Варенье из стеклянных одуванчиков

автор: Дядюшка Ондатр (проза) 10.01.2009
up vote 0 down vote favorite
По городской шумной и пыльной улице идет девочка. Самая обычная девочка. На ее волосах два красивых бантика. Один фиолетовый, а второй алого цвета. В правой руке девочка держит воздушный шарик персикового цвета, а в левой - большую деревянную ложку. За ее неокрепшей детской спиной висит потрепанный временем рюкзачок, уже утративший свой изначальный цвет и форму. Она идет неспеша, внимательно рассматривая здания, и что-то ищет взглядом. Пройдя несколько шумных центральных кварталов по городу маниакально-шизофреничного бреда и постурбанистческой тоски, девочка наткнулась на постового. Тот, пристально изучив девочку, обратился к ней. - Добрый день, девочка! И куда же ты идешь с такой большой ложкой? - Добрый день, господин. - ответила девочка и мило-премило улыбнулась. - Я ищу варенье из стеклянных одуванчиков. - Варенье из стеклянных одуванчиков? - недоумевая, спросил ее постовой. - А такое варенье существует в природе? - Обязательно должно существовать. - ответила девочка, опять мило улыбнувшись. - Вы не знаете, где и у кого я смогла бы его найти? - поинтересовалась она у постового. - Хм, я сам не знаю. Но знаю, кто может это знать. - И кто же? - Торговец зельями и травами в восточном квартале. Даже если у него нет этого варенья, то он, наверное, подскажет тебе, где ты сможешь его найти. Его зовут Омар, его лавку ты сразу же узнаешь. - Спасибо. - поблагодарила постового девочка, кивнув голову в знак признательности. - Пожалуйста. - ответил постовой. - Это же моя обязанность - помогать людям. Удачи тебе в твоих поисках. И девочка пошла дальше. Мегаполис шумел, пыхтел и крежетал вокруг нее всеми мыслимыми и немыслимыми звуками. Люди, одуревшие от ритма современной жизни, спешили кто куда. А девочка, не обращая внимания на всю эту суету, шла по пыльному тротуару. Точнее сказать не шла, а словно парила над всей этой мирской суетой. Пройдя через некоторое время центр, она вышла к заброшенному мосту, который связывал шумный современный центр мегаполиса со 'старым городом'. 'Старый город' остался нетронутым с самого его основания. Он служил своего рода пристанищем для консервативно настроенных горожан и для тех, кому надоела жизнь центра, бурлящая 24 часа в сутки. Здесь было тихо, спокойно и уютно. Только здесь можно было еще увидеть остатки городской растительности и даже сохранившихся потрепанных голубей, что стало очень большой редкостью. В нос девочки ударил запах корицы, свежевыпеченного хлеба, вишневого мороженного и еще с десяток других ароматов приятных людскому обонянию, долетавшие с ветром, который приносил их со стороны 'старого города'. Старые пошарпанные постройки ярусами ютились друг за дружкой, чем-то напоминая пеструю семейку. Среди черепичного океана крыш одинокими зелеными островками выглядывали сохранившееся деревья. Приятное слуху воркование 'старого города' дополнял лай дворовых собак и мелодичное позвякивание трамвайного колокольчика. Между тем девочка зашла на мост и остановилась у старых, покрытых мхом каменных перил, чтобы полюбоваться открывшмся ее взору видом. Ее взгляд, не особенно задерживаясь, пробежал по черепичным крышам, по цветочным горшкам, стоявшим почти на каждом подоконнике, по флажкам, танцующим на ветру, которые красовались на некоторых домах, прошелся по журчащей под мостом мелкой, словно при длительной засухе, речке и вернулся на серое и скучное однообразие гудящего центра. Сердце девочки наполнилось каким-то теплым и приятным чувством, ощущаемым здесь повсюду: Ветер отчаянно пытался вырвать воздушный шарик из рук девочки, но это ему не удавалось. Под мостом уютно расположилась парочка бродяг, но выглядели они совершенно иначе, чем рисует нам наше воображение. Они больше походили на двух уставших путешественников, которые остановились здесь для того, чтобы отдохнуть от длинной дороги. Они развели небольшой костер и о чем-то оживленно разговаривали. Девочка умитворенно посмотрела на все это, мило улыбнулась и пошла навстречу 'старому городу', который гостеприимно раскрывал свои объятия. Как только ее нога ступила на старую дорогу, вымощенную ровным гладким