В рамках

автор: Эливи (проза) 10.02.2003
up vote 0 down vote favorite
1 часть.
Висеть на одном месте понравилось бы не многим. А что делать, если ты – картина? Пожаловаться кому-нибудь? А тебя кто-нибудь услышит? Остаётся только висеть в одном положении и наблюдать за стенкой напротив. Или наблюдать людей в комнате, хотя я их уже лучше знаю, чем они сами себя.
В моей комнате живут две сестры. Не сказать, чтобы они жили дружно… Маша – ранимая, мягкая, отзывчивая, но, на мой взгляд, слишком замкнутая в себе, она даже на парней внимание не обращает, она им предпочитает игрушки. С вещами она иногда говорит, когда остаётся наедине. Юлька – её противоположность. Грубая единоличница, говорит всегда с издевательскими интонациями. Уже успела разочароваться во всех людях. Ей, честно говоря, в жизни-то не повезло: несчастная любовь, после которой она решила просто забыть обо всех парнях, но очень скоро нашла себе предмет мечтаний – телеведущего какого-то, и весь шкаф напротив покрылся его картинками. Что касается их родителей… Маму я практически не вижу. Иногда она, правда, заходит в комнату убраться, но на этом моё изучение её внешности заканчивается. Папу я вообще ни разу не видела. Могу судить о нём только по голосу, но представить его портрет никак не получается. А если и получалось, то папа выходил каким-то расплывчатым, сливавшимся с окружающим тёплым воздухом, тонувшим среди предметов.
День изо дня из своей рамки я наблюдаю одни и те же картины семейной жизни: одни и те же ссоры, одни и те же упрёки, слышу одну и ту же ругань. В доме возникают одни и те же проблемы, они, конечно, неразрешимы, и потому их временно забывают, пока они снова не высунутся из какой-нибудь щели в семейных отношениях. Пыль ссор иногда ненадолго оседает на шкафах и углах, но очень быстро снова поднимается в воздух ветром противоречивых претензий друг к другу.
- Ты никогда не задумывалась, почему все люди сволочи? – Выдавила из себя Юлька, сжав руки в кулаки, при этом в её безысходном взоре промелькнула искра злобы.
-Да перестань ты! Сейчас приезжает из командировки папа.
-Ты знаешь, где он был? В Москве?
-Какая тебе разница?
-Прекрасно знаешь, какая!
-Ну, Юля, ну, познакомит он тебя с твоим ведущим, и что? Ну, возьмешь ты у него автограф, а дальше-то что?
-Да какая разница, что дальше? – Но мне показалось, что разница для неё всё-таки была.
Маша пожала плечами и отвернулась к окну:
-Я не понимаю, как можно мечтать о каком-то далёком парне, которого не знаешь…
-Ещё бы ты понимала, ну, конечно, лучше, наверно, вообще ни о чём не думать. Это в твоём духе. А что, сидишь себе, и всё по фигу!
-Ты не права. – По-моему Маша ответила Юльке слишком мягко. Маша как святая, и этим все пользуются, а она и не видит этого. Живет в своём особенном мире, Мире Света. Это когда ты всё видишь, но никогда ничего не понимаешь, когда прощаешь всех людей в то время, когда другие бы послали, но когда ты всех любишь, а тебя не понимают и ненавидят за странность, а ты веришь в настоящее, но не замечаешь будущего, а окружающие живут ради этого будущего, и ты неожиданно для себя выпадаешь из времени.
-Ты знаешь, - продолжала Маша, - я бы хотела стать педагогом. Представляешь себе, буду работать в младших классах! Точно, я поговорю с мамой насчёт этого!
-О, да! Ты, конечно, им станешь! Вот в этом уж точно никто не сомневается! Нет, а ты всё-таки сходи и скажи об этом маме. Ты знаешь, она, наверно, так обрадуется, так этим заинтересуется! Ты бы заняла себя чем-нибудь умным, нашла себе, ну что ли, хобби какое-нибудь.
-А у тебя оно есть?
-А ты не знала? А после этого вы говорите, что моя жизнь вам интересна! Хотя я ни на что не претендую, я к вам ко всем давно уже привыкла.… Слушай мои стихи:
Я хочу сорвать с людей туман,
Которым окутаны они все были,
Чтоб море чувств, эмоций океан
За раз их всех собой омыли.
И вдруг они увидят настоящий свет,
Они услышат новый свежий звук,
Они поймут, что в сущности-то жизни нет,
Есть только рамка, молоток и его стук.
Воздух передёрнуло. В неожиданно создавшейся тишине раздался дверной звонок, и девчонки рванули в коридор, туда же побежала из какой-то другой комнаты и мама. Что мне оставалось делать? Цветочки на обоях я уже давно изучила, диван напротив вместе со шкафом для меня уже стали, как родные. Оставалось только слушать разговоры в коридоре, не видя лиц. А знаете, как тяжело, когда все засыпают по ночам? Ты видишь только пустоту, даже воздух не виден. Каждый шорох звучит по-новому, каждый звук ужасает. Вокруг нет никого, кто может тебе помочь, кто может с тобой поговорить. Ты – один, а одиночество страшнее Мира Света. Ты уже ничего не видишь и ничего не понимаешь, ты уже не можешь никого ни простить, ни послать, просто потому, что вокруг никого нет, и ты один, но ты все равно всех любишь, потому что они для тебя - спасение от пустоты, а ты уже перестаёшь верить в настоящее, и живёшь в воображаемом светлом будущем, но ты привязан ко времени и, как бы ни старался, не можешь из него выпасть и попасть сразу в воображаемое светлое будущее, а его и не существует, и ты живёшь в одном вечном мгновении.
-Привет, Юля, привет, Маша, привет, Галя, - это приехал папа. Его безликий голос на удивление громко прозвучал в квартире.
