Грязь.Вершина.

автор: Эливи (проза) 19.05.2003
up vote 0 down vote favorite
1 глава.
-Слушай, может, свалишь отсюда, а? Ну, или просто зад свой плоский подвинь!
Тёма пересел за другой столик.
-Вот-вот! Правильно, лучше свали!
Тёма тупо смотрел в тёмный чай, пытаясь утопить себя в нём. Попытку “самоубийства” прервал звонок.
*****
-Вы опять не поняли! – истерично кричала учительница. – Инверсия дизъюнкции – это не конъюнкция инверсии! Различайте эти понятия!
Сбоку раздался издевательский смешок:
-Тёма, ты их различаешь?
За окном наступили первые холода, лужи превратились в прозрачную плёнку и скрипели под осенними ботинками. Тёма старательно записывал каждое слово в тетрадку. Он любил учительские фразы и сажал внутри себя, веря, что они там останутся навсегда, будут расти и набухать, как весенние почки, а потом сделают из него великого человека.
-Не класс, а болото какое-то, - процеживала сквозь зубы учительница и продолжала свою бесполезную лекцию дальше.
Вокруг Тёмы началась какая-то суета, всё возились, комкали зачем-то бумажки, а он продолжал выводить в своей тетрадке буквы. Они были какие-то кривые, выглядели случайно, а строчки упорно ползли вниз.
Лето, дача, друзья улетали вместе с птицами, не обещая вернуться. Вся жизнь оставалась в каких-то отрывочных воспоминаниях, нарезалась в памяти ошибочными кучками. Реальными оказались фантазии, отдающие в сердце болью.
Тёма почувствовал, как уверенная грубая рука схватила его за рубашку, а другая, такая же, но с другой стороны, не менее уверенно запихнула за шиворот кучу скомканной бумаги. По классу пронеслись хохот и аплодисменты.
*****
Тёма шёл по узкому гладкому и пустому коридору. Противный синий цвет стен въедался в глаза. Шаги чётко звучали, в тишине слышалось ровное напряжённое дыхание, боящееся неожиданного выпада откуда-нибудь сзади. Стоп. Шаги смолкли. Дыхание стало нервным, понявшим, что сейчас что-нибудь случится. Руки спрятались за спину, пальцы нервно сцепились в обороняющем объятии. Сверху трещала лампа.
Так прошло минут пять. “Мир – он жестокий, жизнь – беспощадна; слабые растворяются в ней бесследно, сильные – они сильные за счёт того, что издеваются над слабыми, имеют над ними власть. Просто сильные боятся слабых и компенсируют это агрессивным внешним поведением, а слабые боятся сильных, но компенсировать это уже никак не могут”, - ритмами сердца отстукивало в голове у Тёмы.
Пальцы распались, руки выползли из-за спины. Тёма постучал в дверь кабинета. Потом заглянул туда. На него смотрели тридцать маленьких глаз. “Пронесло: это пятый класс…” И Тёма постарался, как можно более уверенно произнести:
-У вас есть журнал 9В?
2 глава.
Тёма сидел, скрючившись и задумавшись на ковре в своей комнате. Вечерело. В комнате горел яркий свет и, чтобы с улицы не было видно, что он делает, Тёма закрыл шторы. В уютной тёплой комнате было как-то особенно по-домашнему хорошо, сюда хотелось возвращаться после шумной и надоедливой улицы. В эту крепость (а для Тёмы она была именно крепостью) он стремился попасть после школы как можно скорее, как можно скорее спрятаться ото всех; здесь всё казалось мельче, чем за этими стенами, а собственная фигура Тёмы казалась более значительной, даже просто огромной, а авторитет вырастал в огромный камень, несущийся с горы, подавляя нижестоящих.
Тёма повернул голову направо. Взгляд упёрся в зеркало. О, Боже! На него глядели оттуда маленькие испуганные глазки. Растрёпанные, давно не стриженные тёмные волосы свисали немытыми сосульками по бокам бледного лица. Маленький рот открылся, выражая всем своим видом не то удивление, не то испуг. И только большой картошкообразный нос выделялся на всём этом фоне смешной величавостью.
Тёма как будто спохватился о чём-то очень важном и постарался придать себе вид величавости и невозмутимости. Он улыбнулся своему отражению надменной улыбкой.