камнем, благоухание 'старого города' нежно и мягко обвалакивало ее маленькое тело своими густыми тянучими как мягкая карамель руками. В нем смешалось все воедино. Атмосфера спокойствия, или же приятного тихого течения умеренной жизни, была настолько завораживающе сладкой и чуточку околдовывающей, что не поддавалась описанию. Одурманивающий запах свежей выпечки, которую можно было преобрести почти на каждом углу, перемешивался с запахом типографской краски, исходящим от разносчиков газет, который в свою очередь сливался в одно целое с ароматами пряностей и цветков, весело сидящих на краю подоконников. Одни аккорды ароматов подхватывали другие и, уже объединившись в гармоничную мелодию запахов, они летели дальше по 'старому городу', наполняя своим присутствием весь объем воздуха. Девочка, прибывавшая в некотором замешательстве, встрепенулась, словно маленький взъерошенный воробей, и продолжила свой путь. Пройдя немного по главной улице и не обнаружив никакой лавки Омара, девочка решила поинтересоваться у кого-нибудь, где же ей его найти. На глаза ей попалась немалых размеров женщина, торгующая выпечкой на перекрестке. - Подходи, девочка, подходи! У меня все самое свежее! Есть булочки с вопросами и загадками, есть с начинкой из утренней росы и из слез печали. А есть даже с ромашками, васильками и незабудками! - Булочки с незабудками? - удивленно поинтересовалась девочка. - Конечно! - ответила женщина, и ее лоснящееся лицо расплылось в улыбке. Глаз ее совсем стало не видно. - Есть булочки со всем, что душе угодно. Самые популярные - булочки с весенним снегом, слегка подтаевшим. Булочки теплые, только что достала. - То есть булочки теплые, а внутри прохладный подтаевший весенний снег? - переспосила девочка, находясь в небольшой растерянности. - Разве такое возможно? - Милая ты моя! - сказала тетка и расплылась в улыбке, а около уголоков ее глаз появилась паутинка из тонких морщинок. - Возможно все! - А вы не смогли бы мне подсказать, как найти лавку торговца Омара? - Конечно. А зачем тебе он? - широко улыбнувшись, спросила в ответ торговка. - Мне нужно варенье из стеклянных одуванчиков. А постовой из центра сказал, что Омар может знать у кого оно может быть. - Ясно. Редкая вещь - стеклянные одуванчики. А варенье из них и тем более. Ну да ладно, слушай. Ты сейчас пойдешь вниз по улице и когда дойдешь до торговца говорящими вещами, сверни направо. Пройди еще пару кварталов и там ты выйдешь к лавке Омара. Ты ее узнаешь по украшающим её флажкам. Удачи тебе! - Спасибо большое. - сказала девочка и пошла вниз по улице. Она шла по улице, а навстречу ей шли приветливые люди, которые улыбались и здоровались друг с другом. Атмосфера дружелюбия царила здесь повсюду, была в каждом движении, в каждом поступке. У девочки сложилось такое ощущение, что весь 'старый город' это одна большая и дружная семья, чего она не могла сказать о шумном современном центре. Она так и шла бы еще дальше, если громкий разговорный шум не отвлек бы ее. Девочка остановилась и не верила своим глазам. На одном из углов перекрестка стоял мужчина в лиловом плаще и торговал разным хламом. Все оказалось обычным, если бы вещи не болтали между собой. Рядом стояла толпа зевак и с неподдельным интересом наблюдала за вещами. Девочка тоже решила нанемного задержаться. И она стала невольной слушательницей разговора пары светло-коричневых лакированых ботинок со старинным абажуром. У абажура был противный скрипучий голос, которым он продолжал разговор. - Представьте себе, - обратился он к туфлям - прихожу я как-то в бар, чтобы просто отдохнуть. А день тогда у меня выдался на редкость тяжелым. Так вот, захожу я в бар, сажусь на высокий такой стул, да вы в курсе, конечно, какие в барах стулья. Вообщем, сажусь я, киваю головой бармену, ну это же так принято в нормальных барах. Говорю ему: 'Кружечку холодного стаута, пожалуйста'. И знаете, что он мне ответил? - Нет. Что же? - спросили ботинки, изобразив заинтересованность приподнятостью шнурков. - А он мне отвечает: 'Мы предметы интерьера не обслуживаем!' Я, конечно же, возмутился, и: Дальше девочка уже не услышала, так как стоящий рядом чайный сервиз на 24 персоны хором затянул какую-то веселую песню. Она