Love (дневник)

(проза) Алекс Монк
09.10.2017

О любви не писал наверное только мой собакен  Шарик. И не  только по причине безграмотности и вопиющей лени.  Просто всегда, когда есть жрачка три раза в день, крытая железом будка со старым, красным пальто внутри, то о какой такой любви писать? Не все столбы еще обоссаны, вот сверхзадача..
 Все же вернемся к моим рассуждениям и, якобы, опыту. Я просто обязан плюнуть в сторону любви, ибо грешен. Грешен и ношу печать греха сего с  некой даже глумливой гордостью ( что еще более  отдаляет меня от Царствия Небесного). О, любовь, проклятия печать (глумление), какие только страдания ты еще способна приносить и пока, слава Всевышнему, приносишь!  Снятие кожи живьем с моего тельца  - благо в сравнении с коротким словом  женщины  всей жизни  « Нет!»  Срезание век раскаленным ножом ничто. И так хер моргнешь,  глядя вслед уходящей навсегда любимой. Она не обернется, потому как знает, так надо (и потому что, сучка, гордая). Жестокость второе имя женщины. Но оно и верно, ведь если женщина не обернется, ты остаешься мужчиной. А обернется?  Завизжишь в надежде, катаясь у нее в ногах, пытаясь снизу заглянуть в ее глаза и умоляя остаться. Обернись она и ты падешь навсегда. Любовь она такая. Я например всегда готов крикнуть ей вслед «Эй, детка, вернись и помучай меня еще, попляши на мне. Пытай меня ревностью и холодом, презрительно криви губы, порывисто вставай, что бы уйти, делай это еще и еще, заглядывай мне в глаза с усмешкой  видя блеск влаги, не отвечай мне, где была и ври, ври,  ври… Только останься. Проживу я, конечно, недолго после этого.  Но-о-о… Без тебя вообще писдес.»  Но ты не оборачиваешься, я громко говорю слово «тварь» и прыгаю в машину. Но не занавес. Всю жизнь потом я помню ее прекрасную рожу, как жирный америкашка – номер своей карточки социального страхования.
Однажды молодая, красивая, любимая мной девчонка  сказала мне: « а давай- ка, переезжай ко мне, мы как - нибудь проживем твою жизнь в любви, я тоже без тебя чо - та не могу.. Проживем «твою»  жизнь …. (Ей было 27 лет, мне 54 года.  Золотая  блять  середина.)»  Часто вспоминая об этом,  я думаю, что  было бы, если б я тогда согласился? Причем вариант счастливого конца мной не рассматривался ни разу. Что бы было? Сколько лет, дней мы прожили  «моей жизни»? Может, умерли бы  в один день? Молча катаясь по полу и душа друг друга? Или родили  сына, а черный костюмчик с беленькой рубашечкой,  купленный  мною ему на первое сентября в школу, он надел бы на мои похороны? Та еще история, но это не все. Тогда она после своего предложения и ответного моего мямлянья в сочетании с пожиманием узкими плечиками, пошла и в течении двух недель (перекрасившись в блондинку, легко  сбросив 9 кг) отбила бывшего мужа (и отца своего ребенка) у его второй жены, которая только что родила ему дитя  (наивный идиот успел женится и задумал построить жизнь заново). Кретин даже не понял как, но уже жил с первой женой, хотя в свое время хотел ее убить за то, что она как то выпив, из ревности, с помощью топора  сделала кабриолет из его седана… Уф-ф-ф-ф.. Короче, она решила, что его жизнь срослась неправильно и ее надо сломать заново. Вы чо- нибудь поняли?  Я - да. 
  Думаете они ненормальные? Нет. Они ведь просто инопланетяне для атеистов, для верующих – кусок собственного ребра.
  Все же любовь не такая, я знаю. Это морока и внутреннее кровотечение , в результате которого ты не умираешь, а наоборот пишешь гениально  глупые стихи,  макая палец в кровь капающей из твоей души, которые почему -то нравятся ей. Когда вы целуетесь, сталкиваясь зубами и ваши сердца начинают бешено биться в одном ритме, то запах друг друга сводит вас с ума.  Вы знаете, что когда вы вдыхаете выдох любимой, то забираете ее душу? А выдыхая  отдаете свою? Меняясь так по многу раз, вы даете жизнь третьей душе. Только так рождается новая жизнь. А со спермой  к Дарвину . И теперь у меня, человека с  таким чудовищным опытом, возникает вопрос, в какой момент вы становитесь настолько невыносимыми и злыми, что ненависть заполняя те пустоты что остались от недавней любви, отравляют вас самих? Смертельный яд вы пьете на двоих, но остаетесь живы. Вы опять не умираете. Хотя душа ваша вновь истекает кровью. А любовь умирает в агонии, которая может длится всю вашу никчемную жизнь. Удивительно и другое, похоронив  иногда любовь под слоем жира, лениво поругиваясь, вы оба знаете, что нет запаха для вас роднее, чем запах друг друга. Так лучше? Сука, мы звери.
  Поэтому я сволочь и гад. Негодяй и предатель. Я ухожу, что бы любить или прекратить реанимацию, отключив  аппарат  искусственной вентиляции любви.  Иногда я покидаю ту, которую люблю больше жизни, что бы  сохранить любовь, потеряв любимую навсегда. Правда, я дурак?
  И в заключение хочу сказать, больше всех страдают дети. Наши дети, рожденные в любви. Вы думаете они могут разорваться? Мы сами растим чудовищ. Нам они никогда этого не простят. Увы, ваш ребенок никогда не будет счастлив более. Потому  что у его первого и самого  драгоценного  счастья  был печальный конец. Сказка сломалась и злая ведьма победила, а рыцарь на благородном скакуне, оказался вовсе не рыцарем, а конокрадом уехавшим с кусочком его сердца. И - здравствуй паранойя. Теперь у людей нет счастья только из страха его обрести. Ведь счастье кончится и жизнь станет серо-тоскливой, благо опыт есть. Так что не рожайте детей, а если родили, отдайте за него свои жалкие жизни. Выбор всегда за вами.

Отзывы

онлайн:

обратная связь




Путеводка. Записки Путешественника.