*****
На пушистом ковре стояла чашка с холодной водой. Тёма периодически опускал туда свои гибкие пальцы. Они были у него аристократические: длинные и тонкие; он часто ими любовался. В очередной раз он опускал в чашку пальцы для того, чтобы пластилин не приставал к ним, и продолжал лепить фигурку девушки. Тонкие пальцы проворно бегали по её телу, глаза смотрели в её глаза. Тёма пытался передать фигурке красоту и душу реальной девушке из его класса, её обаяние и умение держать себя по-королевски, всё то, чего у Тёмы не было. Он сначала хотел оставить это себе, но тогда бы фигурка не стала тем, кем стала сейчас – Леной.
Всю математику он просидел, смотря на Лену, впитывая в себя её внутреннюю красоту, без которой она становилась безликой девчонкой. Он изучал её движения, манеры, интонации, её любовь и ненависть он тоже вобрал в себя. Лена недовольно ёжилась, чувствуя, что кто-то смотрит на неё, а Тёма за сорок минут успел забрать себе (по крайней мере, скопировать) всю её душу.
Теперь в тёплой домашней обстановке среди тёплых бежевых стен, он отдавал фигурке Ленины черты. Фигурка стала Леной.
-Знаешь, - разговаривал он с ней, - я не первый, кто в тебя влюблён, но я первый, кого ты так унизила.
Лене ответить было нечего.
-Ты это признаёшь?
Лена молчала.
-Моё разбитое сердце – на твоём счету. Твоя жестокость, твоя ненависть виноваты в этом.
Лена всё молчала, но теперь она молчала по-другому – обиженно.
3 глава.
В школе было как всегда шумно, здесь никогда не было спокойствия; никто ни о чём не задумывался, а просто бежал по разноцветным коридорам красивого кирпичного здания. Каждый день тут случалось что-нибудь особенное, что обсуждали на каждом шагу до следующего такого же происшествия.
Тёма вошёл в класс. По скучающим лицам одноклассников было видно, что пока ещё ничего не произошло.
Нервные, злобные, выпендрёжные, резкие, замкнутые, недалёкие, самолюбивые, властные, надменные, нахальные, несдержанные, наглые, напористые – все они были разные, но каждый его одноклассник был против него.
До урока оставалось ещё пятнадцать минут, и Тёма сел на заднюю парту в угол. Там его обычно не замечали, и можно было спокойно заняться изучением личности каждого одноклассника. “Все такие разные, но по сути своей похожи. Копируют друг друга, не замечая этого”, – думал про себя Тёма. Класс представлялся ему болотом с квакающими лягушками.
В центре класса около третьей парты под яркими гудящими лампами возникла в общем шуме какая-то странная пауза. Через секунду на зелёном фоне доски замелькали кулаки: два парня что-то не поделили. Все встали со своих мест и повернулись в их сторону, но подойти к ним никто не решался. Кулаки стали мелькать быстрее. Люстра всё так же напряжённо гудела, освещая сцену. На лицах стали появляться яркие сияющие улыбки, а в споре двух парней начала побеждать сила. Так парень, который был ниже и явно слабее, схватился за бок, выкатил глаза и уставился на противника, продолжающего регулярно и аккуратно наносить сильные удары.
“Господи, - шептал про себя Тёма. – Зачем? Зачем они улыбаются?”
Шум стал нарастать. Победивший высокий парень скромно, но с достоинством улыбался. “Зачем?” – думал Тёма. Общий слишком громкий шум дополнили ярые резкие аплодисменты и дребезжащий звонок, давящий на уши.
*****
-Слышал, да? Он его, ага? А сначала-то не он, не-а, не он, а тот! Представляешь, да? И только потом он начал. Вот так. Я потом стою, да, а он его так, так, так! Представляешь?! А ведь никто на него не ставил. Да. А он молодец. Уважаешь его, да?
Напротив Тёмы сидел парень из класса, и было видно, что ему надо выговориться. Причём срочно. Эмоции выплёскивались вместе с чаем на грязный стол белой, похожей чем-то на больничную, столовой. Тёма молчал.
-Вот. Нет, ну он умница! Стал героем. Понимаешь меня, да? Особенный! Ведь кого он! Угу! Браво! Вот так, да!
Ещё пять секунд помолчали, и Тёма решил ответить:
