Похищение

автор: Александр Шин (поэзия) 07.12.2008
up vote 0 down vote favorite
ПОХИЩЕНИЕ ( МАЛЕНЬКАЯ ПОЭМА ) Осенним вечером, когда с небес со свистом Свалились эти альфацентавристы Или венерцы, или марсиане - Я преспокойно мылся в русской бане, И веником зело себя хлестал. Вдруг - шорохи в предбаннике... Заходят. Вдвоём ко мне, а третий стал в проходе. Я - тазом в них, но таз повис в пространстве. И вот, как был, в намыленном убранстве, Уж я у них на корабле: Кругом мигает. С меня водичка мыльная стекает, А я стою без всяческих надежд, С семьёю не успевши попрощаться. А гуманоиды изволят восхищаться: - Вы представляете! Здесь ходят без одежд! - Весьма оригинальная планета!.. - Я мылся в ба: - Ба-а! Точно, неодетый! - Ещё дикарь: - Но мылся у горелки, И чем-то, вроде нашенской тарелки, В нас мигом соизволил запустить: - Ребя-а-та! Просим женщин пропустить! ( Миры иные многого добились: Все их слова тотчас переводились В моих мозгах, едрить их колотить)! Две юных дамы с тонкими носами - Передо мной: интересуются усами И чёрт те чем: - Скорей всего самец: - Я му: - Мычит и якает, однако! Содрали с дерева? Была большая драка? - Да нет: Хотя пришлось поволноваться: У очага изволил умываться: : Базарят. Щупают. Как скот парнокопытный. И женщины особо любопытны: В комбинезончиках, ума парад-але, А сутью - аккурат как на Земле. Одна из них рукой поворожила, И глаз на меня сразу положила, Не в переносном смысле, а в прямом - На голову: - А мом, - кричит, - а мом! Что значило - я понял - ' он с мозгами! ' Их Главный нервно заходил кругами: Ужели сапиенс?.. Придётся отпустить: - Потом, потом! Сначала - просветить! И тут же глаз по мне - туда, сюда. С меня стекает мыльная вода, А глаз вдруг выдал удивлённый свист, Наткнувшись на обычный банный лист, Прилипший уж не весть к какому месту: - Ого! Ты помнишь, Шеф, планету Весту? Такой же точно представитель флоры: - Так глаз вещал, зависнув без опоры Над засмурыганным берёзовым листом. И Шеф откликнулся, и указал перстом - Уж властности их Шефу не прибавить: - Натуру снять, а копию оставить. Пиши итог: ' Планета сгибшей флоры, Где сапиенсы абсолютно голы. Наш экземпляр скорей всего самец, О чём нам говорит: его строенье. Но, в общем - безобидное явленье, И агрессивен только сгоряча. Цивилизация - халупа да очаг, Да нечто круглое, что с нашим кораблём Имеет приблизительное сходство, А вот используется - этакое скотство! - Сугубо для бросания в гостей'. Пишите дальше: ' Не собрать костей Седьмому Б, забудь он биополе, Но обошлось. Наш экземпляр на волю Был выпущен, в чём расписался здесь:' И в руку мне вложивши свой же перст, Он и помог мне накарябать крест На синей супергербовой бумаге: И вот уж начисто я был лишён отваги. И пролетев сквозь чёрную дыру, На некой площади очнулся поутру: Очнулся в сильной скорби и печали: ' Чтоб вас так сикось-накось изучали - Поверхностно, сумбурно, без сомнений! О, как надменен всё познавший гений! Как он по-барски снисходителен к иным, Кто разумом пожиже рядом с ним!..' Однако стратегическая скорбь Сменилась вскоре думами земными. Увы, в столице помнят и доныне На площадь Великой Перестройки Мужчину голого: Народ спросонья бойкий, И кто-то сразу звякнул в КГБ. Меня - туда, а я - ни мэ, ни бэ. Про КГБ молва идёт в народе Не лестная: Меня не били вроде. А выяснив, что я не террорист, Ещё одели по последней моде. В плаще и в шляпе, в их сопровожденье, В НИИ с табличкой ' Полтергейст и наважденье' Я был доставлен - выложив, как есть, И там сужденье про мужскую честь, Про то, как беспардонен энлэошник, Что пропадём не за помятый трёшник, Коли не примем самых строгих мер: Но из врачей никто не оробел. Расспрашивали тихо, даже нежно, Потягивая кофе безмятежно: Была там, помню, лаборантка Таня. И аспирант - презренное созданье! - Вьюном вокруг профессора, пострел: - Ты, вероятно, в бане угорел? Перекалился?.. С неким дядей Ваней Стаканчик пропустил один-другой: А я ему: - Послушай, дорогой! Коль очень умный, то иди-ка в баню В деревне - чтоб к рассвету быть в Москве. Когда в хлеву голодная свинья, А до райцентра - только колея. А сам райцентр от вашенской столицы Так далеко, что проще удавиться, Чем до неё доехать за три дня, Проводников и поезда кляня: - А чем докажешь? - проблестел очками. А я тактично: - Прикажите даме, Чтоб отвернулась. Покажу места, Где ксерокопия есть с банного листа Всё сделали: Я - приспустил немного... ' Отколупнуть!' - сказал профессор строго. Проколупались восемнадцать дней: И трут, и жгут, а листик лишь ясней Становится: Примочки царской водки - Подобны шлифованью и доводке Для дубликата банного листа: Весь виден до прожилок - красота! Дурашливо не вякал ' тили-тили' - Посовещались - с тем и отпустили. Заехал, денег занял в КГБ. Меня предупредили - мол, с отдачей. Спросили строго про Седьмого Б: Мол, если что:И я махнул до дома, Где лес, река, где всё до слёз знакомо. Зачем пишу? Не в бровь, а в глаз, друзья! Увы, я не газетная статья, Чтоб мне поверили, чтобы меня носили К соседям, где бы дети голосили Ребяческое ' ма-а, не отдавай!', И выходить на улицу боялись: Статье, где НЛО влетел в трамвай Поверят больше, нежели поэту. Вы не про то? Я тоже не про это: Что было с дублем банного листа? Увы, увы - пропал, и неспроста: Ах, так ничто не очищает кожу, Как баня русская!.. За сим и подытожу. Зачем крошить излишние детали? Все мылись в бане, многие летали: Вот только стратегическая скорбь - Нет-нет - и снова западает в душу: Ведь где-то думают, что мы не знаем душа, Ни спутников, ни видеокассет, Ни СПИДа из газет, оперативно: Вот отчего становится противно: Что на одной из приближённых к нам планет О нас есть данные: ' Планета сгибшей флоры, Где сапиенсы абсолютно голы. Наш экземпляр:' И далее по тексту - До 'скотства' и до росписи-креста: Томлюсь. Не нахожу порою места. Как будто совесть не совсем чиста.



  • Mimo:

    винегрет))

  • Инес:

    :)))

    Все-таки Alkash во многом прав :) Начинается все с рюмок, заканчивается тарелками :)
    А мне понравилось.

  • Силуэт:

    Судя по убогому сюжету - это была белка. Закусывать нужно, любезный...

  • UNISAUND:

    Напишите о любви. С этого начинают и этим заканчивают все известные поэты.