Служил Советскому Союзу 28 глава (окончание)

автор: Егор71 (проза) 19.04.2016
up vote 2 down vote favorite

таблетка димедрола, многие из гражданских больных димедрол не пили, отдавали мне. У медицинской сестры можно было так же выпросить дополнительные таблетки. Я обычно перед сном выпивал сразу три и спал как убитый. Были так же элениум и реланиум, правда, в очень ограниченном количестве. Со спиртом особых проблем не было, в госпитале его было много. Обычно я сам напрашивался на работу, которая входила в обязанности медсестер, за это мне наливалось, когда сто граммов спирта, когда двести. Бывало, что доставляли пациентов из города на госпитальном Рафике. Обычно это были гражданские, за взятку направляющиеся в госпиталь на лечение. Водителю вольнонаемному за такие вызовы родственники больного платили, с нами, носилочными санитарами, водитель делился. Да и я уже настолько стал циничным, что вымогал с родственников деньги, чтобы аккуратно на носилках спустить больного к машине. Пил я довольно умеренно, никогда не болел с похмелья. Иногда, для большего эффекта совмещал алкоголь с таблетками. По крайней мере, выпив, я уже не боялся вида развороченной плоти. На дежурстве ко мне никто особо не принюхивался, да и я пил с напарниками перед дежурством не больше граммов ста водки.

        Однажды, примерно через месяц после начала моей работы санитаром, вечером после дневного дежурства в палате меня встретил веселый казах и предложил водки. Я не отказался. Банкет был устроен по поводу скорого комиссования казаха. После операции зрение на раненом глазу  казаха восстановилось только на шестьдесят процентов. Рука его зажила и почти полностью восстановила свои функции. Однако на медицинской комиссии его все-таки признали годным к продолжению службы. Отец солдата, уже приехавший чтобы забрать сына, дал взятку, чтобы сына комиссовали. Была повторная комиссия. Казах через неделю должен был отправиться домой. Обмыв такое знаменательное события, я лег спать, а виновник торжества направился в соседний корпус, дабы продолжить банкет со своими земляками, лежащими там. Среди ночи меня разбудил шум и крики. Крики доносились с улицы, я выбежал и увидел нескольких врачей и пациентов, стоявшими над лежащим на асфальте перед стеной нашего отделения человеком. Этим лежащим был казах. Сначала я думал, что он просто в умат пьяный и лежит себе на асфальте и отдыхает, но потом увидел под ним кровь. Оказалось, что он сорвался с карниза второго этажа и упал на асфальт. Двери в отделении закрывают изнутри в одиннадцать часов, загулявший с земляками казах среди ночи стал ломиться в закрытые двери. Двери не поддавались. Тогда храбрый воин решил забраться в свою палату через окно, благо пожарная лестница была рядом, и довольно широкий карниз располагался под окном. Вскарабкавшись по пожарной лестнице на карниз, казах стал пробираться по нему, держась за металлические сливы окон. Добравшись, как ему казалось до окна своей палаты, он стал барабанить в стекло, чтобы ему открыли. Вот только он перепутал окна, стал барабанить в стекло офицерской палаты. Как потом рассказал офицер, лежавший в этой палате, среди ночи его разбудил стук в окно. Кое-как открыв глаза, он увидел, по его словам, жуткую картину. В окно светила полная луна, она освещала какую-то страшную рожу, прилипшую к стеклу. Не сразу поняв, что происходит, офицер встал с кровати и направился к окну, по пути делая знаки, что сейчас он откроет. Казах же, понял это по своему, разглядев в окне приближающегося к нему незнакомого человека, размахивающего руками, пьяница понял свою ошибку и резко отшатнулся от окна. Он забыл, что находится не на земной тверди, а в пяти метрах от земли на уровне второго этажа. Соскользнув с парапета, казах упал на асфальт. При падении он получил открытый перелом ноги и дембель его затянулся на весьма солидный срок.  




чтобы оставить отзыв войдите на сайт