-Слабых не бьют, а он видел, что победил, но продолжал бить. Разве он герой?
Парень напротив издал с набитым ртом какой-то нечленораздельный мычащий звук, а потом добавил:
-Герой! Вот так. Я бы не смог, не-а! Ведь это надо опыт иметь, да! А у меня не-а, нету! У тебя тем более, ага-ага. Хорошо, не герой, но молодец ведь! Не спорь, не-а!
-Я не спорю, но ты не прав. Как он может быть героем, если человека до полусмерти побил?
-Так, а кто начал-то, а?
-Кто?
-Вот и неизвестно! Ведь тот же начал тоже его. Причём хорошо так. Он только потом побеждать начал. Я же уже говорил. Представь, тебя бьют, да, ведь если ты того сделаешь, ты ведь молодец! Вот так и здесь, понял? Ты вообще какой-то не такой, честно. Чё-то я разговорился.
4 глава.
Тёма опять сидел на ковре тёплой комнаты, опять опуская в прохладную воду красивые пальцы, лепя новую фигурку.
Осень сыпалась на город белым снегом, запирая теплолюбивых граждан в домах. Руки на улице мёрзли, нос мёрз, лицо застывало в зимней маске, непривычное после лета к заморозкам. Было настолько неожиданно видеть однообразный голый белый пейзаж, что половина города с удивлением смотрела из окон на новую природу. Но это была ещё не настоящая зима. Ещё не так хотелось лета.
Новая фигурка выходила у Тёмы низенькой, худенькой, хотя он лепил того толстого парня из столовой. Пока тот что-то доказывал, Тёма успел высосать из него его сущность, изучить привычки и характер, вывернуть его наружу и соскоблить взглядом душу, которую теперь передавал маленькой фигурке. Фигурка как будто плакала от собственной беспомощности, вся такая неприметная, она как будто хотела скрыться от всех, а ещё лучше спрятаться за кем-нибудь. “Тень”, - подумал Тёма.
*****
А сколько шуму в школе наделала драка! А сколько версий происшедшего ходило по школе! И как всем было интересно, и как всё было загадочно. А какое длинное и обстоятельное собрание провела учительница! Каждое слово имело вес, каждое мнение учитывалось. Но какой хаос возник к концу “заседания”! Строгая очкастая учительница, выкатив глаза, открывала рот, пытаясь сказать что-то умное. Виновники сидели за отдельной партой и болтали о чём-то своём, кажется, о предстоящем лете, потом о школе и, в конце концов, о девчонках. Эту парочку никто не тормошил. Ещё в начале собрания очкастая учительница сказала: “Они не смогут быть объективными!”
Действо захватило каждого. Теперь было делом принципа отстоять свою позицию. И тут до учительницы дошло что-то умное, и она закрыла рот. Подумала минут пять и изрекла:
-К завтрашнему дню каждый должен принести....Все слушают? Так вот, листочек бумаги со своим изложением происшедшего! Все слышали, да? К завтрашнему дню!
И все дружно побежали пить пиво в ближайший садик.
*****
“…Я не видел, как началась драка. Но не думаю, что кто-то один виноват в этом. У человека всегда есть внешние обстоятельства, толкающие его на определённый поступок.
В момент драки я сидел на задней парте и наблюдал за одноклассниками. Когда мальчики дрались, вокруг них, в конце концов, образовался такой плотный кружок, что я лишь изредка мог видеть лица дерущихся. Я не хочу делать из этой драки выводы, но мне очень не понравилось, что победивший улыбался…”
5 глава.
Если тебе грустно – лучше поплачь, лучше всем расскажи о своей грусти – тебе станет легче. Как ночь, отдавая свою темноту и пустоту, переходит в утро, солнечное и радостное, отдавай свою горечь понемногу всем, кто сможет дать тебе взамен любовь. А что такое любовь? Она воплотила в себе тёплое, вобрала в себя самое светлое.
Любовь ждёт теплых весенних денёчков, чтобы солнце нагрело своими прямыми лучами наши сердца, и любовь расцветёт вместе с новой весной, вместе с нами. Солнце подарит любви тепло, цветы отдадут ей свои яркость и цвет, небо – свою глубину и чистоту, вода – текучесть, время – бесконечность, старые седые деревья – свои вечность и мудрость, а земля пригреет на своей зелённой поверхности всех влюблённых. Сердца их будут биться вместе с жизнью, глаза их будут светиться солнечным счастливым светом, а улыбки подарят остальным частичку светлой и вечной любви.
