Жизненный опыт.

автор: Алекс Монк (иное) 04.11.2017
up vote 0 down vote favorite

  Есть такая деревня – Горькая Балка. ГБ на местном жаргоне. Там я и родился в 1961 году. Умер – 1979 году. От неразделенной любви. Мне изменила моя первая девушка. Собственно,  она не знала, что является  моей девчонкой, так как в свою очередь  я  не сказал о своей к ней любви (постеснялся).  Это была  первая и последняя девушка в моей жизни. Будучи мертвым,  я благополучно пройдя  медкомиссию  ушел в армию. В СССР  смерть призывника не являлась уважительной причиной для откоса. К крайнем случае, если призывник  был уж совершенно «разложившимся» типом, его  брали в стройбат,  где он строил космодром  Байконур и наблюдал  за запусками «союзов». Уж не знаю как, но в армии меня оживили в первый же вечер. Служил я уже живым, а первые полгода  был не просто бойцом,  но также суперменом, спайдерменом и телепортом.  В принципе,  я сейчас разболтал вам военную тайну.
  После армии я уволился и поехал   в Надым в составе строй отряда «Ровесник».  Чьим он был ровесником не уточнялось. Командир строй отряда, преподаватель Лобанов напился еще в самолете и руководил нами мертвым до отлета по окончании работ. Даже по моему не меняя носков. Комиссар нашего отряда пил много и не пьянел, он закрывал наряды за выполненную работу, делая нам зарплату. Кличку его -  «Боцман» - тогда знал весь север. Иногда нам казалось, что всем строительством, сплавом по реке Надым и прокладкой трубопровода Уренгой – Помары – Ужгород, руководил тоже Боцман. Потому как все с кем он пил, были руководители и они «умирали» после попоек,  которые он закатывал в их честь. Деньги на это он брал из нарядов, подмигивая нам трезвым глазом, «топя» в болотной тундре еще одну якобы «насыпанную» дорогу. Сколько их утонуло, посчитать не мог никто. Так как руководители не оживали уже до самого нашего отъезда, все вопросы естественно были к Боцману. Стропальщики, плетевозы, строители и портовики, все  просили боцмана  задать лежащим по балкАм руководителям извечный русский вопрос: « Что делать?»  Так что по утрам боцман уже  раздавал наряды, а в конце месяца подписывал их,  по моему то же сам. Север осваивался ударными темпами, трубопровод Уренгой – Помары – Ужгород, как вы знаете, был построен в срок. Мы же, собственно, - стройотряд «Ровесник», были оформлены в порт грузчиками и не работали ни дня! Это было для Боцмана делом чести. Он грозился уволить любого из нас, кого найдет трезвым и работающим. И как близкие Боцману люди, на «работе» мы пили сухое, а по выходным  коньяк под песни великого итальянца - Пуппо.. мамадо шоколадо….
  Опыт жизни.



чтобы оставить отзыв войдите на сайт