-Пап, а ты где был? – Прозвучал напряженный Юлькин голос.
-Я устал. Расскажу всё потом. Поесть приготовили? Мне, кстати, завтра опять в командировку уезжать.
-Видите, папа устал. Он всё расскажет позже, правда Витя? А сейчас идите в свою комнату, - покорно прошептала мама. – Вот увидите, папа вам всё расскажет.
Через минуту Юлька и Маша ворвались в комнату.
-Он, разумеется, нам всё расскажет! – Кричала Юлька. – И он, конечно, поинтересуется, как у нас дела! Он даже, возможно и такое, вспомнит, что у меня День рождения!
-Он нас любит.
-Что? – Юлька уже не кричала, её просто рвало словами. – Он? Нас? Любит??? У него, наверно десять таких же несчастных, никому не нужных детей! Он устал! Он хочет спать! Знаешь, кстати, зачем он приходит домой? Пожрать! Разве это семья? Разве для этого люди любят друг друга?
-Да прекрати ты! Мы разве одни такие? Кругом полно таких же, как мы семей! А у многих семей просто нет. Так что нам ещё с тобой повезло.
-То есть ты согласна так жить? Ты ничего не хочешь менять? А отношения между нами всеми тебя, безусловно, устраивают?
Маша опять пожала своими нежными плечами и вышла из комнаты.
Юлька села, поджав ноги, на диван и уставилась безвыходным взглядом в одну точку. Взгляд, кстати, скоро стал скорее решительным, чем безвыходным, а точкой, которая была вынуждена испытывать этот обжигающий взгляд, оказалась я.
Что она во мне такого увидела?
2 часть.
Я смотрела в одну точку. Конечно, в одну точку! А куда ещё могут картины смотреть? В этой точке смысла не было, и хотелось бежать туда, где он был; хотелось начать простираться везде и видеть всё, о котором я догадывалась, но которое было за пределом моих рамок. История моя начиналась, как у всех других картин: Художник решил увековечить свою знакомую, но портрет на оригинал оказался не похож, и меня назвали “Юля”, и выставили на продажу среди сотни картин. Меня приметил какой-то мужчина и решил подарить своей возлюбленной, как потом оказалось, на свадьбу.
Я оказалась повешенной в маленькой убогой комнатке с обоями в цветочек, диваном напротив и шкафом в углу.
Скукотища здесь была неописуемая! Ноя нашла себе утешение, наблюдая за чистой прозрачной любовью двух совершенно непохожих людей. Они суетились, пытались найти себя в этой бессмысленной жизни, умильно шептали друг другу новости с работы, и, вообще, слово “дом” в их устах звучало, как “рай”, как маленькая, отражающая всё, капелька.
-Галь, а Галь, а я тебя люблю!..
И Галя смеялась, смотрела ему в глаза, а он не знал, плакать ему от счастья или просто начать смеяться вместе с ней.
Утро всегда начиналось с будильника. Галя вставала, отдёргивала шторы, и солнце влетало яркими длинными лучами в комнату, и она бежала будить его лёгким поцелуем, а потом они уходили на кухню завтракать.
-Витя, как мы назовём нашу дочку?
-Машей. Мне это имя очень нравится.
И они разбегались по своим работам. Приходили они вымотанными, но счастливыми, что снова могут видеть друг друга. Солнце уже не светило в комнату, оно успело зарядить своим светом каждый предмет и уходило в другие дома и семьи.
Ночь наплывала медленно, зажигая лампы, светильники, включая телевизоры. Галя и Витя ложились рядом и мечтали о будущем, о ребёнке, который скоро должен родиться.
Именно в один из таких тёплых и нежных вечеров Галя решила отдать себя полностью воспитанию детей.
-Всю свою жизнь я им буду помогать. Знаешь, это важно – найти себя в жизни. А ты будешь зарабатывать кучу денег, и мы объедем весь мир, отгадаем все загадки, ответим на все вопросы. Ты не против? – смеялась ему в ухо Галя.
-Конечно, нет! Я же стану великим оператором, сниму сотни фильмов и в них расскажу про нас с тобой.
Они учились в разных школах, но, однажды увидев друг друга на улице, уже никогда не расставались. Из двух своих судеб они сделали одну, но безумно красивую в своей простоте.
Сейчас Витя уезжал в свою первую командировку, Галя оставалась дома, но они были как кусок пластилина: их невозможно было оторвать друг от друга, и, если кто-то уезжал, то всё равно они были единым неразделимым целым.
Так текли дни, и никто из них не знал, что будет впереди, но догадывался, что ничего не изменится, и всё будет хорошо: Витя будет ездить в командировки, и привозить деньги, а Галя будет сидеть дома и следить за детьми. Всё будет хорошо.
Я висела так уже долго. Кругом была скука, сплошная скука, и, что самое страшное, бездействие и однообразие. Знаете, когда так долго висишь, то привыкаешь к этому, и уже кажется, что ничего другого нет, а есть только эти обои в цветочек, шкаф, диван и пыль, не видно ни будущего, ни настоящего, и нет ничего, потому что ты ни с чём не задумываешься, и тебе кажется, что как только ты задумаешься, всё разлетится и развалится, и поэтому время исчезает, оно не имеет для тебя смысла, и ты просто живёшь, живёшь не ради какого-то особенного мгновения, а просто даже не задумываешься, что что-то может быть по-другому, и жизнь теряет смысл, а ты этого даже не заметишь.
Я плакала, что не могу этого никому сказать, что не могу выпасть из рамки или просто сломать её, и закричать о том, что стоит лишь задуматься, как всё изменится, и настоящее, и будущее.