Тебе всё ещё грустно? Тебе плохо? Мне тоже. Небо затянуто тучами, снег зарыл тёплые деревья, вода замёрзла. Земля тоже.
*****
“Как я их всех ненавижу! Они же все тупые, как…как…” – и Тёма мучительно перебирал в своём воспалённом воображение существительные. Ни одного сюда не лезло.
Тёма утром посмотрел на своё отражение и решил, что нужно менять стиль. Он со злостью взлохматил волосы и залил эту причёску лаком.
И вот теперь все они смеялись ему в лицо, фыркали и уходили в другую часть класса, а там обсуждали это как главную новость дня.
Он злился, плакал про себя и улыбался, мечтая о том дне, который, кстати, наступит скоро, когда он станет выше их всех. И он будет смеяться над ними, а они будут сидеть, уткнувшись, друг в друга и рыдать, просить прощения. “Прощения не будет!” – и новый комок слёз подкатывал к горлу. На несколько секунд Тёма забывал обо всём и подавлял рыдания. Он называл это “побороть самого себя” и “сделаться настоящим мужчиной”.
“Все уже слеплены, - говорил себе Тёма. – Кроме меня. Но это недолго – слепить себя.”
Он регулярно заглядывал для этого в свою душу. Это было трудно, неинтересно и обычно разочаровывало, поэтому Тёму надолго не хватало. “Себя-то я знаю”, - успокаивался он.
*****
Очевидно, этот день рискнул стать самым неудачным за всю жизнь. Погоду окончательно перетянула на свою сторону зима, вывалив на улицу снег, кстати, ранний и для многих неожиданный.
В классе сидело всего два ученика. Все остальные, очевидно, побежали есть в столовую. На последней парте, как всегда в углу, жался к стенке Тёма; а за второй, рядом с окном, сидел худой бледный-бледный черноволосый парень. В классе горел свет, что сильно раздражало Тёму. “Солнце хочу!” – кричал он про себя. Решив, что делать всё равно нечего, Тёма со вздохом (парень даже испугался и оглянулся, выдав свои красные заплаканные как-то не по-мужски глаза) полез изучать себя.
Обычно, изучая других, он, будучи великолепным психологом, догадывался о человеке по речи, по глазам, движениям, высказываниям, улыбке, отношению к другим. Всё это он собирал в себе, иногда даже не анализируя, просто понимая человека. Свои догадки он проверял следующим нехитрым образом: просто пытался угадать следующее движение или слово человека. И это ему удавалось! А что делать тут, когда понять надо себя? Он себе задавал вопросы и получал ответы; смотрел на улыбку в зеркало; спрашивал, кого ненавидит, и получал ответ, что всех. В конце концов, он угадывал все свои движения и слова и понял однажды, что просто себя знает, и нечего мучиться по данному поводу.
А парень всё плакал. Плакал громко и надоедливо, со всхлипываниями и причитаниями, как настоящая девушка.
“Господи, что случилось?” – и Тёма решил подойти и пожалеть его.
Он подошёл к нему:
-Что-нибудь случилось?
И сел рядом.
Парень просто повернулся к нему и со всего размаху зачем-то ударил Тёму учебником.
“Всё!!!…” – мелькнуло в последнюю секунду у Тёмы в голове.
Стало пусто.
6 глава.
Голова кружилась. Тошнило. Тёма лежал в кровати с явными признаками сотрясения мозга. Лежать надо было ещё долго. Делать было нечего, только мирно тикал будильник в углу, и не делать ничего он тоже не мог. Читать? Он это ненавидел. В книгах пишут полный бред, вздор, выдумку. Таких людей, как описаны в книгах, не существовало и не будет существовать. А откуда автор знал, какое движение, какое слово станет следующим? Он мог об этом только догадываться. Характер человека уникален, неповторим, его нельзя придумать, его нельзя создать. Человека создал Бог, так значит, автор уподобляет себя Богу?! Так нельзя! Тёма верил в Бога? Нет, просто этот аргумент был настолько весомым, что окружающие открывали рот, хлопали глазами, а потом говорили ему: ”Ну, не знаю, но ты не прав!” И Тёма чувствовал победителем хотя бы этого спора.