послушала первый ее куплет, а после него свернула направо, как ей сказала торговка необычной выпечкой, и пошла по тротуару в поисках лавки Омара. Пройдя по улице еще немного, она увидела лавку, украшенную разноцветными платками. Витрины ее были уставленны несметным количеством бутылей, склянок, пробирок и прочими всевозможными емкостями для зелий, микстур и лекарств. Под потолком лавки на натянутых веревках висели свежие и засушенные травы, соцветия, листья и прочее. Рядом с лавкой на топчане сидел седовласый старец, доброе лицо которого было испещрено мириадами морщин. Он курил кальян, заставляя жидкость внутри клокотать при каждом своем вздохе. Когда старик выпускал струйки табачного дыма изо рта или носа, то они, собираясь в белое густое облако, мигом устремлялись в небесную высь. Поняв, что она пришла туда, куда и хотела, девочка решила обратиться к торговцу. - Добрый день! - приветствовала девочка его. - Здравствуй дитя. - ответил ей старик. - Что же привело тебя в мою скромную лавку? - Я ищу торговца Омара. Это случайно не Вы? - поинтересовалась девочка, будучи довольно-таки грамотной и образованной. - Совсем-совсем случайно я. - улыбнулся ей старик, и его и так доброе лицо стало выглядеть еще добрее. - Чего же ты хочешь, дитя, от старого и больного Омара? - Постовой в центре подсказал мне, что вы можете помочь мне. - Помочь я всегда могу. - кивнул в ответ старец. - Конечно, смотря, в чем заключается помощь. А так - что угодно. - Мне нужно варенье из стеклянных одуванчиков, т.к. продолжительность моей жизни зависит от него. Только оно способно побороть мою болезнь: - Хм, варенье из стеклянных одуванчиков? - как бы спросил сам себя Омар. Втянул в себя порцию табачного дымка и на минутку призадумался. - Стеклянные одуванчики довольно-таки редкое растение, чтобы встретить его в природе, и очень капризное, чтобы вырастить его самому. - продолжил торговец после минуты раздумий. - Ну, уж, а сделать из них варенье - это вообще смертным непосильно. Но не спеши печалиться раньше времени, я знаю, кто может тебе помочь. В северном квартале старого города, у здания с огромными дубовыми дверями стоит Бестелесный Страж. У него, скорее всего, имеется то, что тебе нужно. Но, он ничего никому не отдает просто так. Страж обязательно попросит у тебя что-нибудь взамен. - Но у меня совсем ничего нет. - ответила девочка. - Не переживай, он обязательно найдет что-нибудь для себя из имеющегося у тебя. И запомни одно: не надо бояться отдавать что-либо. Ведь как потеряешь, так и найдешь. Отдав вещь, мы приобретаем ее отсутствие. И это уже хорошо. Отсутствие и наличие - две сестры, они идут всегда рядом по длинной дороге небытия, идут туда, где нет ни наличия, и отсутствия. Туда где нет ни вещей, ни энергии. Туда, где нет ничего. И ты веди себя туда же, вот твоя конечная цель. - Спасибо, господин. - сказала девочка и поклонилась Омару в знак поччтения и благодарности. - Не за что, девочка! Пусть чистота твоего сердца будет твоим путеводителем. - молвил в ответ старец. Девочка улыбнулась торговцу еще раз своей чистой ангельской улыбкой и пошла искать тот самый дом с дубовыми дверями. Пройдя с десяток кварталов, она немного устала. Остановившись чтобы передохнуть, девочка остановилась. А когда она подняла глаза после недолгой отдышки, то заметила, что она как раз стоит недалеко от того самого здания с дубовыми дверями. Строение было старым, мало того, даже древним. Первое, что бросалось при первом рассмотрении в глаза - полное отсутствие окон, второе - это то, что тяжелые огромные двери из многовекового дуба занимали две третьих от высоты здания. У этих дверей, чуть паря над землей, висела в воздухе нечто туманоподобное, бледное и непонятное. 