгинувшему прошлому:

01. Тотальная неустроенность быта.

02. Тотальный дефицит и отсутствие самого необходимого.

03. Вечные очереди.

04. Принудительный труд обычных граждан.

05. Принудительный труд заключенных.

06. Монополия государства на СМИ.

07. Ложь о жизни в зарубежных странах.

08. Тотальная алкоголизация населения.

09. Беззащитность человека перед государством.

10. Закрытость границ.

https://maxim-nm.livejournal.com/462709.html?utm_source=vksharing&utm_medium=social

https://vk.com/feed?w=wall234642594_58603

Страсть к упрощениям не покидает нашу пишущую и читающую публику в любую эпоху,

поэтому придётся детально разобрать все эти тезисы, а отнюдь не факты, индивидуально:

01. Тотальная неустроенность быта.

Тотальность подразумевает целостность и всеобъемлемость. Так о какой такой тотальности может идти речь, если дорвавшиеся до власти большевистские вожди и их прислуга сразу начали купаться в роскоши, и создавать очень даже благоустроенный быт для самих себя – дорогих и любимых! «Дом на набережной» - лишь крошечный эпизод построения коммунистами коммунизма для самих себя. Особо бесцеремонные «товарищи» обзаводились угодьями, поварами, официантами, псарями, конюхами и целыми штатами прочей прислуги. В рамках ВКП (б), а потом КПСС, с перегибами перманентно боролись, создавая постепенно иерархию доступа к материальным благам, которая просуществовала вплоть до августа 1991 года. Спецмагазины, спецпайки, спецлечение, спецсанатории, спецдачи и т.д., и т.п. Ради справедливости следует отметить, что с тридцатых годов вполне устроенный быт имели и некоторые другие категории граждан СССР, не входящие в так называемую партийную номенклатуру. И это были не только сотрудники министерств и работники советских органов власти, но и некоторые категории военных и чекистов, крупные учёные, инженеры, писатели, актёры, художники, спортсмены, некоторые из которых к правящей партии не имели вообще никакого отношения.

02. Тотальный дефицит и отсутствие самого необходимого.

Повторяться не буду, ибо коснулся этой темы при рассмотрении первого тезиса, просто отмечу, что если партийная номенклатура и страдала от отсутствия чего-либо, то это от гарантий того, что в случае опалы все материальные блага у неё сохранятся.

03. Вечные очереди.

Автору этого опуса следует придумать и вручить приз, если он найдёт фотографию стоящего в очереди секретаря самого провинциального райкома партии какого-нибудь города Мухосранска. Или хотя бы инструктора этого райкома.

04. Принудительный труд обычных граждан.

По сути, после так называемой «коллективизации», на самом деле – раскулачивания и террора голодом, загнанное в «колхозное стойло» сельское население Страны Советов действительно было обречено на принудительный труд. Однако это не касалось городского населения, которое имело возможность (за исключением очень небольшого периода перед войной) искать и менять работу. Никто не заставлял работать и домохозяек.

05. Принудительный труд заключенных.

Тотальный принудительный труд заключенных можно было бы только приветствовать, однако этого не удалось добиться даже товарищам коммунистам. «Вор работать не пойдёт!» - аксиома, которую не удалось опровергнуть даже советской пенитенциарной системе. Так называемые «воры в законе» не работали и во времена СССР, но играли, по сути, роли стабилизаторов в жизни исправительно-трудовых учреждений. Если не считать страшную послевоенную эпоху войн «воров» и «сук», описанную Варламом Шаламовым.

06. Монополия государства на СМИ.

С этим тезисом вполне можно согласиться. Но следует обязательно добавить, что и после августа 1991 года мало чего изменилось. Власть, собственность, финансовые потоки и СМИ осталась в руках коммунистов-коммутантов. Со всеми вытекающими из этого последствиями. Хотя до эпохи интернета правящие вожди и не обращали особо внимания на мелкие, но действительно свободные издания. Всё изменилось в эпоху «мировой паутины», когда тотальная ложь мировой плутократии оказалась под угрозой разоблачения!

07. Ложь о жизни в зарубежных странах.

Советская пропаганда лгала всегда и обо всём. И часто эта ложь была карикатурна до неприличия, ибо огромное количество советских граждан побывало за границей в ходе войны. Да и после неё тоже. Допускаю, что в самых отдалённых и «медвежьих углах» на просторах СССР в ложь о жизни в зарубежных странах кто-то и мог поверить, но любой московский ПТУ-шник из рабочей семьи над подобными коммунистическими сказками открыто потешался. Хоть и не был сам никогда за границей. Лично могу судить про Москву и Ростов-на-Дону, где проходил срочную службу, работая в 1980-1982 годах инженером по железнодорожным перевозкам УПТК СУ СКВО (так получилось). Никакой разницы. О переполненных прилавках в магазинах за границей знали все без исключения. Даже ростовская уборщица управления и её очаровательная юная дочка с романтическим именем Белла, к моему удовольствию иногда подменявшая маму. 

08. Тотальная алкоголизация населения.

Этот тезис просто нелеп до безобразия. Тотальная алкоголизация населения невозможна в принципе. Если же говорить о пьянстве и алкоголизме в Советском Союзе, то это отдельная и очень большая тема. И разбирать нужно отдельно не только союзные республики, но и различные области проживания и социальные группы населения. От себя отмечу, что в Москве и Подмосковье в начале 80-ых годов пили куда больше, чем в Ростове-на-Дону. И культура потребления спиртных напитков на Северном Кавказе была на порядок выше, чем в столице, где я родился и вырос. Равно как и отношения между людьми были куда более тёплыми и естественными, ибо отсутствовал вызывающий у меня с детства отвращение наш московский гонор.

09. Беззащитность человека перед государством.

Под этим тезисом автор написал просто полную галиматью, не имея представления ни о теории государства и права, ни об истории государства и права, ни о действующем в Советском Союзе законодательстве, которое было в разные эпохи очень разным. Не говоря уже о правоприменительной практике, с которой он явно никогда не был знаком. Обсуждать же галиматью не имеет никакого смысла.

10. Закрытость границ.

Да, вполне можно согласиться с тем, что границы в СССР были закрыты для основной массы населения. Но опять же не для всех. И речь тут идёт не о партийной номенклатуре, работниках МИДа и других советских учреждений за границей, а, например, о еврейской эмиграции, принявшей массовый характер с 1973 года. Можно написать целые тома книг об «отказниках» и их мытарствах, обходя при этом один очень принципиальный вопрос: а много ли немцев и греков выехало из СССР на свою историческую родину до так называемой «перестройки»?! Или желающих совсем не было? Желающие были, хотя составляли они отнюдь не большинство проживавших в Союзе немцев и греков, вот только выехать они никуда не могли! А многие греки из Азербайджана выехали в Грецию вынужденно, ибо центральные власти не пожелали защитить их от погромов, которые тогда коснулись, главным образом, армян. Но с предупреждением грекам: «Уезжайте, вы – на очереди!». И потянулись греческо-русские семьи фактически на чужбину, хотя приняли их в Греции тепло. В православной традиции, к счастью, отсутствует расизм и зоологический национализм, что лживые пропагандисты признавать очень не любят.

07.12.2018




чтобы оставить отзыв войдите на сайт