  • El:

    "И она не знала, что висеть ей осталось всего неделю. Потому, что Галина давно решила ее продать. И ее отнесли в комиссионку. Где она пробыла совсем недолго три дня. А потом она
    попала к таким людям, что...Но это уже совсем другая история." Классный рассказ. Но жаль, что заканчивается и так пессимистично.
    Его бы прродлить и дать какой0нибудь просвет...Удачи !

  • Великий Маэстро:

    Да, я рад за тебя. У меня сейчас такая же фигня... Тоже напечатал...
    Ладненько, будем читать. А скока смысла в новом рассказе? Ещё в 10 раз больше? Вроде смысл измеряется не количеством, а глубиной. Так наверна.

  • Эливи:

    Я напечатала новый рассказ!!!!!!!!! Встречайте!!!!!"Маленькая война"!"В Рамках",я смотрю,меньше всего из моих рассказов всем понравился,хотя смысла в нём в 10 раз больше,чем в предыдущих..... Жду отзывов на новый!!!!

  • Великий Маэстро:

    А ты почитай-ка товарища Карлосона (/user/?user_id=876). Там наверняка у тебя появятся мысли для отзывов. Уж больно откровенно пишет чел. И масштабно.

  • Эливи:

    Я вообще люблю фотки рассматривать,но отзывы не пишу,незнаю,что написать.красиво,здорово нарисовано,но это пишут все.Я,кстати,навый рассказ написала-Маленькая Война.Только никак не могу напечатать его....

  • Великий Маэстро:

    Вот я почему-то наоборот как-то делаю. Прозу читаю, а стихи нет.
    Видимо потому что прозы мало, стихов много (все не прочитать)

  • Великий Маэстро:

    Ну дык это совсем не потому, что мол жизнь жестокая штука. Это, знаете ли, когда как.
    Светиться надо больше. То есть больше писать. И не только в смысле творчества, но и отзывы. Чего скромничать-то? Круто же, туссовка подобралась та ещё, люди побазарить любят. Воооот.

  • Эливи:

    Это-моя подруга,которую никто читать не хочет:-(!Прозу вообще редко читают....:-(

  • Великий Маэстро:

    rakastaa: что имеется ввиду?