'Скорее всего, это и есть Бестелесный Страж' подумала про себя девочка, и решила все-таки, пересилив свою нерешительность, подойти к нему. - Здравствуйте. - приветствовала Стража девочка. - И ты тоже будь здоровой, смертное дитя. - ответил ей Бестелесный. - Что ищешь здесь и чего ты хочешь от меня? - Мне сказали, что вы, возможно, обладаете вареньем из стеклянных одуванчиков. А мне оно жизненно необходимо, моя жизнь зависит от него. - Я обладаю многим. - ответил Страж громоподобным голосом. - Но, есть одно НО: я не могу отдать тебе это варенье или еще что-нибудь просто так. Ты должна будешь дать мне что-нибудь взамен. Это не моя прихоть - таков закон Древних Хранителей. - Но мне каждый день нужна порция варенья, равная объему этой ложки. Так мне сказал врач Лечащий Своей Душой. Если я не буду употреблять варенье из стеклянных одуванчиков, то дни мои сочтены. - ответила ему девочка. - Я все прекрасно понимаю. - молвил Страж. - Но я не в силах отдать тебе все свои запасы варенья. Чтобы получить очередную дозу варенья, тебе предеться отдать что-то мне. Пойми это. - Но у меня же совсем ничего нет. - с печалью в голосе ответила она. - Ничего. Я найду, что бы взять у тебя. Сегодня ты можешь отдать мне свой воздушный шарик. - Отлично! - обрадовалась девочка. - Хоть этот предмет и был моим путеводителем по лабиринтам бренности и отчаяний, но моя душа и тело нуждаются в варенье. - По рукам! - проголосил Бестелесный. Шарик исчез из рук девочки и возник рядом со Стражем. А на месте воздушного шара у девочки в руке появилась емкость из какого-то неизвестного материала, от которой исходило радужное сияние, как от радуги после теплого летнего дождя. И девочка, обрадовавшись довольно-таки выгодному бартеру, зашагала прочь. Прийдя к Стражу на следующий день, девочка снова попросила у него порцию варенья. - Раз ты уже знаешь свою примерную дозу, то тебе уже больше не нужна твоя деревянная ложка. Отдай ее мне! - предложил новое условие Бестелесный. - И, правда! - воскликнула ему в ответ она, радуясь приятной и простой сделке. На следующий день у девочки ничего не осталось, чтобы она могла отдать Стражу, и ей стало очень интересно, что же попросит у нее Хранитель Здания с Дубовым Дверями на этот раз. - Ну что же мне попросить у тебя сегодня? - спросил ее Страж. - Я и сама не знаю. - возразила ему девочка. - Мне очень нравятся твои два бантика. Но я думаю, что без твоих волос они будут не так прекрасны. Отдай мне свои волосы. - Но: как: я не знаю: - в расстерянности залепетала девочка. - Зачем тебе твои волосы, если твоя жизнь зависит только от этого варенья? В волосах же у тебя такой критической необходимости нет? - Нет. - ответила она. - Так, значит, раз тебе это не так уж и надо, то зачем уж сомневаться или горевать по поводу, что ненужной вещи у тебя не станет? Зато появится то, что тебе действительно нужно и необходимо. - Вы правы. - ответила ему девочка и состригла свои красивые волосы. - Как я и обещал. - сказал Страж и, получив волосы с двумя бантиками, вручил девочке очередную порцию варенья. Данный дар как-то необычно подействовал на Бестелесного. Он схватил воздушный шарик и деревянную ложку, а полученные только что волосы положил на себя и стал выписывать в воздухе пируэты, при этом довольно громко хохоча. Девочка посмотрела на него с небольшой грустью, подходящей к ее лицу, и зашагала прочь: В другой раз перед Стражем стояла лысая девочка, она была уже совсем другой, не той, что приходила к нему раньше. - Что ты хочешь от меня на этот раз? - спросила она Бестелесного с некоторым безразличием в голосе. - Отдай мне свои красивые глаза, девочка. - сказал тот. - Но как я приду к тебе снова, если у меня не будет моих глаз? - немного недоумевая, поинтересовалась она. - Пусть твоя душа будет твоим путеводитетлем. - ответил Страж. - Ну ладно. - сказала вроде бы безразлично девочка, но голос ее дрожал. Она поднесла пальца руки к правому глазу и взялась ими за глазное яблоко. Руки не слушались ее и тряслись. К горлу подступил огромный колючий комок похожий на морского ежа. Пелена слез, готовящихся обрушиться потоком подобно водопаду Игуасу, застилали ей глаза. Она опустила руки, тяжело выдохнула и резко вырвала глазное яблоко из глазницы, при этом, не издав ни малейшего звука. Из другого глаза рухнули воды Игуасу. Она опустилась на колени, тело ее тряслось и корчилось от неимоверной боли. Она взялась за другой глаз и вырвала его тоже. Когда Бестелесный забрал у девочки глаза, то он сказал ей. - Утратив зрение, ты обрела слепоту. А слепота - это обратная сторона зрения. То есть ты не потеряла зрение, как я сказал в начале, а лишь перешла к другой стороне зрения. Теперь ты знаешь