Вообще, выйти победителем из какого-нибудь, пусть даже маленького и незначительного спора, ему удавалось редко. Но и когда он одерживал верх, противник всегда с достоинством (и как это у них у всех получалось?) уходил от темы, спор быстро забывался, и Тёма оказывался в тени.
Его мысли никого не интересовали. Родители справедливо считали его, как и его одноклассники, неудачником и решали всё всегда за него. Тёма чувствовал и понимал это, становясь маленькой фигуркой среди людей, мечтая быть лучше и выше всех. Как это сделать? Сначала в голову ничего не приходило, и Тёма решил исправить ситуацию за счёт силы, и он с каким-то парнем ввязался в драку. Его избили жёстко, потом долго смеялись, потом ещё громче смеялись, когда он начал плакать.
-Пытался поставить себя выше других? – посмеялся над ним тот парень. Если бы этот парень знал, как Тёма ему благодарен! Слепить фигурки всех учеников класса, всех, и свою тоже! А потом выделить ритуальный уголок в свой комнате и поставить себя ВЫШЕ ВСЕХ! Выше того парня, выше тупого парня из столовой! Выше! Выше! Выше! Надо только в фигурках отразить реальных людей, вдохнуть в них души, дать им сердца, мозг, научить их видеть, дышать, слышать.
Все фигурки получились, получились, как живые; уголок был готов. Все фигурки…кроме одной – Тёминой! А именно: он долго изучал себя, и ему уже казалось, что он понял себя, но…где-то в душе закрались сомнения: всё ли верно он передаст фигурке? Станет ли фигурка им самим? Ведь то этого многое зависит! Сегодня был, наверно, какой-то особенный день. Тёма наплевал на все свои, как ему тогда казалось, детские сомнения и…через полчаса появилась фигурка Тёмы.
Голова гудела, и очень не хотелось вставать с кровати. Но Тёма сказал себе: “У меня есть сила воли!” и “Я настоящий мужчина!” и поднялся, глядя в тот самый угол.
Все фигурки валялись на полу, напоминая скомканный пластилин, но они ЖИЛИ, не понятно как, но жили, жили своей какой-то внутренней напряжённой жизнью. В своей руке Тёма держал фигурку себя, не чувствуя ни жизни в ней, ни чувства, но он верил, что она живёт.
Тёма подошёл к углу и поставил её на возвышение над грудой живущего пластилина.
Он ожидал, что сердце остановится, потом опять застучит, но по-новому, как радость и восторг другой, новой, жизни вскружат ему голову, но…он только улыбнулся.
7 глава.
Тёма сидел на задней парте, пропуская мимо ушей слова учительницы, и осматривал класс. Ничего не изменилось. “Ведь они и не подозревают о перемене в их жизни!” – с удовольствием отметил он про себя.
Погода на улице обнаглела окончательно: ударили морозы. На скучный белый пейзаж смотреть не хотелось, и Тёма опять перевёл свой взгляд на класс. “А вот теперь посмотрим, кто тут лох и неудачник!” – и он улыбнулся.
-Попкин! Ты чего улыбаешься? Тёма, я к тебе обращаюсь! – кричала учительница. – Выходи к доске и рассказывай нам про усечённую пирамиду.
Сидящий впереди с длинноволосой девчонкой парень с наглыми маленькими глазками (его фигурка лежала ниже всех) постарался, как можно точнее скопировать Тёмин голос и выкрикнул:
-Я не готов.
-Тогда два, - спокойно, не заметив того, что говорил не Тёма, учительница влепила в журнал пару.
Класс распирало от хохота.
*****
-Да, вот, кстати, ты не обижайся на него, не-а. Чё, первая пара, да? Не-а, это не страшно, совсем нет. Хуже бывает, понимаешь? Вот, - парень из столовой успокаивал Тёму.
-Она ведь даже не поняла, что это не я кричал! – попытался на равных ему ответить Тёма.
-Это не важно! Вот так. Ты ему ничего за это не сделаешь. Не спорь! Я знаю, да! А так он тебя побьёт, если начнёшь. Не-а, не заступится за тебя никто! Да! Не пробуй, не-а! А посмотреть интересно было бы, да…Вот. А вообще-то, пойду я, да. А то не интересно как-то с тобой…Сиди тут…