  • rakastaa:

    Жизнь-жестокая штука. Все плохо, никто меня читать не хочет:(

  • Великий Маэстро:

    Прямо-таки ей-богу? А к какой относишься? К немецкой? =)
    Ну, короче, жди мыло, коли интересно. Прочитал.

  • Великий Маэстро:

    Ну как так не понял? Значит, объясняю: сначала ты перечисляешь кучу авторов, которых надо читать. А потом, когда уже заканчиваешь их перечислять и вроде как тему переводишь, вдруг указываешь, мол почитай моё, и всё такое. А отчего бы не перечислить Ганса вместе с остальными? Он что, особенный?
    Посмотрим

  • Эливи:

    Hans,скажи просто,тебе понравился рассказ или нет?Неужели у меня в этот раз без ошибок вышло?;-)
    Спасибо FS за отзыв!

  • Великий Маэстро:

    Ссылку дай. В ручную искать неохота.
    Среди тех людей, которых ты рекомендовал читать, ты забыл ещё добавить Ганса Лингера. =)
    Ну и, собссно, что ты написал, перечислил, это как бы подразумевается.
    Жаль, но то, что я читаю - это совершенно иное. Причём как раз те самые стрёмные переводы с английского.
    И ещё туфту всякую в интернете.

  • Великий Маэстро:

    Ну, естественно, что Толстой, Булгаков и я - это совершенно разные писатели. И все пишут по разному. А что ты хотел развести по поводу нескольких дней и белиберды? В смысле, что никакая там не белиберда? Ну уж нет. Белиберда! Я замечал, что ты проявляешь колоссалную активность в обсуждении именно тех моих рассказов, которые я писал несколько дней. Их на Артефакте всего-то 4 (ты из них тока 2 читал).
    Хотя, был у меня один когда-то, который я писал целый год. Но потом его не стало - по техническим причинам. Длинная была штуковина. С тех пор длинные не пишу.
    Ну а собссно, почему ты решил, что мы не придём к консентусу? Вроде всегда приходили. Или нет?
    А прозу читать долго - вот никто и не читает. Разве что я читаю, да Ганс. А потом обсуждаем целую неделю =))
    Хотя нет, читают и другие. Просто отзывы пишут немногие.

  • Великий Маэстро:

    Эливи, что-то как-то тебя не видно. Видимо, мало светишься =)
    Стоило пару дней непосетить артефакт, как в "последних отзывах" уже и не было видно твоего, значит, ответа. Вот я и не знал, что тут что-то новое появилось.
    А в натуре, остальные-то где?
    Например, где у нас Ганс? Вроде всегда так бодро приступал к обсуждению. =)

  • Эливи:

    Слушайте,куда все пропали?Вроде столько народу меня читало.........И куда-то все делись.......Это,конечно,саморекламой называется,и всё таки.......Что-то грустно...

  • Эливи:

    Пробовала,когда была маааааааальнькой-мааааааленькой.Стих из этого рассказа тоже мой,но с ними у меня всё таки проблемы...:-(

  • Великий Маэстро:

    Ну, собссно, на что тянет - то и надо писать. Так более воодушевлённо выходит. У меня вот не всё так хорошо. У меня в разные дни на разное тянет. И потому кое-какие вещи, которые пишутся в несколько дней - какая-то непонятная путанница и белиберда =)
    Эливи, а стихи пробовала?

  • Эливи:

    Больше постараюсь так не пропадать!:-)А что касается динамичности.........надо над этим подумать.Хотя,если честно,меня тянет именно на структуру.

  • Великий Маэстро:

    Да, надо ведь иногда перевешивать картины, клеить новые обои, делать перестановки, переезжать, в конце концов, в другие квартиры, и так далее.
    В натуре, жизнь картины - сплошная статика. И даже обидно как-то, что ничего нового. Остаётся только налаживать контакты с иноплами. Хотя бы они донести до людей, как неловко получается...
    Милая Эливи, я следил за появлением твоих рассказов, внимательно их читал и изучал. И что-то вздумалась мне мысля такая. Может тебе слегка отступить от структуры, и написать что-нибудь этакое, динамическое, остросюжетное? А? Мне что-то кажется, что у тебя получится это. А то уже третий рассказ "вещательный". Надо бы попытаться не только донести до людей что-то, но и попытаться их (людей) изменить, т.е. воздействовать на психику.
    Впрочем, я уверен, всё ещё будет.
    И не пропадай так надолго!