обратную сторону медали. Вот твое варенье, съешь его сейчас, и боль отступит. - Хорошо, я так и сделаю. - ответила безглазая девочка, вытирая рукой струйки крови на лице. Ее голос звучал как ледяная пустота, громко и отчетливо, разрывая своей кристальностью пространство городского воздуха рядом с ней. На следущий день девочка пришла с белой тканевой повязкой на глазах, через которую местами просачивались кровяные пятна. - Приветствую тебя снова, дитя! Отдай мне в этот раз свое сердце. - сходу сказал ей Бестелесный Страж. - Как ты хочешь, Хранитель. - ответила Стражу девочка. Она прикоснулась пальцами руки к телу там, где ощущалось биение сердца. Она прижала пальцы к коже еще сильней, и сердце застучало быстрее. Она пронзила кожу своими тонкими пальчиками, и рука стала погружаться в ее плоть. Стук сердца стал еще быстрей и громче. Когда рука нащупала сердце, и пальцы обняли его, то сердечный ритм достиг скорости поезда, несущегося по ночной магистрали. Девочка обхватила его пальцами еще плотнее и вырвала сердце из своей юной груди. Она посмотрела на свою руку, сжимающую сердце. От него исходило слабое свечение, заметное даже днем. Из оборванных вен и артерий брызгала кровь, стекая тонкими струйками по ее руке. Стук сердца потихоньку стал замедляться и через секунд двадцать оно стало биться в привычном темпе. - Прекрасно! Такое чистое и доброе сердце - большая редкость в наше время и в нашем месте. - воскликнул Бестелесный, разглядывая полученную вещь. - Держи свое варенье, дитя! Он схватил девочкино сердце и вставил его в себя. Девочка взяла варенье и вылила в отверстие, через которое она вырвала свое сердце. Ей стало немного легче, и она спросила Стража. - Теперь, когда у меня нет ни глаз, ни сердца, чтоже будет моим путеводителем сейчас? - Ты забыла о самом главном, дитя. У тебя осталась душа, пускай она ведет тебя к твоей цели. - ответил тот. - Ясно. - сказала девочка и зашагала прочь. Ей почему-то вспомнились слова торговца Омара. 'Как потеряешь, так и найдешь' сказала она себе и на ее безглазом лице появилась светлая улыбка. Прийдя к Стражу снова, тело девочки уже покрылось трупными пятнами, так как без сердца жизнь стала уходить из ее тела. - Дитя! - приветствовал ее Бестелесный. - Зачем тебе тело, которое не может существовать без твоего сердца? Ты, конечно, не видишь, но без сердца твое тело умирает. У меня есть твое сердце. Так отдай мне и свое тело, чтобы они были вместе. - Забирай. - равнодушно ответила ему девочка. И получив очередную порцию варенья, ее душа поплыла прочь по узким улицам 'старого города'. Когда душа девочки прибыла к Уже Небестелестному, то она сказала ему. - Душа - единственное, что у меня осталось. Я почти исцелилась, но мне нужна последняя порция. Забирай мою душу в обмен на нее. - Согласен! - крикнул Страж, и совершил сделку. И так, незаметно для них обоих вместо Стража стояла девочка, а оставшееся от девочки превратилось в Бестелесного. Девочка, стоявшая у Здания с Дубовыми Дверями, посмотрела на Бестелесного и спросила его громовым голосом. - Ты что-то хочешь? - Нет. - растерянно ответил он. - У тебя что-то есть для меня? - спросила его снова девочка. - Ничего: - пробормотал тот в ответ. - Тогда уходи! - крикнула девочка, и Страж исчез. Девочка улыбнулась, почувствовав себя намного лучше, и пошла по улицам 'старого города' со своими шариком и деревянной ложкой. Пройдя несколько кварталов, девочка подумала про себя: 'А зачем мне деревянная ложка, если уничтожила все запасы редкого эликсира?' Через секунду она ответила сама себе 'Ничего, придумаю для себя новую болезнь' и рассмеялась демоническим хохотом. Она стукнула ложкой по шарику с такой силой, что он издал 'пыф' и лопнул. И девочка пошла дальше, подметая тротуар своим длинным чешуйчатым хвостом:



  • Дядюшка Ондатр:

    к малому нужно относиться как к великому, а к великому - как к малому)))
    утратив глаза, не утратишь способность узреть истину...

  • UNISAUND:

    Да вы с такой легкостью говорите о глазетомии, что ли...

  • Дядюшка Ондатр:

    ))) Unisaund, а их возможно перепутать?

  • Инес:

    Очень
    !!!!!

  • UNISAUND:

    Не путайте глазные яблоки с обычными. Остальное не так фатально.