  • Великий Маэстро:

    Да, пожалуй, великолепным психологом не будет даже очень способный паренёк, если не поимеет образования соответствующего. Психолог - это уже сильно сказано. А тут ещё и великолепный.
    Вот, когда мне было 13 лет, я тоже считал, что я вот такой сякой, умный любознательный, могу предсказать много чего, и так далее. Сравнивал себя с одноклассниками, находил много превосходств. Потом я кончил школу, кончил технарь. Щас вот вижу, что всё это было типо иллюзия, и на самом деле не так всё было. Ну, млин, попросту не может чел в подобном возрасте быть даже стремноватым психологом. Не говоря уже о великолепном.
    Ну, это я так... Цепляюсь за мелочи.
    А по поводу письма: панацея - mae@freegate.ru
    зы, а с хостером ругаться буду =)

  • Эливи:

    Victor Zhulin ,просто хотелось подчеркнуть, что он всё таки не такой как все,и в чём-то даже лучше других.
    Май,и я о том же.......(это я про выстроить дальнейшее)Я, например, пытаюсь выстроить своё будущее,как я хочу,а все кругом сопротивляются и говорят,что у меня ничего не получится....вот это для меня действительно грустно......

  • Эливи:

    Nata, спасибо за отзыв!!!!! :)))
    Великий Маэстро ,ну никак моё письмо до тебя дойти не может!!!!Не поверишь, вчера опять пришло обратно!!!!!Буду пытаться до победного.......

  • Великий Маэстро:

    А мне вот тоже говорят, что мой лучший - это "Спираль", однако на Арте отзывов на этот рассказ в общем-то нет.
    Когда пишешь, нельзя рассчитывать на то, что будут читать те люди, для кого ты пишешь. Читают-то все подряд, следовательно не надо подстраивать под кого-то конкретного. Надо писать для всех. А это уже хреново, т.к. уже не на 100% будет соответствовать истине.

  • Эливи:

    Спасибо за отзыв,Aosa !!!Мне их так не хватало.....Раньше писали много,а теперь все куда-то исчезли...Причём друзья говорят, что это - мой лучший рассказ,а отзывов меньше,чем на остальных.А что подрузамевается под логическим завершением?

  • Эливи:

    Просто офигеть, сколько отзывов..........

  • Эливи:

    Сейчас попробую ещё раз!
    НО ОЧЕНЬ ХОЧЕТСЯ УСЛЫШАТЬ И ДРУГИЕ МНЕНИЯ О РАССКАЗЕ!!!!!!!!!!;-)

  • Великий Маэстро:

    Щас дойдёт нормально, хе-хе, повтори, плиз.
    Просто неделю целую сервак не рабтал.
    Моё-то дошло?
    >> Раньше так хорошо читали, а теперь что случилось????
    Дык, не на каждый рассказ можно написать отзыв. И не каждый ещё напишет. Посмотри, сколько у меня рассказов без отзывов.
    Хотя, один хрен, всё, что здесь находится - это попросту архив, где есть что-то. Но никто не думает, что это есть. Вероятно так.

  • Эливи:

    Великий Маэстро,я тебе послала письмо.А мне сегодня пришло, что оно до тебя дойти не может. Не знаю почему....:((((
    Люди, ПИШИТЕ!!!ПОЧЕМУ НИКТО НЕ ПИШЕТ?

  • Эливи:

    Ну отзовитесь!!!!!Мне же интересно ваше мнение!!!Раньше так хорошо читали, а теперь что случилось????Я здесь одна буду писать???

  • Эливи:

    Аааааааааа!!!!!!Ну почему никто ничего не пишет????????

  • Эливи:

    Пиши скорее!!!!И побольше!!!!;))))))

  • Великий Маэстро:

    " не интересно как-то с тобой..." - это очень точная и очень правильная фраза в данном случае. Это у Тёмы есть патология такая.
    Да, затянуто, однако, особенно шестая часть.
    Но зато написано весьма реалистично.
    Образ Тёмы как раз такой же, какой был мой, когда я был в его возрасте. И мне лично кааца, что описано точно.
    ЗЫ, а ваще-т это лечится. Если не затягивать. В кОнце кОнцов, чё фигнёй-то заниматься? Надо и пожить успеть немного. Это Тёмина проблема.
    Или не Тёмина? Можно ли в данном случае автора отождествлять с его героем?
    ЗЗЫ, Эливи, я те на мыло напишу, жди.

  • Эливи:

    Всем привет!!!!!!!Тут меня стооооолько времени не было....Но зато появился мой новый рассказ!!!:-)))Я его уже давно обещала.ОООООООччччччеееееннььььь бы хотелось прочитать отзывы о новом творении;-) Пишите!!!Буду ждать!!!